Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Жан Жозеф Рабеаривелу (1901–1937)

Три птаха

Птах железный, птах стальной,
попытавшись прорвать облака рассвета
и наклеваться звёзд
по ту сторону дня,
падает словно бы нехотя
в искусственный грот.

Птах из плоти, птах из перьев,
прорубая сквозь ветер туннель до луны,
которую углядел во сне
за ветвями,
опускается, когда опустился вечер,
в лабиринт листвы.

А тот, что бестелесен, тот
зачарует сторожа черепной коробки
лепетом своей песни,
потом распахнёт звонкие крылья
и отправится усмирять простор,
а вернётся однажды уже бессмертным.

Перевод с французского

Для сравнения — перевод Сергея Шервинского (сборник «Голоса африканских поэтов», 1968):

Три птицы

Железная птица, стальная птица,
поклевать пожелавшая зёрнышки звёзд
по ту сторону дня,
опускается как бы нехотя
в искусственный грот.

Птица из плоти, птица из перьев,
туннелем пронзающая толщу ветров,
стремясь до луны досягнуть,
приснившейся в чаще ветвей,
упадает с падением вечера
в густолиственный лабиринт.

Третья птица, бесплотная птица,
охмуряет сторожа мысли
песней невнятной,
потом раскрывает звенящие крылья
и, мир мирам принеся,
возвращается вновь — бессмертной. — — — — — — — — — Оригинал этого поста размещён в авторском блоге https://dkuzmin.dreamwidth.org/ Комментирование постов автора происходит там.

Эйлин Майлз

ЧШ-Ш-Ш

Не думаю
что у меня есть время чтобы не засесть прямо сейчас
за новые стихи про тяжеловекую
дутую белую розу в моих руках
Думаю о снеге
Бостон зимней ночью, пьяная официантка
запнувшись об автобус, летящий кубарем
по Сомервиллу, до конечной
где я родилась, какой-то старикан
меня расталкивает. Годится мне в отцы.
Тебя подбросить? Подожди, говорит.
Какой тяжёлый у меня в руках цветок.
Везёт меня до дома в старом голубом
додже, рядом на сиденье термос,
пачка сигарет у лобового
так тихо, словно Бостон тих
Бостон в снегу. В Нью-Йорке
бренчат тарелки на Сент-Маркс Плейс. Мне
стоит позвонить тебе?
А можно я сейчас пойду домой
и за работу с этим недоставленным
сообщением на кончиках пальцев.
Лето.
Я люблю тебя.
Я вся в снегу.


Перевод с английского

— — — — — — — — —

Оригинал этого поста размещён в авторском блоге https://dkuzmin.dreamwidth.org/ Комментирование постов автора происходит там.

Юрий Туров

* * *

бутылка холодной рвоты у тёмных никитских
в железных простенках в турецких домах на у
в потресканной коже и марлевым дымом прыскать
из раковых шеек последней звезде в нору

советское небо в разрядах базовой сетки
и в мёрзлое затемно издали не видны
летучие дюны покрытые маслом инсекты
шоссе в никуда в США голубой воды

Десять с лишним лет назад в ЖЖ появился блог с интересными стихами, автор которых утверждал, что зовут его Юрий Туров и что живёт он в Дюссельдорфе. Потом блог, как водится, пропал — и осталось пять стихотворений в «Воздухе» и одно стихотворение в «Новой Камере хранения». И вот я теперь думаю: кто же это был? В самом деле кто-то из Дюссельдорфа — или?

— — — — — — — — —

Оригинал этого поста размещён в авторском блоге https://dkuzmin.dreamwidth.org/ Комментирование постов автора происходит там.

Богдан-Олег Горобчук

БЫСТРО И ДОЛГО БЕЖАТЬ

Не бойся, а наоборот
Попробуй быстро и долго бежать в соборе тумана
Ликуй и бесись, словно только что выиграл детский турнир по теннису
Улыбайся уверенно, словно ни в чём не повинен
Бог внимательно наблюдает за тобой, ведь птицы — Его глаза

Дерево убеждает тебя:
Дорог — сколько угодно, на каком бы отрезке ветки ты ни оказался
Продолжай быстро бежать, поднимайся, давай ещё
Заглатывай крючок смеха, набивай грудь весельем
Бог ценит тебя не за осторожность
А за жажду жизни

Так черпай сегодняшнее небо её алюминиевой ложкой
Откусывай острыми резцами тополей, полускрытыми в этом тумане
Перемалывай коренными зубами микрорайона, откуда воскресное утро позабирало людей
И глотай, словно крючок смеха — пускай зацепит за живое
Пускай поднимет над собором, над победой, над виной и над птицами
Пускай придаст тебе второе дыхание
И третье
И четвёртое


Перевод с украинского

Андрей Хаданович

Святой Франциск Калифорнийский

Ходит по Чайнатауну в тёплой толстовке,
вязаной шапочке и перчатках без пальцев.

То подарит граффитчику новый баллончик с краской.
То подбросит пять баксов уличному актёру.

Знает язык зверей и иностранных туристов.
Понимает собак и собаковладельцев,
просит вторых всегда убирать после первых.

Водит на пляж и знакомит одиноких лесбиянок.
Приглашает бездомных на литературные вечера,
где после стихов угощают пиццей.

Когда начинается дождь,
раздаёт прохожим роскошные зонтики,
осторожно собирает с асфальта слизней
и дождевых червей,
кидает их рыбам,
а рыб – птицам.
Обычно двух рыб хватает, чтоб накормить
всех портовых бакланов.

Поутру работает вагоновожатым
на канатном трамвае
и бесплатно пускает всех городских котов,
они виснут на подножках и удовлетворённо
потирают усы двадцатипяти-
центовыми монетками.

Среди дня гадает в излюбленной книжной лавке,
открывая ближайший к посетителю томик
на случайной странице:
“Всё, что вам нужно, – это любовь!” –
говорит худому подростку в треснувших очках.
И другому, который держит его за руку:
“А если поровну любить нельзя,
пусть тем, кто любит больше, будешь ты!”

Вечером прогуливается у Тихого океана,
беседуя с рыбаками и владельцами яхт.
Замёрзнув, поднимается в гору, чтобы согреться,
тяжело дышит, выпускает изо рта густые
клубы тёплого пара – и Золотой
Мост утопает в тумане.


Перевод с белорусского
оригинал
Услышал на Киевских лаврах и выпросил у автора для перевода.
Слегка исправлено.

Эммануэль Мозес

ДВА СТИХОТВОРЕНИЯ ДЛЯ ТЕБЯ

*

Почему некоторые ночи
                              все в трещинах
а другие совершенно гладкие, словно обсидиановые зеркала
– о туземцы твои в их землянках открытых кому угодно
о неприступный пёс полюбившийся тебе одной? –
Если мой взгляд как матрос на мачте
                    беспокойно блуждает по-над туманом
прости меня
я возвращаюсь дорогой, отмеченной вехами облаков
насвистываю среди деревьев, дрожащих от счастья
моё дыхание растёт во мне
и меня одевает кожей титана

*

Где ты была
может, в поезде Стамбул—Салоники
или ещё только в вокзальном буфете
может быть, на вершине Галатской башни
я искал тебя среди невесёлых рыбаков у моста
в толпах бедноты на крытом рынке
и только любовь была у меня на устах
смеялись подавальщики в открытых кафе, оплетённых лозой
я верил, что узнаю тебя в лике Приснодевы
на позолоченном небосводе Айя-Софии
ты была всеми лицами
и анатолийской крестьянки под пёстрым платком
и фельдшерицы в поезде мерившей давление старику
и кондукторши, глядящейся, распевая, в зеркальце заднего вида
ты была везде
мимоидущая
или подсевшая к стайке шалящих детей


Перевод с французского

Через полторы недели поэт Эммануэль Мозес выступает в Москве. Не желает ли кто-либо его (и ещё одного его коллегу) живенько попереводить? А то мне одному, пожалуй, не управиться.

Олесь Барлиг

* * *

ночь подбирает ключи к моей калитке
первый из серебра
входит на диво легко
как входит каждый в Мокрянке
во влагалище Наташки Хомуры
[оно всегда влажное
[Васька божился
что в нем давно завелись мокрицы
[ему лучше знать
это ж он был восьмым
[то есть последним]
с кем она побывала в ЗАГСе]]
так вот
входит он легко, но толку приносит мало
и ночь нашаривает в кармане ключ из мрамора
этот лезет так туго
будто в мальчика что делает это впервые
потихоньку подвигается вокруг своей оси
застревает
пускает корни в гнездо
готовится зацвести
отсекается острым ножом
возвращается в карман
[отлежится где-то с неделю
заживёт
и может еще пригодится
для входа в другие ворота]
и пора доставать третий ключ
[хрустальный [с треугольной головкой из жемчуга]]
этот ковыряется в замке весьма долго
скрипит
шебуршит
[одним словом уламывает его
медные внутренности
сдаться
за несколько часов находит для них компромисс
ахнув
размокает
[как сладкие мокнут сухарики
в беззубых ртах стариков
которым лень заваривать чай
во время совокуплений
с азбукой собственных хворей]]
калитка теряет очертания
ночь склонив голову набок
под грузом тяжелой косы
улыбается как-то притворно
отодвигаюсь влево
не зная как еще
позволить ей
сесть со мной рядом
не сплоховав
очередной двусмысленностью


Перевод с украинского
Оригинал

Безвоздушное пространство /ex-сами-знаете-что/ (2'08)

По традиции — памфлет из очередного номера журнала оперативно вывешивается здесь

По многочисленным просьбам читающей публики название рубрики изменено. Построив номинацию рубрик на «воздушной» идиоматике, мы встали перед необходимостью «заиграть» основные идиомы с негативным наполнением — понимая, что иначе каждая из них непременно появится рано или поздно в названии статьи в «Арионе», «Вопросах литературы» или ином издании этого рода. Проблема была в том, что нам не требовалось столько рубрик с негативным месседжем (пользуясь случаем, хочется поблагодарить Максима Амелина, подсказавшего, что объявление о продаже журнала на последней странице должно называться «Продавцы воздуха»). О том, что наши предположения были верны, свидетельствует название статьи Виктора Куллэ, о которой идёт речь в этом номере: «Спёртый воздух». Как раз так мы планировали переименовать эту рубрику. Что ж, русская фразеология богата, обойдёмся.

Далее

Уоллес Стивенс

ЗАНЯТЬСЯ, ЧТО ЛИ, ЛЮБОВЬЮ В ПАГОДЕ

Заметь, мореход, эту струнку в своей душе –
В ней живёт бунтарь, недовольный ходом вещей,

Утверждает себя в игре свободных стихий,
Смакуя свободу, доступную лишь чужаку:

Вот ночь на пороге, вот в небе звёздный табун
Пасётся, вот разбегается с предвестьем зари,

А он всё будто глядит с вершины горы,
Как девушка еле взбирается вдалеке.

Перевод с английского
С учётом предыдущих размышлений, опять-таки