Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

Мария Луиза Мельке

* * *

Мне нравится, река
Твоя толстая тёмная кожа
И как силуэты туч и птиц
Отражаются на китовьей спине

Мне нравишься ты, река
Как убийце нравится ножик
Как девочке нравится мальчик
И как силуэты туч и птиц
Отражаются на китовьей спине

Перевод с латышского — — — — — — — — — Оригинал этого поста размещён в авторском блоге https://dkuzmin.dreamwidth.org/ Комментирование постов автора происходит там.

Жан Жозеф Рабеаривелу (1901–1937)

Три птаха

Птах железный, птах стальной,
попытавшись прорвать облака рассвета
и наклеваться звёзд
по ту сторону дня,
падает словно бы нехотя
в искусственный грот.

Птах из плоти, птах из перьев,
прорубая сквозь ветер туннель до луны,
которую углядел во сне
за ветвями,
опускается, когда опустился вечер,
в лабиринт листвы.

А тот, что бестелесен, тот
зачарует сторожа черепной коробки
лепетом своей песни,
потом распахнёт звонкие крылья
и отправится усмирять простор,
а вернётся однажды уже бессмертным.

Перевод с французского

Для сравнения — перевод Сергея Шервинского (сборник «Голоса африканских поэтов», 1968):

Три птицы

Железная птица, стальная птица,
поклевать пожелавшая зёрнышки звёзд
по ту сторону дня,
опускается как бы нехотя
в искусственный грот.

Птица из плоти, птица из перьев,
туннелем пронзающая толщу ветров,
стремясь до луны досягнуть,
приснившейся в чаще ветвей,
упадает с падением вечера
в густолиственный лабиринт.

Третья птица, бесплотная птица,
охмуряет сторожа мысли
песней невнятной,
потом раскрывает звенящие крылья
и, мир мирам принеся,
возвращается вновь — бессмертной. — — — — — — — — — Оригинал этого поста размещён в авторском блоге https://dkuzmin.dreamwidth.org/ Комментирование постов автора происходит там.

Ивен Боланд (1944—2020)

Комната, в которой спал мой первый ребёнок

А потом я об этом подумала так:
просто был городок у подножья горы,
увенчанной снегом, и по руслу реки
каждый год проносился поток, облекая
сумерки грохотом, возвещавшим весну,
небольшой городок, известный своим особым
ситцем-выбойкой, суровым, без лоска,
полукустарной хлопчатой тканью с остатками
неотсеянной шелухи, различимой за
грубыми ромашками и красноклювой птицей
с отведёнными кзади крыльями, вечно
метящей на посадку, вот этот дюйм полотна
она бы и заняла, если б кто-то ей предложил.
И если ты спросишь меня, что с ним теперь —
с этим городом, то бишь, — конечно, ответ
в том, что нет никакого города и никогда
на самом деле и не было, и хлопчатая ткань,
ситец с лоском и без, куда не сядет никак
птица, никуда не делся, поскольку его и не было,
не бывало вовсе, но как же тогда объяснить,
что порой я слышу, как мчится этот речной
ток в первые дни апреля, стремясь
через сумерки, выучившись говорить
так, как некогда и я выговорила, сказав:
да разве ж я не люблю тебя,
да разве ж я жизнь не отдам за тебя.

Перевод с английского
— — — — — — — — — Оригинал этого поста размещён в авторском блоге https://dkuzmin.dreamwidth.org/ Комментирование постов автора происходит там.

Бернадетт Майер

Ступая малиновкой

сделай 3-4 шага и замри
взгляни нюхни лизни послушай тронь
есть ли тут что-нибудь съесть?
ой, надо же, тут немного икры
должно быть, это мой день рожденья, ура
должно быть, я очень стара, лет семьдесят
похоже, я уже рассыпаюсь, но я сейчас
сошью себя по кусочкам, долго ли будет держаться?
пожалуйста, возьми кусочек меня домой, они все
нет-войне и не-плати-за-жильё, по правде сказать
запомни: собственность — это кража, всем
достанется всё, другие птицы тоже ступят на этот путь

Перевод с английского

— — — — — — — — —

Оригинал этого поста размещён в авторском блоге https://dkuzmin.dreamwidth.org/ Комментирование постов автора происходит там.

Нильтон Сантьяго

КЛАРА, НЯНЯ AU PAIR ИЗ КАРЛCТАДА, ПОПРОСИЛА МЕНЯ НАПИСАТЬ ЕЙ СТИХИ И ЗАБЫТЬ ЕЁ РАЗ НАВСЕГДА

Бруно позвонил рассказать: он вычитал где-то,
будто некоторые амазонские выдры
могут изменить теченье реки силой мысли.
Это липа похлеще купюры в три евро,
в то же время я вспоминаю про вид муравьёв,
которые до двух недель могут жить под водой,
так что пока не теряю надежды.
Отвечаю ему: здесь вот-вот прольётся дождь из лягушек,
никакой город не выдержит этого ливня из тысячи демонов,
обрати внимание, там за деревьями жалобно стонут киты,
их выбросило прямиком к магазинчику на углу.
Мы же только что познакомились, Клара,
а ты уже говоришь мне, что деревьям плевать на дождь
и что тебе бы поспать.

Вдруг мне приходит в голову, что из всех животных
самый быстрый любовный акт — у шимпанзе (три секунды),
дальше мышь (пять секунд) и, пожалуй, ты: лишь один бокал —
и уже сопишь у меня в кровати.
Мы пришли сюда утром написать стихи, о которых ты попросила,
в тот самый миг, когда море выгрузило твою улыбку на небо,
перед тем, как в последний раз будильник тебя разбудит,
перед тем, как вылететь в раскрытые окна
(впрочем, мы оба знаем, что пара стрекоз
довершит наше дело прямо в нашей постели).

Я — последняя конфета в твоей коробке, твои последние чистые трусики,
или, ведь это одно и то же, —
темнота, где рыбы плачут и жаждут, как лошади.
А ты говоришь: никогда не седлала коня,
но в курсе, что лошадиные слёзы —
начало всех рек, чванливо рассекающих твой Карлстад,
город, где снеговики каждый день идут за покупками,
чтобы приобрести себе новый морковный нос
и погреться в отапливаемом магазинчике.

Скоро я не смогу больше выглядеть юным,
попадать пальцем в небо по самый локоть,
но не будем себя обманывать:
твоё сердце, как и моё, закрыто на ремонт
и крутится, как монетка или как чудо,
только что перепавшее бедному попрошайке,
это, кажется, я и есть.

Заниматься любовью с рыженькими, Бруно, увы,
не для нас, мы же выпали из руки Господней,
но и вообще заниматься любовью — не дело любви:
вот и звёзды хранят меня от нелепой попытки снять с тебя лифчик,
хранят остатки моего сердца в твоих кошачьих ладонях,
и пусть оно уже ни на что не годится — разве что лопнуть от смеха,
зато из ахейцев с троянцами мы превратились в тех,
кто управляет дорожным движением звёзд
между взглядом твоим и бликом полной луны на твоей
персиковой спине
(и тут ты спрашиваешь, знаю ли я, что в Финляндии
запрещали комиксы про Дональда Дака, потому что он не носит штанов).

Отсмеявшись, не могу не думать о том, что там,
где слёзы теряют свою поклажу,
где облака протирают очки, ибо дождь застилает им взгляд,
там, где кончается всё —
и нет ни деревьев, склонившихся, плача, перед птичкой из магазина,
ни Бога (и ничего в этом роде), —
там мы с тобой, Клара или как бы тебя ни звали,
охуительно порознь,
хоть и провели эту ночь в одной постели.
И — да, отлично, дорогой друг Бруно,
ты опять совершенно прав:
а) с точки зрения пингвина никому из крылатых плыть не дано,
б) любовь для нас — как арифметика для философов
(или даже на четверть меньше):
одно большое недоразуменье.

Перевод с испанского

— — — — — — — — —

Оригинал этого поста размещён в авторском блоге https://dkuzmin.dreamwidth.org/ Комментирование постов автора происходит там.

Кирилс Эцис

* * *

однажды
просыпаешься ночью
и не можешь нащупать среди простыней
тот сустав, которым ладонь крепится к локтю
ну, думаешь, опять двадцать пять
это ж ты, получается, предал того орнитолога
из автобуса рига — ма́дона
ты ведь обещал ему, что в жизни не пропадёшь

за пару лет к югу
поднимаю глаза и замечаю как
в ласках невзрачных липок
с алыми всплесками
у снегирей красногрудых
рвутся грудки
могу поклясться, что следующим летом
когда после танцев вбежали в озеро
вода была в точности под цвет этим грудкам

какие совпадения довели эту пыль
до причастности глазу?
(любовники переглядываются)

теперь
присев у ещё не вкопанного саженца вишни ленинградской
такой любимый но адски тупой парняга
недоумённо всматривается в пруд
будто ищет на дне источник
своих затяжных придаточных предложений

откликается только дверь соседского дома
да где-то по ту сторону просеки слышно
как медленно ржавеет стиральная доска

ничего из этого не было записано
в чёрных гроссбухах у лесника

Перевод с латышского

— — — — — — — — —

Оригинал этого поста размещён в авторском блоге https://dkuzmin.dreamwidth.org/ Комментирование постов автора происходит там.

Эдуардс Айварс

ВОЗВРАЩЕНИЕ

Раннее утро
Она замечает аиста у дороги
Останавливает машину и наблюдает
Аист внезапно топает через шоссе
Неуклюже, не привыкший к асфальту
Она поворачивает голову, на заднем сиденье
Уложен национальный костюм
Она съезжает к обочине и кемарит
Просыпается, когда аист, уже в человеческий рост
Клювом стучит в окно:
«У вас всё в порядке?»
Снова жизнь, вздыхает она

Перевод с латышского

— — — — — — — — —

Оригинал этого поста размещён в авторском блоге https://dkuzmin.dreamwidth.org/ Комментирование постов автора происходит там.

Мэри Оливер

Уснув в лесу

Мне показалось, что земля
меня узнала, так ласково она
назад меня встречала, юбки тёмные
разглаживала с полными карманами
семян и мхов, чтоб мне
спалось на них легко. Я залегла,
как прежде никогда, камнем на ложе
реки, и между мной и белым пламенем звёзд
одни лишь мои мысли трепетали
невесомо, будто мотыльки в ветвях
безупречных деревьев. Всю ночь
я слышала, как маленькие царства
дышат вокруг, как птицы и жуки
во мраке трудятся. Всю ночь
я восставала и падала, как в воду,
схватившись с лучезарным роком. И к утру
двенадцать раз по меньшей мере я
растворилась в чём-то лучшем.


Перевод с английского
Оригинал

— — — — — — — — —

Оригинал этого поста размещён в авторском блоге https://dkuzmin.dreamwidth.org/ Комментирование постов автора происходит там.

Мэри Оливер

Сингапур

В Сингапуре, в аэропорту,
тёмную пелену сорвало с моих глаз.
В женском туалете одна кабинка была открыта.
Женщина на коленях что-то мыла там в белой чаше.

Отвращение тошнотой подступило к горлу,
и я сжала в пальцах в кармане билет на вылет.

В стихотворении непременно должны быть птицы.
Зимородки, скажем, с их наглыми глазами и аляповатыми крыльями.
Реки, это всегда приятно, и деревья, конечно.
Водопад, а если это некстати, пусть хоть фонтан то бьёт, то сникает.
Человеку хочется оказаться в счастливом месте, в стихотворении.

Когда женщина обернулась, я не могла взглянуть ей в лицо.
Её красота боролась с её растерянностью, не побеждала ни та, ни другая.
Она улыбнулась, и я улыбнулась. Что за вздор, в самом деле?
Всем нужна работа.

Ну да, всем хочется оказаться в счастливом месте, в стихотворении.
Но сперва придётся взглянуть, как она смотрит вниз на плоды своего безрадостного труда.
Она моет аэропортовские пепельницы, огромные, как автомобильные колпаки, трёт их синей тряпкой.
Её маленькие руки вертят эти металлические штуковины, скребут и полощут.
Она работает не медленно и не быстро, но словно река.
Её тёмная прядь — словно птичье крыло.

Ни минуты не сомневаюсь, она любит свою жизнь.
Так пускай она вспрянет из грязи и жижи и полетит к реке.
Вряд ли это случится.
Но ведь всё может быть.
Если бы в мире были только боль и логика, кому б он был нужен?

Конечно, не только.
Конечно, я не имею в виду никакого чуда, всего лишь
свет, который может сверкнуть из любой жизни. Например,
как она выжимает и вновь разворачивает свою синюю тряпку,
как она улыбается только ради меня; например,
как это стихотворение полно деревьев и птиц.


1988
Перевод с английского

Оригинал

— — — — — — — — —

Оригинал этого поста размещён в авторском блоге https://dkuzmin.dreamwidth.org/ Комментирование постов автора происходит там.

Остап Сливинский

МЕДАЛЬОН

Стынет обувь,
которую мы не успели.
А их ноги большие,
им она не нужна.
Их пальцы большие,
никак у них не выходит
вытащить твой медальон
из уголка коробки.
Перевернув, вытряхивают —
и он выпадает
сквозь стол и сквозь пол,
сквозь жилища зверей и змей,
сквозь рукава твоей матери;
добрые псы бегут, указуя
ему дорогу,
крыса-перевозчик с причала
забирает его на тот берег,
подземный аист
спасает его из клюва подземной сороки.
И пока наверху содрогается,
он плывёт вслепую
чёрными водами
с включённым крохотным датчиком света,
бесстрашный Китти.
Мы находим его
спозаранок
прямо в постели.
Ты рассматриваешь его,
словно завершение сна,
ещё не готовая удивиться.
Знаю: ты уже не заснёшь.


Перевод с украинского

— — — — — — — — —

Оригинал этого поста размещён в авторском блоге https://dkuzmin.dreamwidth.org/ Комментирование постов автора происходит там.