Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Яцек Денель

СЧАСТЬЕ

              П. Т.

        It’s your birthday next week
        This time next year
        I think you’ll be gone

                  Michèle Roberts. Lacrimae rerum

Быть скучной англичанкой — стареющей, тощей,
дюжинной поэтессой, жить летом на даче
с холодеющим мужем (сердце; может, почки —
неважно). Тащить ему по лестнице утром
(узкой лестнице, волглой) завтрак на подносе
и себя. Писать: На этой неделе — муха
жужжит — твой день рожденья — жужжит — годом позже —
муж стонет — тебя не будет. Подойти, гладить.
Лечь с ним в ванну и плакать. Глядеть театрально,
но и так естественно, в окно на деревья.
Помнить: год за годом, все письма, всех любовниц,
размер ноги, обхват талии, размер шляпы.
Не уметь посмотреть на другого мужчину.
Называть прежними нежными именами.
Делать вид, будто он всё такой же в постели,
держать в уме каждый раз, каждый способ, столько
мест: в гамаке, в чернике (измазавшись), в скором
из Рима в Ниццу, в издательстве на банкетке,
в подсобке музея. Провожать до порога
старых друзей и врача. Взбивать гоголь-моголь.
Не мочь притворяться. Всё равно притворяться.

И притом твёрдо знать: всё, что у них случилось,
и не могло быть иначе, могло случиться
с ним и больше ни с кем, — вот что такое счастье.

Ты всё досмотрел. Теперь уходишь, неспешно
обирая с ветки листву. Кто-то завесил
зеркало, кто-то звонит. Поднос. Ванна. Постель.

2004
(автору неполных 24 года)

Перевод с польского — — — — — — — — — Оригинал этого поста размещён в авторском блоге https://dkuzmin.dreamwidth.org/ Комментирование постов автора происходит там.

Франни Чой

Карантин

И раз уж мне не пришлось дышать смертным страхом коровы,
и раз уж мне не пришлось придавить человека и наблюдать,
как дичают его глаза, и раз уж мне не пришлось вытаскивать камни,
образовавшиеся в теле ребёнка, и раз уж мне не пришлось погружать
руки в волглую почву или бежать из-под артобстрела, на волосок, осколки
зацепляют задницу, и раз уж я не нюхала дыма, когда рухнул завод,
и раз уж никто никогда не ставил меня на колени, носом в сапог мента,
не отмерял мне пульс, всё замедляя счёт, пока все звуки вокруг
не прогоркли, и раз уж моим рукам не нужно было сопротивляться
утешению теплом моей крови, и раз уж мясо в пластиковой
упаковке и мышеловки наизготовку, и раз уж моей работой было
говорить спасибо, оставаться чистенькой и почти нереальной, я
старалась украсть ту малость, какую могла:
луковицы. наждак. полные руки
твоей кожи. стонущий мусорный бак. частое дыхание. горячие ножи.

2018 (!)
Перевод с английского — — — — — — — — — Оригинал этого поста размещён в авторском блоге https://dkuzmin.dreamwidth.org/ Комментирование постов автора происходит там.

Оксана Куценко

* * *

Жизнь — как гостиница,
В которую мы приехали заполночь.
С тусклым освещением и старыми зеркалами.
Слишком усталые, мы заснули, и только утром
Увидели в них свои отражения.
Картины на стенах.
Чудесный сад за окном.
Одновременно узнав последние новости.
Так вот что означали вчера
Изящные фигурки серфингисток в чёрном!
С длинными рассыпанными по спинам золотыми волосами.
С досками под мышкой, заходя в океан.
Вот что означали все эти выставленные
В сияющих витринах салонов лодки!
Все эти радости,
Которыми жизнь прикрывается всю дорогу, —
Таблетки от памяти
Про тех, кого забирает вода или огонь.
Кого глотает земля или небо.
Вот о чём предупреждала
Опьяневшая от ливня в пустыне старая черепаха,
Едва не попавшая нам под колёса, —
Про гостиницу,
Которая наутро окажется вовсе другой:
Старые простыни,
Маргарин вместо масла,
Сломанный смеситель в ванной —
Всё, чего не замечаешь с первых минут,
За что не платишь.
Но радуешься тому, что впереди —
Щедро расстеленный шёлк саванны,
Самое сильное в жизни обезболивающее
И одновременно снотворное.

Жизнь — как гостиница,
Где в другой раз
Нам лучше не останавливаться.

Перевод с украинского

— — — — — — — — —

Оригинал этого поста размещён в авторском блоге https://dkuzmin.dreamwidth.org/ Комментирование постов автора происходит там.

Эду Баррето

ОБСЛУЖИВАНИЕ И РЕМОНТ

Двое мужчин у меня
нынче в доме.
Один водопроводчик,
другой — электрик.
Сопротивление
в ду́ше сгорело
(кто б сомневался),
там перемкнуло
(прямо как в сердце).
Спины у них широкие,
здоровенные руки
(как у любовника, ушедшего на заре,
или отца, которого я не встречал).
Объясняют с хирургической точностью,
что случилось.
Слушаю и надеюсь,
что растолкуют и моё одиночество.

Временами впадаю в ступор,
временами расстраиваюсь.
Ведь они мне сейчас докажут,
что тут ничего
не исправить.


Перевод с испанского

— — — — — — — — —

Оригинал этого поста размещён в авторском блоге https://dkuzmin.dreamwidth.org/ Комментирование постов автора происходит там.

Фернандо Эскобар Паэс

УНИВЕРСИТЕТ

          Формируя лидеров для завтрашнего дня.

                    (Реклама любого университета в любой стране)


Все вовсю улыбаются,
юноши вскидывают руки
в победном жесте,
и у старцев на лицах
загородные дома
и успешно излеченный геморрой.

Также и здание
в самом деле огромно,
обещая чистые стены
и работающий сортир.

Всё же мне не по сердцу эта реклама:
бьюсь об заклад, если ей поверить,
не оставят меня в покое,

пока не заставят вскинуть руку
и сфотографироваться
с каким-то дерьмовым старичьём.


Перевод с испанского

— — — — — — — — —

Оригинал этого поста размещён в авторском блоге https://dkuzmin.dreamwidth.org/ Комментирование постов автора происходит там.

Олег Коцарев

ВАЛЬС БЕЛЫХ ЦВЕТОВ

У колоннады при входе
в Парк культуры и отдыха
запустили музыку и танцуют
старшее поколение,
как говорится,
«те, кому за шестьдесят»,
танцуют «Вальс цветов»,
танго и всякое прочее.

Так стройно и слаженно двигаются!
А вокруг
носится крохотная девчушка.

Если присмотришься,
видно, что мужчины в этом маленьком коллективе —
редкость,
они — горделивый, усмешливый эксклюзив;
такова безжалостная статистика:
на тридцать женщин трое мужчин.

Может быть, всё потому,
что детство, юность, молодость, зрелость
этого поколения
выпали
на то время,
на то тёмное время,
на то тёмное, страшное время,
когда бушевали войны, болезни, погромы, репрессии.

Совсем не то, что
в наше время,
в наше светлое время,
в наше светлое, весёлое время,
в наше светлое, весёлое, оживлённое время, когда играет вальс белых цветов.


Перевод с украинского

— — — — — — — — —

Оригинал этого поста размещён в авторском блоге https://dkuzmin.dreamwidth.org/ Комментирование постов автора происходит там.

Эйлин Майлс

ПИШЕТСЯ

Я могу
связать

любое
с любым

вот так
бог

кусочек
пластыря

свёрнутая штучка
с пластырем
внутри

я бегу
в ванную

глянуть на
своё лицо

порой
не желаю
видеть
своё лицо
в зеркале

порой
не могу
вынести
свои мысли

порой
не могу
ничего

но это
и ладно

пластырь
книга
бог

вот и
порядок


Перевод с английского

Галина Крук

* * *

бывает миг
длинней чем тень длиннейшего дерева на рассвете
бывает
что дерево с опушки отбрасывает костыль своей тени и идёт
навстречу тебе
или просто идёт как дождь или как снег или как время
и ты, что дерева под сенью сел себе передохнуть
спиною опершись
впервые замечаешь, что и тень твоя
может кому-то послужить в жару
если сидеть неподвижно без суеты
как дерево
по крайней мере — как тысячелистник под деревом
сидеть
лечить себя как будто рану
будто земли колено сбитое
об колено ребёнка

и миг этот — всё


Перевод с украинского

Но и самотёк радует не меньше

Провинция, война, медпункт.
Себе признаться: «Дурачина»
Хватает сил. «Made in China»
Затем проносится в мозгу.


Это всё с эпиграфом из Бориса Рыжего, разумеется. Особенно радует, что в made ударение выходит на второй слог.

Консерватизм — это не болезнь, а инвалидность

Вот что говорит о «здоровом консерватизме» Аркадий Штыпель:

Это не значит, что консервативный критик заведомо неправ; более того, его негативные оценки часто и даже слишком часто бывают справедливы. Чего не скажешь об оценках позитивных: здесь консервативный критик, как правило, патронирует эпигонов.

Вот ведь какое нам изобразили поразительно унылое и бессмысленное существо: и то, что он ругает, — ерунда, и то, что он хвалит, — тоже ерунда. Если консервативный критик, как я его понимаю (то есть безошибочно избирающий для своих негативных оценок всё самое важное и интересное), ещё может быть хоть на что-нибудь полезен, то консервативный критик, как его понимает Штыпель, есть фигура экзистенциально лишняя годен только на то, чтоб убить себя апстену.