Category: спорт

Category was added automatically. Read all entries about "спорт".

Адам Видеман

Из «Заразительных сонетов»

Как
люди
культуры
и искусства

остаёмся
на высоте
задачи
и отказываемся

работать.
Пусть вирус
распространяется

в офисах,
на стадионах
и в мозжечках.

Перевод с польского

— — — — — — — — —

Оригинал этого поста размещён в авторском блоге https://dkuzmin.dreamwidth.org/ Комментирование постов автора происходит там.

Фрэнк О’Хара

Позвони мне

Нетерпеливая записка на двери: «Звони,
как только зайдёшь!» — я тут же бросил
горсть мандаринов в сумку с зубной щёткой,
расправил плечи, широко раскрыл глаза и

на выход двинул. Между тем стояла осень,
когда я завернул за угол, из меня
и резонёр не очень, и романтик, но
листья были ярче на дорожках, чем трава!

Чудно́, подумал я, и свет в такую поздноту,
и дверь не заперта, такой-то чемпион по
хай-алаю — и не спит ночами? Стыд
и срам! Так страстно ждать гостей! И он

в прихожей ждал, ничком и в луже крови,
подтёкшей на порог. Я оценил. Немного
хозяев так эффектно встретит гостя,
случайно позванного пару месяцев назад.

1950


Перевод с английского
оригинал

Коллеги. Метель

Профессор Эмерсон, сухощавая и прямая,
Как курсистка, бестужевка, народоволка и эсерка,
Отступает на шаг, разглядывая мои штаны:
Что же, если застегнуть эти молнии, можно ли
Будет в этом ездить на горных лыжах?
Профессор Чансес с осторожной грацией пожилой лани
Воздевает руки к нервюрам коридора:
Ещё один такой снегопад – и на горных лыжах
Можно будет ездить прямо с нашей крыши.
Из кабинета выпрыгивает профессор Хасти,
Крепенькая, как грибок, натягивая невероятный
Алый плащ-палатку в экспрессионистском духе:
Вечерний марш-бросок домой будет нелёгким.
Погода с утра лютует: вековые деревья роняют сучья,
Вокруг припаркованных велосипедов намело сугробы,
И даже секретарша кафедры Кэтлин не пришла на работу.

Остап Сливинский

* * *

Думал, можно любовь одну
послать на ту сторону, и чтобы молчком, будто хлеб
с запечённым в него ключом?

Так не бывает, большое тело! Пока молчишь, ты — мешок,
полный нездешней одежды. Тряпичные губы впору микрофону,
найденному в песке, поэтому говори. А свет, прежде ничей,
будет быстро записывать.

Люблю тебя, тетива, лиана, люблю, сонная затока, —
каждое слово, словно сердечная мышца, ежесекундно
закрывает выход в бездну.

Я отворяю окно, и вваливается тишина.
Дети на стадионе внизу будто умыты медленным бегом —
последний урок последнего дня недели,
а потом — дорога домой и огромный остаток жизни.


Перевод с украинского

О выходящих с коньками на лыжню

А между тем «Литературная газета», оказывается, взялась за дело всерьёз: в новом номере целая статья посвящена последнему альманаху верлибра «Солнце без объяснений». Недоумение по поводу того, «зачем написано огромное количество сумбурных, необязательных, беспризорных строк», иллюстрируется пространными цитатами из Андрея Черкасова deadm, Дениса Ларионова privet_orujie и Татьяны Зимы strazir. А между тем, замечает критик, «ведь почти все поэты Серебряного века писали верлибры, и довольно изящные», и к тому же нельзя забывать, что «в стихотворении невозможно обойтись без обаяния, волшебства». Ещё цитируется моя старая статья, причём из последующей реплики ясно, что коллега Ермакова не уяснила себе, что же, собственно, в цитируемой фразе говорится. Но это ладно, а вот за поэтессу Филиппову мне решительно хочется заступиться. Было у неё: «Тонким лезвием лыж надрезана корка судьбы» — и рецензентка ёрничает: «Автор явно спутал лыжи с коньками». Так вот: всякий, кто хоть изредка стоял на том и на другом, обязан понимать, что лёд под коньками никак невозможно уподобить корке, а вот верховой схватившийся слой наста лыжи, особенно тонкие беговые, ещё как надрезают.

Опечатка

Оказывается, в стихотворении Виталия Лехциера, напечатанном в третьем номере «Воздуха» за 2006 год, в строчках:

Сыграем в Тетрис, теннис отдохнёт,
кругом эпоха минеральной ванны,
меня лишь карачаевец поймёт.


— вместо ошибочного «Тетрис» должно было стоять «Тетис» (первобытный океан). В сетевой версии исправлено, владельцев бумажных экземпляров прошу внести поправку.

НУ НЕВОЗМОЖНО ЖЕ ОСТАНОВИТЬСЯ!

Слава тирану, учившему нас
думать, вздыхать, бороться!
Люди, не лезьте на тот Парнас,
на который взобрался Бродский.

Пишет 24-летний придурок из Луганска.
Хоть бы они, что ли, в футбол играли вместо этого...
Или это я потому так думаю, что я не футболист?