Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Фернандо Эскобар Паэс

УНИВЕРСИТЕТ

          Формируя лидеров для завтрашнего дня.

                    (Реклама любого университета в любой стране)


Все вовсю улыбаются,
юноши вскидывают руки
в победном жесте,
и у старцев на лицах
загородные дома
и успешно излеченный геморрой.

Также и здание
в самом деле огромно,
обещая чистые стены
и работающий сортир.

Всё же мне не по сердцу эта реклама:
бьюсь об заклад, если ей поверить,
не оставят меня в покое,

пока не заставят вскинуть руку
и сфотографироваться
с каким-то дерьмовым старичьём.


Перевод с испанского

— — — — — — — — —

Оригинал этого поста размещён в авторском блоге https://dkuzmin.dreamwidth.org/ Комментирование постов автора происходит там.

Эйлин Майлс

ПИШЕТСЯ

Я могу
связать

любое
с любым

вот так
бог

кусочек
пластыря

свёрнутая штучка
с пластырем
внутри

я бегу
в ванную

глянуть на
своё лицо

порой
не желаю
видеть
своё лицо
в зеркале

порой
не могу
вынести
свои мысли

порой
не могу
ничего

но это
и ладно

пластырь
книга
бог

вот и
порядок


Перевод с английского

Но и самотёк радует не меньше

Провинция, война, медпункт.
Себе признаться: «Дурачина»
Хватает сил. «Made in China»
Затем проносится в мозгу.


Это всё с эпиграфом из Бориса Рыжего, разумеется. Особенно радует, что в made ударение выходит на второй слог.

Консерватизм — это не болезнь, а инвалидность

Вот что говорит о «здоровом консерватизме» Аркадий Штыпель:

Это не значит, что консервативный критик заведомо неправ; более того, его негативные оценки часто и даже слишком часто бывают справедливы. Чего не скажешь об оценках позитивных: здесь консервативный критик, как правило, патронирует эпигонов.

Вот ведь какое нам изобразили поразительно унылое и бессмысленное существо: и то, что он ругает, — ерунда, и то, что он хвалит, — тоже ерунда. Если консервативный критик, как я его понимаю (то есть безошибочно избирающий для своих негативных оценок всё самое важное и интересное), ещё может быть хоть на что-нибудь полезен, то консервативный критик, как его понимает Штыпель, есть фигура экзистенциально лишняя годен только на то, чтоб убить себя апстену.

Илья Стронговский

Из цикла «МОНОЛОГИ»

Два монолога о потерях

I

случай – очень коварная штука

ты уже засыпаешь. Я
досматриваю новости. Затурканная дикторша
сонно сообщает о том
что лет через пять
в каждой украинской семье
будет больной СПИДом

любовь моя
мне еще не будет тридцати
я еще буду писать стихи и иногда
перед сном
буду смотреть новости
прежде чем заболеть СПИДом

потому что
один человек это тоже семья
а украинские новости
похоже перестали врать
Collapse )

(no subject)

В сетевом журнале Jacket Питером Голубом petergolub опубликовано интервью со мной и стихи Евгении Риц rits и Андрея Сен-Сенькова sensensen (на одной странице), то и другое в его переводе на английский. Перевод интервью я в свое время поленился вычитать — и в результате в нем содержится несколько смешных багов: например, «молодые авторы практически сразу начинают работать в пласте современности» переведено как «many talented young poets from the get-go begin working with the plaster of contemporariness» (то есть «пласт» прочитано как «пластырь»).

О гинекологической критике

Неофициальная часть

Творческая молодежь интересуется у меня, кто такой Ефим Лямпорт и отчего он пишет то, что пишет. В самом деле, я помню Ефима Лямпорта с былых времен — даже не с тех, когда его выгнали с волчьим билетом из "Независимой газеты" (за рецензию на роман Окуджавы, сводившуюся к тому, что из старика уже песок сыплется, а он всё пишет и пишет), а с более ранних времён газеты "Гуманитарный фонд". Поэтому я, в отличие от прочих коллег, знаю, в чем дело. Дело в том, что по образованию и призванию г. Лямпорт — гинеколог. И единственный его осмысленный текст, который мне привелось когда-либо читать, — это автобиографический рассказ о том, как он, будучи гинекологом, проходил практику в смотровом кабинете кожно-венерологического диспансера.

Из этого легко понять, каков тот единственный объект многообразного мира, в котором г. Лямпорт понимает и которым искренне интересуется. Литература его (как, впрочем, и большинство современных критиков) интересует в весьма малой степени. Отдавая себе в этом отчет, он о ней и не высказывается, а ведет речь о своём профессиональном предмете. И вот в то самое место женского организма, каковое является его основным профессиональным предметом, г. Лямпорта и следует послать.

Официальная часть

From: Dmitry Kuzmin <info@vavilon.ru>
To: info@vz.ru
Date: Wednesday, July 11, 2007, 10:30:03 AM
Subject: фотографии

===8<==============Original message text===============
Господа,

в связи с публикацией Вами статьи г. Лямпорта http://www.vz.ru/culture/2007/7/10/91802.html
в сопровождении взятой с нашего сайта фотографии извещаю вас, что
впредь какое бы то ни было использование наших фотографий или иных
материалов вашим изданием категорически запрещаю (о чем и на самом сайте
делаю специальную запись, чтобы ваши сотрудники об этом не забыли).

Без всякого уважения,

Дмитрий КУЗЬМИН
Dmitry KUZMIN
http://www.vavilon.ru/
ВАВИЛОН: Современная русская литература
VAVILON: Present-day Russian literature
===8<===========End of original message text===========


О медицине

Если в аннотации к сборнику стихов вы читаете: "Автор окончил медицинский институт, доктор медицинских наук, профессор, заведовал кафедрой физиологии", — то раскрыв книгу наугад, вы с большой долей вероятности обнаружите там стихотворение памяти Булгакова (впрочем, мог бы быть и Чехов). И не будет ничего удивительного, если оно начнется со слов:

Он умирал. Больные почки
Всё хуже очищали кровь.

К сожалению, и дальнейшее развитие темы также весьма предсказуемо:

А рукопись, женой хранима,
Спаслась той страшною порой.
И срок настал — неопалима,
Явила миру пламень свой.

А вот если бы на протяжении всего дальнейшего стихотворения автор так и развивал тему почек... Но увы.

Презентация 3-го "Воздуха"

Прошла вчера в "Доме" более или менее успешно. Стихи читали Марианна Гейде mariannah, Владимир Герцик 575108, Константин Рубахин mnog, Евгения Лавут tuvale, Валерий Нугатов nougatov и Валерий Леденев ninahagen в качестве переводчика. Из московских авторов Елена Фанайлова в это время летела в Норильск, Наталья Азарова и Виталий Пуханов боролись с гриппом, а куда девались Максим Горелик и Константин Карабчеев — не ведаю. Основной фишкой акции было участие Алексея Борисова, действовавшего следующим образом: на заранее начитанные мною тексты географически отсутствующих (поскольку присутствующие, кто их знает, могли бы обидеться) авторов в диапазоне от Алексея Цветкова до Виктора Полещука Борисов накладывал различные деформации, спецэффекты и электронно-шумовые музыкальные добавки.

30.09., чтения "Голова поэта" в Институте экологии и эволюции РАН

Как и многие другие концептуальные литературные акции, изобретать которые Игорь Сид большой мастер, литературное собрание, посвященное травмам и заболеваниям головы, относится к тем завлекательным идеям, которые едва ли выигрывают от своей реализации. И это даже не вопрос явки или отсутствия тех или иных авторов, хотя в ходе вечера Сид сетовал на невозможность встречи в рамках данной акции Андрея Битова и Сергея Гандлевского (обоих не оказалось в Москве) для всестороннего обсуждения перенесенной обоими трепанации черепа, — а вместо этого Татьяна Михайловская, представленная Сидом как руководитель единственной прогрессивной писательской организации — Союза литераторов (хотелось бы узнать подробнее, к какому литературному прогрессу эта прогрессивность привела), читала стихи о воздушных гимнастах из циркового цикла, поясняя попутно, что ежели бы эти воздушные гимнасты упали, то у них возникли бы проблемы с головой. Но дело в том, что даже наличие Битова и Гандлевского в числе участников едва ли открыло бы слушателям и участникам новые горизонты взаимодействия между поэзией и медициной, — тогда как вообразить такую дискуссию между ними в самом деле приятно.

Другой изюминкой акции должен был стать диалог между поэтами и медиками — и о таком диалоге тоже приятно было бы пофантазировать. Но в действительности три медицинские дамы-профессора — специалисты по эпилепсии, атеросклерозу и психическим заболеваниям — заметным образом чувствовали себя не в своей тарелке (дама по эпилептической части от трепета перед поэтической аудиторией даже именовала в своем выступлении Достоевского Михаилом Федоровичем), и диалога, в общем, не получилось. Наибольший интерес у поэтов вызвала дама по атеросклеротической части, поскольку она в своем выступлении сделала акцент на правильном питании как средстве профилактики инсульта, несколько раз повторила лозунг "Не надо бояться макарон!" и сообщила присутствующим, что вообще-то медики рекомендуют употреблять в день 30 грамм чистого этанола, но в России эту рекомендацию на всякий случай не рекомендуют озвучивать; в течение нескольких последующих минут на лицах присутствующих литераторов отражались напряженные арифметические усилия. Что до стихов, то их, помимо Михайловской, читали Максим Бородин, Андрей Родионов a_rodionoff и Александр Вознесенский senz, а дальше мне пришлось уйти.

Обещано было, что в дальнейшем будут проводиться аналогичные акции, посвященные другим частям тела и органам; мы с Родионовым кулуарно обменялись мнениями о наиболее животрепещущих темах, и мнения наши разошлись: я предложил зубы, а Родионов — печень. В ходе встречи желающим раздавали популярные медицинские журналы — мне достался журнал "Нервы", с подзаголовком "Журнал для тех, кто болеет, и не только", в каковом журнале меня совершенно пленила размещенная под рубрикой "Путь к себе" статья "Отчего кружится голова?" — не содержанием, разумеется, а фамилией автора: кандидат медицинских наук М.В.Замерград.