Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Адам Видеман

Из «Заразительных сонетов»

Как
люди
культуры
и искусства

остаёмся
на высоте
задачи
и отказываемся

работать.
Пусть вирус
распространяется

в офисах,
на стадионах
и в мозжечках.

Перевод с польского

— — — — — — — — —

Оригинал этого поста размещён в авторском блоге https://dkuzmin.dreamwidth.org/ Комментирование постов автора происходит там.

Множественные репутации перед лицом парткома и месткома

«Современность (и люди, и институции) сразу же и безоговорочно дистанцируется от агрессора, что в том числе является знаком отказа от множественных репутаций (в советском стиле: “да, человек он — говно, зато специалист хороший!”)» — говорит в опросе «Кольты» барышня, представленная как историк искусства, но советского стиля по возрасту явно не заставшая.

Я советский стиль малость помню, хотя позднесоветский стиль раннесоветскому и рознь, — но поскольку истории литературы историков искусства не учат, то мне придётся напомнить Марии Кравцовой, что идея «множественных репутаций» заметно старше. Например, в конце XVIII века её отстаивал баснописец Крылов — от противного, указывая на то, к какому профессиональному результату приводит попытка отобрать специалистов по их человеческим качествам:

«То правда», отвечал хозяин с умиленьем:
«Они немножечко дерут;
Зато уж в рот хмельного не берут,
И все с прекрасным поведеньем».

Ещё иногда бывает, что человек, например, замечательный учёный, но никуда не годный преподаватель. Превосходный поэт, но паршивый переводчик. Отлично готовит, но очень плохо трахается (или наоборот). И вообще-то идея о том, что никакое свойство человека не исчерпывает его целиком, что человек — сложное сочетание разнородного, что самотождественность — это огромными усилиями достигаемая цель, а не тривиальная данность, — эта идея относится к трудным и славным достижениям гуманизма, и не все люди и институции готовы отдать её без боя.

Но я сейчас даже не про то. Понимаете, какое дело, Мария Кравцова: если вам, например, понадобится серьёзная медицинская операция, с риском для жизни, — вы не станете выяснять, насколько толерантен и профеминистичен ваш хирург. Хорошо было бы, если б да, — вообще приятно, когда человек приятен во всех отношениях, а не только в некоторых. Но даже если он грубая скотина, но оперирует, как бог, — вас это устроит, поверьте. И нет, вы не потребуете другого врача, который оперирует чуть похуже, но зато видный гражданский активист и отличный семьянин. Потому что, увы, профессионализм высшего уровня — по-прежнему редкость в нашем мире, и он идёт на вес золота. Ну, а если грузчик в магазине пьёт горькую и бьёт жену, то, конечно, можно и выгнать его, чтоб неповадно было (интересно, правда, обрадуется ли жена), а взять другого, c похвальным поведеньем. Потому что от грузчика ни голоса, ни слуха не требуется: что за разница — тот мужик тягает ящики или этот.

Так я к чему клоню: художника, конечно, артистизм его художества не оправдывает в отношении его бытовых художеств. Но стремление профессионального сообщества (в лице отдельных прогрессивно мыслящих его представителей) обходиться с художником так, как можно обходиться с грузчиками и нельзя — с нейрохирургами, подсказывает нам, насколько высоко эти представители на самом деле ценят то, чем они занимаются. Подумаешь — художник. У нас их тут девать некуда, ничем не лучше один другого, а если что — новых нарожают. Ну, я не специалист в современном российском искусстве, — может, у них там и так.

— — — — — — — — —

Оригинал этого поста размещён в авторском блоге https://dkuzmin.dreamwidth.org/ Комментирование постов автора происходит там.

Эйнарс Пелшс

* * *

популярная среди сотрудников художественная самодеятельность
(любительский театр, тематические вечера, танцы, концерты, кулинарные встречи
большой зал, фойе первого этажа, гардероб, туалетные комнаты, одна гримёрная)
директор дома культуры заключает: художественная самодеятельность на низком уровне,
что и является главнейшим краеугольным камнем художественной самодеятельности

определены основные тенденции: ретро/винтаж, замедленное движение, умные разговоры,
самодеятельность в состоянии медитации и квантовый переход с небольшим проколом
из всех самодеятельных коллективов в этом году приступил к репетициям только вокальный ансамбль,
зачатки которого уходят в глубь веков на 25-30 миллионов лет
дорогие мужчины и милые женщины (и все, кто заинтересовался), юхуу! юх-хууу!


Перевод с латышского

— — — — — — — — —

Оригинал этого поста размещён в авторском блоге https://dkuzmin.dreamwidth.org/ Комментирование постов автора происходит там.

Новости издательской деятельности

Книжная серия журнала «Воздух»

  • Сергей Соловьёв. Любовь. Черновики




Серия «Поколение»

  • Нина Ставрогина. Линия обрыва

  • Вадим Банников. Я с самого начала тут

 


Серия «Дальним ветром»

  • Кришьянис Зельгис. Я такими глупостями больше не занимаюсь / Пер. с латышского Александра Заполя



В магазины Москвы поступит завтра-послезавтра. По территории России уже можно заказать почтой с соответствующей страницы (срок исполнения заказов — около месяца). Кроме того, книги этой (и предыдущей) порции можно будет приобрести завтра, 26 августа, на вечере в честь книги Сергея Жадана в Зверевском центре современного искусства (начало в 19 часов).

О художественных событиях позднего обнаружения

Отличный материал (хотя и, как часто бывает, с бьющим мимо цели заголовком). И очень интересный предмет для размышлений: как устроена творческая индивидуальность авторов, совершенно выключенных из арт-процесса. В этом смысле перечисленные кейсы различаются: в части случаев художники заняты чем-то совершенно не связанным с текущими событиями искусства, лежащим далеко в стороне (важно: не позади!), но развитие искусства вдруг совершает пируэт и захватывает эту область; в других случаях художники работают вполне в пространстве актуального, но не хотят ни в чем участвовать из-за особенностей психотипа. Вторая ситуация инкурабельна (обнаружение таких авторов и их произведений возможно лишь по случайности), первая, по идее, лечится представлением о многополярности пространства искусства (быть в стороне — не менее важно, чем быть на острие главных линий).

По-гоголевски

В начале мая довелось побывать в течение одного дня в нескольких населённых пунктах Полтавской области, а именно: в Миргороде, Сорочинцах и Диканьке. Гоголя везде было много, но это не фокус; порция галушек в ресторане «Диканька» стоит 14 гривен, то есть примерно 56 рублей. Но поделиться я хотел не этим, а впечатлениями от визита в Диканьскую картинную галерею — филиал Диканьского краеведческого музея. Стоимость посещения — 5 гривен, то есть примерно 20 рублей.



Основу постоянной экспозиции составляют произведения сельских художников последнего полувека, демонстрирующих разнообразие фантазии в отношении гоголевской темы. Отдельные залы посвящены Марии Башкирцевой, которая в свободное от ведения дневника время рисовала картины (в зале представлены только фотокопии, дающие, однако, достаточное представление о скромности башкирцевского дарования), и «колхозному скульптору Леониду Ильченко», обслужившему родное село памятниками Гоголю, Ленину и Тарасу Шевченко, — в зале Ильченко более всего обращает на себя внимание уголок рекурсии: бюст некоего генерала, а над ним — картина колхозного художника, изображающая колхозного скульптора, лепящего бюст генерала с самого генерала. Я бы, конечно, на месте кураторов галереи ещё и натуральный бюст на столе развернул в труакар, но и без того контекст удачен.



Но наиболее неизгладимое впечатление произвела на меня сменная выставка, посвящённая творчеству местного (увы, уже не колхозного) художника Виктора Журова. Виктор Журов создаёт произведения божественного содержания, пользуясь дьявольским по происхождению материалом.





Монетки, отметим, советские: вероятно, у художника с былых времён их осталось в количестве, достаточном для успешного многолетнего творчества. Пояснения к изображаемым сюжетам также занимательны. А вот и сам автор:



«Мой ровесник, между прочим, — а сколько успел в жизни!» — думал небезызвестный литератор Кузьмин, покидая Диканьку.

Все фотографии © Фридрих Чернышёв

Опять об Серебренникова

“Платформа” не предполагает границ между музыкой, поэзией, танцем, живописью, видеоартомгордо сообщает очередная реинкарнация детища Кирилла Серебренникова. И замечательно, что не предполагает. Только почему-то у проекта есть куратор по театру, куратор по музыке, куратор по танцу и куратор по медиа (это, надо полагать, видеоарт с живописью в одной упаковке) — и вот исключительно без куратора по поэзии внезапно обошлись. Результат налицо: при открытии нового сезона нам обещают выступление поэтов Фёдора Сваровского (в половине случаев названного Дмитрием), Марии Галиной, Демьяна Кудрявцева и некоего никому не ведомого Влада Маленко, который — сюрприз! сюрприз! — в свободное от размещения на сайте Стихи.ру своих шедевров (типа этого) время служит актёром в Театре на Таганке. То есть это примерно как если бы я вместо куратора по музыке Сергея Невского взялся провести концерт — и позвал для участия вместе с Курляндским и Ранневым своего приятеля поэта имярек, который ведь тоже в дружеском застолье прекрасно играет на гитарке.

Освобожденный от методологических рамок эпохи

В любовной лирике З. Кафланова начала 90-х годов XX века поэтический дух, освобожденный от методологических рамок эпохи, смог сохранить себя как эстетический момент, заряженный потенцией творческого сознания мыслящего субъекта (автора),полагает Бедирханов Сейфеддин Анвер-оглы, старший научный сотрудник Института языка, литературы и искусства Дагестанского научного центра РАН. А именно:

Заз аквазва, завай ваз бахт гуз жезвач,
Вун бахтлу хьун мурад ятIан рикIин зи.
Жув эхирдал, руш, вун патал куз жезвач,
Дад, хъел хъвемир, багъишламиш ширинди.


То есть:

Я вижу, что не могу тебя осчастливить,
Хотя мечтаю о твоем счастье.
Не могу сгореть ради тебя до конца,
Не обижайся, прости меня, сладкая.


А вы говорите — давай, до свидания.

Мексиканская дигитальная поэзия

Несмотря на отсутствие анонса даже в блоге коллеги Файзова fayzov, сегодня в 19 часов в клубе Bilingua состоится выступление группы авангардных авторов из Мексики — Минервы Рейноса, Бенджамина Морено, Амаранты Кабальеро Прадо и дуэта Lorem Ipsum. Будет представлена визуальная поэзия и разные виды дигитального и интерактивного искусства. По окончании программы будет дискуссия о границах и условиях существования этого самого искусства.

Примерно такое, скажем:

Премия имени Норы Галь

Премия имени Норы Галь
за перевод рассказа с английского языка

Премия учреждена в память о выдающемся мастере русского литературного перевода Норе Галь (1912—1991), благодаря которой обрели новую жизнь на русском языке такие книги, как «Смерть героя» Ричарда Олдингтона, «Корабль дураков» Кэтрин Энн Портер, «Крысолов» и «На берегу» Невила Шюта, «Поющие в терновнике» Колин Маккаллоу, «Опасный поворот» Дж. Б. Пристли, «Посторонний» Альбера Камю, «Маленький принц» Антуана де Сент-Экзюпери и многие другие. Наряду с романами и повестями Нора Галь на протяжении всей жизни обращалась к малой форме, отдавая решительное предпочтение литературе новейшего времени. Среди более чем сотни переведённых ею рассказов и новелл — известные шедевры У. С. Моэма и Дж. Д. Сэлинджера, короткая проза Артура Конан Дойла, Олдоса Хаксли, Э. М. Форстера, Дж. К. Оутс, Джона Чивера, Шилы Дилени, Сьюзен Зонтаг, а также шедевры мастеров фантастического рассказа — Рэя Брэдбери, Роберта Шекли, Клиффорда Саймака, Урсулы Ле Гуин.

Новая премия призвана поддерживать интерес переводчиков к работе над малой формой вопреки неблагоприятным условиям книжного рынка и укреплять национальную традицию художественного перевода, основанную на идеях верности духу подлинника и воссоздания на русском языке выразительного произведения, способного вызывать живой читательский отклик.

Учредители премии — наследники Норы Галь: литературный критик и редактор Эдварда Кузьмина, литературный деятель и переводчик Дмитрий Кузьмин.

Первое присуждение премии приурочено к столетию Норы Галь. Лауреат будет назван в день юбилея, 27 апреля 2012 года.

      Регламент премии    
  

1. На соискание премии принимаются переводы на русский язык рассказов (или короткой художественной прозы иного жанра), написанных на английском языке в XX и XXI веках.

2. Объём принимаемых текстов — от 9.000 до 65.000 знаков (по объёму двух известных рассказов У. С. Моэма, «Друг познаётся в беде» и «На окраине империи», в переводе Норы Галь).

3. Выдвижение работ начинается в январе и заканчивается 15 марта. К номинации допускаются переводы, впервые опубликованные в прошедшем году. Допускается также выдвижение неопубликованных переводов, если переводчик согласен на размещение перевода на сайте премии по меньшей мере в течение данного премиального цикла. Список всех выдвинутых переводов не объявляется.

4. К выдвижению приглашаются издательства, периодические издания, творческие организации, научные и учебные учреждения. Допускается также самовыдвижение. Каждый номинатор может выдвинуть не более одного перевода.

5. Короткий список произведений, претендующих на премию, объявляется 5 апреля.

6. Материальное содержание премии составляет 30.000 рублей.
Произведения на соискание премии следует присылать по электронной почте на адрес info@vavilon.ru
При невозможности отправить файл и наличии только бумажной публикации свяжитесь с организаторами.


Страница в Интернете: http://vavilon.ru/noragal/