?

Log in

No account? Create an account
 

dkuzmin — наука — LiveJournal

About  

Гиперстрофа Nov. 15th, 2018 @ 11:36 pm
Пырнул ли выдающийся поэт сам себя, чтобы досадить посредственности, или всё-таки это посредственность в очередной раз допилась до зелёных чертей и возомнила о себе, — у меня об том мнения нет. Но зато у меня есть мнение о той копеечной свечке, от которой загорелся сыр бор в Юрловском проезде:

«Ваня хотел рассказать что-то о гиперстрофе. Этой идеей он одержим в последнее время. Но что это такое — никто не знает, хотя Ваня пытается апеллировать к Гаспарову, — вспоминает Куллэ».

Вот тут-то посредственность совершенно точно врёт: термин «гиперстрофа» был введён в русскую филологию в 1995 году Михаилом Лотманом в известной статье «Гиперстрофика Бродского», и что это такое — кристально ясно всякому специалисту (а уж у того, кто каким-то образом занимается исследованиями Бродского, — должно от зубов отскакивать; особенно если твоя собственная статья была опубликована 20 страницами позже в том же выпуске журнала “Russian Literature”, Vol. 37).

Ну, а дальше сами понимаете: единожды солгав...

— — — — — — — — —

Оригинал этого поста размещён в авторском блоге https://dkuzmin.dreamwidth.org/ Комментирование постов автора происходит там.

Вл. А. Луков Jul. 3rd, 2017 @ 11:19 pm
Оказывается, уже три года как умер Владимир Андреевич Луков, мой научный руководитель по диплому («Сент-Экзюпери в России», 1993 год, первая глава в сильно беллетризованном виде доступна в виде этой статьи, вторая представляла собой подробный разбор русского перевода «Маленького принца»). Роль Владимира Андреевича состояла в том, чтобы ничего в моём тексте не трогать и нежно целовать меня в конце каждой консультации, благо что ему как учёному секретарю университета был положен отдельный кабинет. Прочие мои мемуары по поводу покойного столь же невинны и столь же далеки от филологии, так что я их оставлю при себе, — впрочем, при последней нашей встрече году этак в 2004-м он мне указал на один очень важный источник для истории русского моностиха. Грустный взгляд, которым он меня при этом одарил, я запомнил навсегда.

— — — — — — — — —

Оригинал этого поста размещён в авторском блоге https://dkuzmin.dreamwidth.org/ Комментирование постов автора происходит там.

Непереводимое May. 12th, 2017 @ 12:03 am
Обнаружена неразрешимая проблема перевода на латышский язык: местоимение второго лица по-латышски всегда пишется с прописной, и нет никакой возможности передать различие между обращением «на ты» и «на Ты» в русском стихотворении.

— — — — — — — — —

Оригинал этого поста размещён в авторском блоге https://dkuzmin.dreamwidth.org/ Комментирование постов автора происходит там.

Где у вас на лбу шишка от граблей? Oct. 31st, 2016 @ 04:30 pm
Поразительно упорство, с которым коллеги из консервативного лагеря делают вид, что не понимают ясного и недвусмысленного послания, с которым обращаются urbi et orbi журнал «Воздух», учебник «Поэзия» и все прочие проекты так называемой «актуальной литературы». Вот опять Евгений Абдуллаев жалуется на то, что «вызывают подозрения не попытки легитимизации своего круга авторов, а упорное нежелание в этом признаться». Отвечено на это было много раз (например, тут в конце), и всякий раз одно и то же: нет никакого «своего круга авторов». Просто только те авторы, которые представлены так или иначе во всех этих проектах, — и это предельно широкий диапазон авторов, — действительно есть, они представляют собой не группу внутри поля, а целое поле. А все прочие авторы (сконцентрированные в предельно узком, но милом для консерваторов сегменте) — по крупному счёту вообще не существуют, сколько бы коллега Абдуллаев от их имени ни жаловался.

Премия Андрея Белого — 2015 Nov. 29th, 2015 @ 12:24 am
Сегодняшний выбор Премии Андрея Белого не вызывает у меня вообще никаких нареканий: все лауреаты заслуживают награды, во всех номинациях, где был объявлен короткий список, выбор сделан наилучшим образом (при том, что некоторые другие финалисты в творческом отношении не менее замечательны — однако премиальная логика может и должна принимать в расчет не только масштаб дарований, но и резонанс жеста в культурном пространстве и профессиональном сообществе; думаю, о моей объективности тут может говорить то обстоятельство, что среди книг короткого списка, не получивших премии, две были выпущены моим издательством). Субъективно, сверх того, я не могу не порадоваться за Полину Барскову и Илью Кукулина, с которыми меня связывают два десятка лет не только личной дружбы, но и восхищённого наблюдения за их работой. И даже наметившаяся тенденция присуждать премию «За заслуги» иноязычным коллегам кажется очень разумной и плодотворной идеей — хотя и странно, что это сделано явочным порядком, без объявления намерений, да и теперешний регламент этой номинации (которая ранее была прерогативой двух отцов-основателей премии — из которых, увы, остался один) хотелось бы узнать. Но, глядя на этот список лауреатов, мне особенно трудно понять, отчего для его получения в 2015 году необходимо было проделать с премией ту малоприличную процедуру, которая с нею была проделана в 2014-м, и нельзя ли было достигнуть этого же результата более цивилизованными способами.

Dec. 12th, 2014 @ 10:36 pm
С любезного разрешения Александра Кабанова вешаю (им же и спровоцированную) свою статью из недавнего спецвыпуска журнала «Шо», озаглавленного «Украина-Россия: культура трещит по швам». За название благодарю редакцию журнала, а равно авторов самиздатского журнала отделения классической филологии МГУ «Ир Идегран».

О русской ЛГБТ-литературе, коротко Jul. 14th, 2014 @ 02:18 pm
Как уже сообщалось, в Испании весной вышла антология современной русской ЛГБТ-литературы. Испанская пресса её оживлённо рецензирует; в Москве я было дёрнулся устроить презентацию, на голубом глазу предложив это мероприятие Институту Сервантеса, однако оттуда пришло чрезвычайно любезное письмо, сводившееся к тому, что, в принципе, идея интересная, но, к сожалению, прошлый директор московского отделения вышел в отставку, а новый прибудет только в сентябре, так что принять решение по этому вопросу некому. Что там будет в сентябре — неизвестно: то ли шах умрёт, то ли ишак, — так что, пока суд да дело, любопытствующие могут ознакомиться с моим предисловием к этой книге (из напечатанного испанского перевода выпало, кажется, только упоминание о рассказе Марианны Гейде, который они не успели перевести). Пассаж о Харитонове и Ильянене, в основном, воспроизводит старый текст на ту же тему, да и в остальном новых откровений жанр предисловия не предполагает — но, скажу вслед за Аристотелем, С. П. Бобровым и М. Л. Гаспаровым, «известное известно немногим».

Оказывается, есть видео моей декабрьской лекции про моностих May. 11th, 2014 @ 11:20 am
http://youtu.be/m4-lJ8T1P-g


Каждый раз одно и то же Jun. 24th, 2013 @ 10:57 pm
Вот уже двенадцать лет с тупым упорством идиота я объясняю устно и печатно многоуважаемым коллегам, что филологическое или критическое исследование, описывающее определённый круг явлений, наименовывающее его и дающее ему оценку как важному и значительному, не является манифестом этого круга явлений, потому что манифест — это речевой жест, производимый изнутри некоторой группы, от её лица, он утверждает установки и намерения этой группы, а не анализирует, что получается при попытке реализации этих установок. Но тщетно: опять в пятьдесят пятый раз (но зато в заранее известном месте) полощут «манифест постконцептуализма от Д. Кузьмина» — причём не где-нибудь, а в статье про феномен литературного поколения, о котором я непрерывно писал напрямую последние пятнадцать лет, отсюда и досюда, но всего этого для Владимира Губайловского нет, а есть только «манифест» поколенчески гомогенной, но внутри собственного поколения резко выделенной эстетической тенденции. Рехнуться можно.

Перевод и (не)понимание Jan. 15th, 2012 @ 08:29 am
«Если переводчик делает свою работу в полном соответствии с современными стандартами, то тогда с неизбежностью в изготовленном им переводе нам будет понятно абсолютно все. Но если, однако, я читаю текст на чужом языке или на старогерманском языке, например, сделанный Лютером перевод Библии или роман “Симплициссимус” фон Гриммельсгаузена, недавно с помпой переведенный на современный немецкий, – любой оригинальный текст, не имеющий отношения к моему непосредственному биографическому опыту, – то меня посещает такая великая вещь, как непонимание или недопонимание. Переводчики же, напротив, главные враги и профессиональные истребители всякого неполного понимания. То, что мы не выносим недопонимания, не терпим, изгоняем или прячем его всеми доступными средствами, кажется мне тоталитарной характеристикой нашей эпохи. Мы – и здесь переводчикам принадлежит первая скрипка – превратили стремление и даже обязанность понимать в идеологию нашего времени», — пишет некто Стефан Вейднер, переводчик с арабского на немецкий, в журнале «Неприкосновенный запас» (via avvas).

Меня это, признаться, неподдельно изумляет. Что, в самом деле, — если переводчик делает свою работу как следует, то от этого в переводе становятся совершенно, абсолютно понятны, скажем, Джойс, или Гертруда Стайн, или Целан? А если мы читаем на своём родном языке позднего Мандельштама — нам там, может, тоже абсолютно всё понятно? Или наоборот, если мы на своём родном языке читаем «Я Вас любил — любовь ещё, быть может...» — мы в нём абсолютно всё понимаем (при том, что все слова по отдельности предельно просты и понятны)?

С другой стороны — непонимание и недопонимание, конечно, великая вещь, но не в гипостазированном же виде, не как самоцель, а как инструмент для понимания, стимул для него: не нужно ничего понимать там, где и так всё понятно. В том числе подлежат пониманию и непонимание с недопониманием: их пределы, их условия, их последствия.

Наконец, насчёт «современных стандартов» для переводчика. Вообще-то современные стандарты никак не разрешают переводчику переводить то, что в подлиннике было непонятным и вызывало у читателя недопонимание, так, чтобы в переводе оно оказывалось совершенно понятным. Тёмное и герметичное для читателя оригинала должно оставаться тёмным и герметичным для читателя перевода. Но посредником между этими двумя непониманиями должно выступить понимание переводчика — как минимум, относительное: понимание того, где, как и почему подлинник тёмен и герметичен.

Павел Клевер Dec. 25th, 2010 @ 09:27 pm
это
павел клевер
делит
падаль от плевел
стелит
ковер
под ногами
между
богами
и дикой зверью


было у Михаила Гронаса давно, но только сегодня, когда меня напрямую спросили, я осознал, что Павел Клевер — это Paul Klee. Что, впрочем, скорее отдаляет от понимания стихотворения целиком.

О критике (ненароком обнаруженное) Oct. 6th, 2009 @ 08:33 pm
Субъективизм оценки — это не богатство внутреннего мира критика, а оскорбительное равнодушие к чужому слову, а вслед за ним — к личности.

                    Рейн Карасти (совместный псевдоним Бориса Рогинского и Игоря Булатовского). Жертвы обстоятельств
Top of Page Powered by LiveJournal.com