Category: фотография

Category was added automatically. Read all entries about "фотография".

Новости фотогалереи

800-м современным русским литератором, изображение которого включено в нашу маленькую скромную базу данных по изображениям современных русских литераторов, стал Станислав Снытко. Между тем напоминаю счастливым обладателям фотографических коллекций соответствующего рода, — как тем, кто держит их под спудом у себя дома, так и собирающим оные в соцсетях, где моль и ржа истребляют, — что галерея открыта к пополнению доброхотными даяниями всех желающих.

Гламурно-брутальное

О юбилейном вечере 12 декабря вывешен формальный отчёт, а в соцсетях к тому же размещён формальный фотоотчёт. Неформальным образом хочется добавить к этому общий план Малого зала Российской государственной библиотеки для молодёжи до появления в нём почтеннейшей публики.




И, чтоб два раза не вставать, — моя личная фотогалерея пополнилась на днях очередным снимком работы Полины Андрукович, чья манера обращения с изображением в кадре не уступает в своеобразии её же манере обращения со словом в тексте. Изображены, стало быть, мы с Данилой Давыдовым на московской презентации новейшей Антологии уральской поэзии. К сожалению, особо отмеченные отчитавшейся об этом мероприятии газетой «Литературная Россия» «массивные гламурно-брутальные сапоги» «скандально известного поэта, литературоведа и общественного деятеля Дмитрия Кузьмина» в кадр не вошли — но и того, что вошло, за глаза достаточно.

Двадцать лет спустя

Тут меня в комментах к прошлому посту устыдили Александр Корамыслов koramyslov и Максим Горелик nobrow насчёт того, что 20-летие Первого Всесоюзного фестиваля молодой поэзии, случившееся несколько дней назад, никак не было мною отмечено. Как и со всякими цифрами, с датами у меня отношения сложные. Но, как минимум, я полез в архив с фотографиями. Фотографии есть, но ужасного качества — и я напрочь не помню, кто снимал. Сфотографированы далеко не все из более чем полусотни выступавших, а из тех, кто сфотографирован, половина давно канула в Лету. Тем не менее, 11 фотографий вывешены в галерею «Лица русской литературы». Помимо некоторого количества юных и трогательных лиц, любопытны и кое-какие детали. Например, на фотографии со мной видно, что я вёл фестивальные чтения со значком на груди, на котором изображён розовый треугольник — международный символ гей-движения (вряд ли, впрочем, в 1991 году в зале был хоть один человек, который об этом знал). Рядом с Александром Ароновым в зале сидят моя мама и мой ныне покойный отчим. И, конечно, прекрасен кадр, на котором 15-летняя Полина Барскова pbarskova диктует свой адрес для дальнейшей переписки 16-летнему Дмитрию Соколову smitrich (коего нынче можно поздравить с вхождением в состав Общественной палаты РФ, и отнюдь не в качестве поэта).

За день до открытия Лондонской книжной ярмарки

В лондонском Холидей-Инне берут пять фунтов в час за wi-fi, и связь никуда не годится. Зато в лобби бродят и беседуют между собой известные русские литераторы в разных неожиданных комбинациях (типа Шишкин + Елизаров или Веллер + Шаров), но освещение хуже, чем в Билингве - снимать невозможно. С горя обсуждаю с милой девушкой из Британского совета давнюю идею об открытии на сайте Лица русской литературы раздела ню (девушка предлагает сделать его закрытым, по подписке). Затем подходит Майя Пешкова и просит посмотреть, нет ли на её фотоаппарате такого же режима съёмки при электрическом освещении, как у меня. Чувствую себя фотографом-любителем ©.

Вечером приём в российском посольстве, с объявленным вечерним дресс-кодом. Проверим, удовлетворит ли этому определению мой gothic style.

(no subject)

Кроме того, из Лондона интересуются, сколько денег я хочу за то, чтобы снятая мною фотография Натальи Горбаневской проецировалась на театральный занавес во время выхода актёров на поклоны по окончании спектакля Тома Стоппарда и Андре Превина в Национальном театре. Меня, в принципе, настолько впечатляет сам факт, что можно и даром, — но для порядку ведь надо взять с них, скажем, 30 фунтов?

13.12.06, Улица ОГИ — Байтовские чтения

В далеком 1999 году Игорь Сид в своем Крымском клубе провел серию акций, в ходе которых о живом и присутствующем авторе произносились речи, зачитывались мемуары и посвященные ему тексты и т.п. Были сперва чтения в честь Рубинштейна, потом в честь Всеволода Некрасова, потом в честь Пригова, Аксёнова и еще кого-то. Теперь, похоже, последует второй транш этой серии: раут в честь Николая Байтова стал лишь первой ласточкой, далее обещаны чествования Германа Лукомникова и, похоже, вашего покорного слуги. В ходе Байтовских чтений свои тексты, посвященные Байтову или как-то с ним связанные, читали Света Литвак, Игорь Лёвшин, Владимир Герцик, Владимир Строчков, мемуарная часть была представлена Лукомниковым и Иваном Ахметьевым, и т.д. Но наибольший эффект произвёл, собственно говоря, сам Байтов — причём не стихами своими (способными на очень разное — например, на едва ли не самую виртуозную в новейшей русской поэзии аллитерацию) и не прозой (исключительной по интеллектуальной насыщенности и плотности стиля — см., напр., классический текст "Леночка"), а радикальной сменой имиджа — ну, то есть, настолько, что вот в этом человеке, похожем на постаревшего Гари Олдмена из "Пятого элемента", большинство присутствующих сперва попросту не опознали вот этого почтенного русского писателя.

Нашлась афиша вечера "Вавилона" в 1990 году :)



Место выступления не указано, но я его помню: тогда это называлось Московский технический лицей (у станции метро "Южная"). Не помню, как мы туда попали.
В списке участников Георгий Владимиров соответствует нынешнему Станиславу Львовскому, а Евгений Панченко — нынешнему Максиму Горелику. Неудоборазбираемы из-за выгорания фломастера имена Артем Куфтин, Слава Гаврилов и Евгений Белжеларский (едва различимая дуга в самом низу).

Афиша писана аккуратным почерком моей мамы. Диакритические знаки в произвольных местах пририсованы Артемом Куфтиным в виде шалости (после вечера, разумеется).

Поискал еще — и нашел фотографию с того вечера.



Это я открываю чтения. В первом ряду сидят Владимиров/Львовский, Панченко/Горелик и Гаврилов, во втором — Бражников, Мананников и Саша Никифоров (здесь как слушатель; вообще от него осталось несколько не лишенных изящества миниатюр, опубликованных мною много лет спустя в альманахе "Тритон"), в третьем — прозаик Ивар Ледус. Кто фотографировал — не помню.