Category: цветы

Category was added automatically. Read all entries about "цветы".

Остап Сливинский

Сиринга

Научилась держать равновесие на освещённой
лодочке барной стойки, мойки, каморки со швабрами,
приграничной заправки,
в неоне красном, как гербера, и фиолетовом, ничейном,
в белом, как бумага, свете ночной операционной,
в свете прожектора, когда бежала вдоль железной сетки,
не зная точно, куда, но чуя, что возвращается.
Осмелилась попросить о плате и документах.
Осмелилась выдернуть руку
и знала, как ударить, чтобы выиграть несколько лишних секунд.
Пока он бежал за ней, топоча копытами, тяжко,
словно совокупляясь с каждой пядью воздуха,
пригнетённый такой похотью, какой бы не выдержал бык,
она твердила себе заговор: мой стон только для себя,
мой плач только для себя, моя песня только для себя,
мой танец, как павы танцуют, в сумерках, моё тело без
дырочки, маленькое, мой полёт по-над морем предзакатным
в свете красном, как гербера, в свете фиолетовом, ничейном.

Перевод с украинского — — — — — — — — — Оригинал этого поста размещён в авторском блоге https://dkuzmin.dreamwidth.org/ Комментирование постов автора происходит там.

Камилла Данджи

«МНЕ БУДЕТ БОЛЬНЕЕ»

Не заставляй меня посылать тебя за лозиной,
говаривала моя бабушка. Но только годы спустя
я решилась спросить, почему её гнев находил
себе выход именно в слове «лозина», когда от меня
нужно было чего-то добиться. И до сих пор
при виде тонких ветвей — как у сирени, у ивы,
у форзиции, пока та не вспыхнула ярко-жёлтым, —
я думаю: вот превосходные прутья для порки.
Америка, нет в тебе места, где я бы могла пройти
без лёгкого страха. Я рассказывала тебе, как однажды,
в семь лет, я ехала в «Вольво», на заднем сиденье,
пристёгнутая, когда это ещё не было обязательно?
Мои родители, несмотря ни на что, пытались
сделать нашу жизнь безопасной. Забавно. Я помню
коричневые холмы, стекающие в долину. Этого
нежного коричневого радушия я искала везде,
но находила лишь там — и, знаешь, в бабушкиной
коже. Да, я сейчас сравнила моей бабушки тело
с холмами моего детства, Америка. Я любила их и её,
и училась у неё и у них тому, чему должна была научиться.
Ты свидетель, Америка, как эти прекрасные склоны
могут мгновенно вспыхнуть. И с бабушкой было так же.
Но она мне была и защитой. Там растили клубнику,
в долине, укрывали её парусиной от холодных ветров.
Америка, ты отлично заботишься о том, что ценишь.
Серебристо-серое полотно превращало поле клубники
в пруд, на котором я бы могла покататься
на коньках. И пока полицейский допрашивал моего отца,
я пыталась сосредоточиться на виде в заднем окне.
Америка, ты замечала, как здорово ты развиваешь
людям воображение? Это же Южная Калифорния, здесь
я жила всю жизнь и сроду не видела замерзающего пруда.
Ну и вот, плюс двадцать тепла, и я представляю,
как выписываю восьмёрки коньками по клубничному полю.
Конечно, мой отец подходил под словесный портрет.
Воображение что угодно обернёт в то, что нужно.
Америка, раз уж ты видела, как огонь охватывает холмы,
то видела и реку, схваченную льдом, — и снаружи она
хранит ледяное спокойствие, но ты-то знаешь, там, в глубине,
бьётся и бьётся вода, черна, словно мой отец, пытаясь
двинуться дальше. Он сказал: мы едем домой.
Моя жена, мои дочери, мы как раз направлялись
домой. Я знаю, ты хочешь знать, что случилось дальше,
Америка. Добрался ли мой отец невредимым до дома?
Тут за окном соцветья сирени, скоропалительные
решения, по весне снова принятые кустами. Сколько
лет я уже не в Южной живу Калифорнии. Здешний
пруд погубил одну знакомую девочку. Год за годом,
когда лёд подтаивает и всё зацветает, моя дочь
вспоминала о ней, с дошкольных времён. И вот
не то чтобы наконец позабыла. Скорее, похоже,
она никогда и не знала её иначе, как ту,
которая утонула. А моя бабушка не знала ответа.
Просто лозину поминала ещё её мать, а до неё —
её бабушка. Более чем полувеком раньше
она покинула те края, но южная почва по-прежнему
то и дело пускала ростки в её языке. Америка,
что я тебе скажу, ничего не могу понять у себя
в голове. Ведь даже когда она мне грозила,
что сейчас прибьёт, мне нравилось воображать
свист, с которым тот прут полетел бы ко мне
сквозь плотный воздух. Она всегда говорила,
это мне больней, чем тебе. Я тогда не могла взять в толк,
а теперь как будто могу. Америка, иди за лозиной.

2020
Перевод с английского — — — — — — — — — Оригинал этого поста размещён в авторском блоге https://dkuzmin.dreamwidth.org/ Комментирование постов автора происходит там.

Ровена Хилл

ПРОТИВОРЕЧА СЕБЕ

Моя тема — пространства, пробелы
которые так трудно выделить
и заключить в предложения
когда на всех моих языках
слова уползают и разбегаются
выталкивают друг друга вперёд
в произвольном порядке
сбиваются в словарь
где никакой точный смысл
в точности не подходит

Пробелы я и читаю
но разве могу воссоздать
комнату или небо
и как могут они расширяться
сжиматься сбрасывать крыши
перестраивать стены
в пространстве внутри меня
закреплять границы жизни
ощущений и жестов
пока она жаждет быть узнанной
пока она длится мгновенье

На каллах и геранях
стоит горько-сладкая сфера
над садом старой крестьянки;
голый косогор обращают в куб
одряблые фаллические корни
скандируя его нараспев

Потому что все обитатели
минеральные растительные плотяные
моего воображения
заклинают свои пространства

Перевод с испанского

— — — — — — — — —

Оригинал этого поста размещён в авторском блоге https://dkuzmin.dreamwidth.org/ Комментирование постов автора происходит там.

Новый Пётр Смирнов явился,

или Иногда всё-таки в журнальном самотёке приходит такое, ради чего возникает соблазн завести отдельную рубрику.

Петру Эфрос

ДЕВКА ХОЧЕТ ДРУЖИТЬ

1

Кому дружить, кому расстаться,
кому и где не затеряться,
кому наплакаться в платочек,
если все сорваны цветочки?

2

Не тяни за моей речи,
не отдамся за словечки,
не за мысли, не за дух,
не за то, что значит труп.

— — — — — — — — —

Оригинал этого поста размещён в авторском блоге https://dkuzmin.dreamwidth.org/ Комментирование постов автора происходит там.

Эйнарс Пелшс

* * *

в январе спокойно чистят снег, в феврале в тюремной камере ковыряют в носу
в марте бьются на кулаках с роем нельсоном, в апреле увеличивают на 28% количество краж
в мае по вторникам высаживают рододендроны, пока весна расправляет крылья, чаще поправляя член
в июне усиленно заботятся о летних цветах в горшках, 24 июля взвешивают галапагосских черепах
23 августа выступают в ряду других бисексуальных звёзд, в сентябре веруют (ну если уж всё-таки так)

в октябре ждут, пока девушка подаст стартовый сигнал, 17 ноября отрабатывают за двадцать второе число
в декабре одерживают 4 победы, консультируют в качестве проектировщицы, выявляют 7857 безбилетников
как снежинки при перемене температуры движутся в туче то вверх, то вниз, то вдоль
порой подтаивают, опять замерзают, составляют кристаллы самого изящного рода
и с блеском в глазах делают своё — привлекают кого-нибудь новенького и падают с небосвода

Перевод с латышского

— — — — — — — — —

Оригинал этого поста размещён в авторском блоге https://dkuzmin.dreamwidth.org/ Комментирование постов автора происходит там.

Нина Поулз

Если бы Кэтрин Мэнсфилд была моей лучшей подругой

                        Она выходила из подземелья только чтобы полюбоваться на
            луну или на море или на грозу, и лишь в эти минуты была сама собой.

                        Кэтрин Мэнсфилд, «Дочери покойного полковника» (пер. Кс. Богдановой)


1.

Она бы учила меня наводить стрелки на глазах
в машине на ходу.
Она бы писала длинные страстные письма своей школьной пассии,
а потом, зажмурившись, просила меня нажать ‘send’
быстро, пока она не передумала.

Она давала бы мне поносить свои винтажные плащи,
яркие шёлковые шарфики, огромные солнечные очки
и носки с Фридой Кало.

В самый разгар моего расставания с N
она бы приехала, когда я уже не могла спать,
мы сидели бы на полу, объедаясь русской помадкой,
и смотрели документальное кино про серийных убийц.

2.

однажды нам удалось бы скопить денег
и мы бы поехали смотреть цветение сакуры, как она всегда хотела
и при свете луны пить чай из цветков хризантемы
а ещё мы взбирались бы на горы, точь-в-точь
похожие на горы со старинных китайских картин
и сидели бы там на краю уступа
поедали манго из рук
болтая ногами прямо в облаках

3.

мы разъехались бы в разные города / потом в разные страны / поначалу мы бы писали друг другу / потом перестали бы / но иногда мне приходил бы мэйл с неизвестного адреса / (тема: ЦВЕТЫ МАГНОЛИИ) / или мы бы пересекались вдруг / у реки в Шанхае / при переходе улицы в Нью-Йорке / и провели бы весь день, внезапно вспыхнувший солнцем / бегая из одной арт-галереи в другую / наблюдая за собаками на собачьей площадке / фотографируя друг у друга / тени

годы всё валились бы в кучу / разыскать её становилось бы всё трудней / но я бы всегда помнила как однажды в новогоднюю ночь / когда мы были так молоды / она решила улизнуть со своей же вечеринки / и вместо этого жечь бенгальские огни / и плавать голой в холодном море / белое золото фейерверков / било молниями / в небо над гаванью / и отсветы расцветали в её глазах


Перевод с английского
Оригинал

— — — — — — — — —

Оригинал этого поста размещён в авторском блоге https://dkuzmin.dreamwidth.org/ Комментирование постов автора происходит там.

Дональд Ревелл

Юбилей многих городов

Тьма раздвинула воздух там, где он гол,
мак и драмодела, цветок и бомбу.
Слишком много невинности уцелело.
Кое-какими остатками – сумраком без конца
в убывающих партерах – отравлен
спирт сиротства. Любая стена
была из надшахтной времянки,
любой завиток дыма – женщиной,
непристойно заснятой мужчинами из родни.

Я живу в кредит.
Я люблю мужчину, и он из мяса состоит.
Я люблю женщину, она из рыжих волос,
завиток дыма, что любит меня всерьез.
По всей Европе реставрация и ремонт
звук обращают в сущее ничто:
то ли взрыв, то ли жалобный стон.

Кто б ни чеканил монету тотальной войны –
он низводит всё прочее до грошовой подделки.
Хоть в дурдоме упрячь ее, хоть в постели,
это все та же война. Получать и платить –
война. И раз уж речь о бессмертии
не идёт – значит, довлеют дню
воинские потери.
А что не умрёт – то достойно жить.


Перевод с английского