Category: ссср

Category was added automatically. Read all entries about "ссср".

Арабов-райкомовец

Юрий Арабов, написавший сценарий о последних годах жизни Чайковского исходя из убеждения о том, что Чайковский ни в коем случае не был гомосексуалистом, а гомосексуальная тема вообще лежит за пределами искусства (надо полагать, вместе с всем наследием, к примеру, Джармена или Араки), до боли напоминает историю о том, как в советские времена в Московской консерватории поймали каких-то двух молодых людей, занимавшихся любовью прямо в аудитории, и созвали по случаю скандала открытое партийное собрание, которое открыл представитель райкома КПСС - словами: "Какой позор, что в этих стенах, которые ещё помнят Петра Ильича..." Легенда гласит, что продолжить собрание собравшиеся не смогли: полегли от хохота. И вот в очередной раз настала новая эпоха: публика судорожно ищет представителя райкома КПСС в себе. Некоторые успешно находят, их пускают в газету "Известия". А что порядочным людям смешно - ну кого это волнует.

День статистика и статика

Был такой рассказ у фантаста Блиша — «День статистика», про небеспричинный мор на представителей определенной профессии (из публикации по ссылке видно, что напечатать его в СССР, стране планового хозяйства, не решались 8 лет, но речь не о том). А вот что пишет некая молодая поэтесса:

В моих углах все просто без зазубринки.
Здесь безраздельно правит математика.
И все мои вчерашние изюминки
Лениво жрут статистика и статика.

Оказывается, объявлен шорт-лист Русской премии (для писателей из бывшего СССР)

О прозаиках я мало что могу сказать, а в поэтической номинации — стараниями, как я понимаю, Олега Дарка — всё очень неплохо: Шамшад Абдуллаев, Анастасия Афанасьева sgt_pepper, Дмитрий Лазуткин, Сергей Морейно и Сергей Тимофеев (и еще белорусский верлибрист Тимур Каляев, что тоже не позор, хотя и рангом пониже). Правда, при имеющемся составе жюри не совсем ясно, на что можно рассчитывать, но здесь, кажется, реализован тот принцип, который из года в год так и не дается составителям "дебютовского" длинного списка, — "не оставить им ни единого шанса": знатный писатель Шульпяков может хоть удавиться от злости, но кто бы из претендентов ни был избран — в любом случае это будет литература, а не симуляция.

Западло

Я редко читаю "Книжное обозрение" и не питаю никаких особенных иллюзий на его счет: многое в этом издании зависит от внешних по отношению к работающим там людям сил и обстоятельств. Но есть и определенные рамки приличия, мне кажется, — как минимум, в ситуациях, которые мало что значат.

Поэтому когда я обнаруживаю, что некая Елена Местергази на страницах последнего номера "КО" рецензирует книгу филолога П.А. Николаева под названием "Культура как фактор национальной безопасности" — я удивлен: довольно самоочевидно, что книга с таким названием годится только на подтирку. Тем более если она написана старой партийной псевдонаучной сволочью, с пеной у рта визжавшей на лекциях филфака МГУ в 1985 году: "Набоков никогда не будет напечатан в Советском Союзе, потому что он был прислужником фашистов!" Местергази эта, судя по лексике и строению фразы, была из верных и любимых учениц товарища Николаева: первые слова в рецензии — "Тревогой за культуру проникнута книга известного литературоведа и организатора науки...", последние — "... культуры, питаемой тысячелетними родниками мысли, чувства и духа". В середине цитаты из этого самого Николаева, неотличимые по стилю. Включая, естественно, и классический пассаж, многажды повторяемый член-корром АН СССР на лекциях по теории литературы: насчет того, что родился он в глухой мордовской деревне, был подпаском, и только литература сделала его тем, кем сделала, позволила увидать мир и т.д. и т.п. Не литература это была, на самом деле, а советская власть, ставившая подпасков командовать культурой. Они и командовали — в направлении ее истребления.

Николаев тебе, дорогой Саша Гаврилов agavr, ни с какой стороны не начальник. Скажи, тебе такую гнусность допускать на страницы вверенного тебе издания — случаем, не западло?