Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

Богдан-Олег Горобчук

БЫСТРО И ДОЛГО БЕЖАТЬ

Не бойся, а наоборот
Попробуй быстро и долго бежать в соборе тумана
Ликуй и бесись, словно только что выиграл детский турнир по теннису
Улыбайся уверенно, словно ни в чём не повинен
Бог внимательно наблюдает за тобой, ведь птицы — Его глаза

Дерево убеждает тебя:
Дорог — сколько угодно, на каком бы отрезке ветки ты ни оказался
Продолжай быстро бежать, поднимайся, давай ещё
Заглатывай крючок смеха, набивай грудь весельем
Бог ценит тебя не за осторожность
А за жажду жизни

Так черпай сегодняшнее небо её алюминиевой ложкой
Откусывай острыми резцами тополей, полускрытыми в этом тумане
Перемалывай коренными зубами микрорайона, откуда воскресное утро позабирало людей
И глотай, словно крючок смеха — пускай зацепит за живое
Пускай поднимет над собором, над победой, над виной и над птицами
Пускай придаст тебе второе дыхание
И третье
И четвёртое


Перевод с украинского

Павия, собор святого Франциска

В гулком холоде сводов ни звука и ни души,
толпа молодёжи валит наискось от фасада
ко входу во двор конвента, где теперь
факультет экономики местного университета.
На паперти расхристанный нищий сомлел от жары,
повалился, десяток студентов свернули с общей тропы,
самый лохматый стаскивает с себя футболку,
растягивает над нищим, чтоб голова в тени.

Алан Айрленд

ЧЕТЫРЕ ВСАДНИКА АПОКАЛИПСИСА

Никто на них не обращал вниманья
до поры до времени:
четверо из класса выездки,
вечно с глупыми вопросами,
вроде бы выпускники
Бухарестской конноспортивной школы
(знай тычут корявыми пальцами
в малопонятные удостоверенья).

Где в Нью-Джерси купить косу?
Почём стоит тонна серы?
Всё было внесено в реестр,
утрясено, умножено на 3,5
(по крайней мере, так по слухам).
Нет, с ними этих дел не обсуждали:
молниеносными пронзительными взглядами
они охраняли своё молчанье.

И в день, когда жестокий ветер
через кустарник продирался с боем,
они исчезли наконец.
Камера слежения застала их
в пять вечера перед конюшней —
четверо в кричащих шмотках,
воровато ковыряющиеся в замке.
Похоже, так они и не добыли лошадей.


Перевод с английского
Оригинал

Олесь Барлиг

* * *

ночь подбирает ключи к моей калитке
первый из серебра
входит на диво легко
как входит каждый в Мокрянке
во влагалище Наташки Хомуры
[оно всегда влажное
[Васька божился
что в нем давно завелись мокрицы
[ему лучше знать
это ж он был восьмым
[то есть последним]
с кем она побывала в ЗАГСе]]
так вот
входит он легко, но толку приносит мало
и ночь нашаривает в кармане ключ из мрамора
этот лезет так туго
будто в мальчика что делает это впервые
потихоньку подвигается вокруг своей оси
застревает
пускает корни в гнездо
готовится зацвести
отсекается острым ножом
возвращается в карман
[отлежится где-то с неделю
заживёт
и может еще пригодится
для входа в другие ворота]
и пора доставать третий ключ
[хрустальный [с треугольной головкой из жемчуга]]
этот ковыряется в замке весьма долго
скрипит
шебуршит
[одним словом уламывает его
медные внутренности
сдаться
за несколько часов находит для них компромисс
ахнув
размокает
[как сладкие мокнут сухарики
в беззубых ртах стариков
которым лень заваривать чай
во время совокуплений
с азбукой собственных хворей]]
калитка теряет очертания
ночь склонив голову набок
под грузом тяжелой косы
улыбается как-то притворно
отодвигаюсь влево
не зная как еще
позволить ей
сесть со мной рядом
не сплоховав
очередной двусмысленностью


Перевод с украинского
Оригинал

И очень трудно быть таким мнительным -

написал один поэт, имя коего умолчу, потому что он уже 4 года не отдает мне взятые взаймы на месяц $100. Причем не просто не отдает, а не отдает (как сообщили общие знакомые) из принципа: потому что, говорит, если я отдам Кузьмину $100, спустя этакий-то срок, то это будет как будто мне от него что-нибудь нужно, а это же некрасиво, правда? Вот он и не отдает. А я, пока он просто не отдавал, честно его продолжал печатать и т.п., хоть и злясь в душе, а как выяснил, что не отдает он из принципа, - тут уж и сам разбудил в себе принципиальность и печатать его перестал. И даже цитируя, имени теперь не называю. И литераторам больше в долг стараюсь не давать. Впрочем, это не получается. Вон летом приезжал из города Гулькевичи в Москву поэт Виктор Полещук, и в поезде его обули. Угадайте, к кому он поехал занимать 2.000 руб. на обратную дорогу? Видев меня перед этим два раза в жизни?

Но это я отвлекся. Последний сюжет из жизни (с эпиграфом из неназываемого поэта). Прихожу это с мальчиком домой, в 9 вечера. А любимый супруг в 5 вечера обещался скоро уйти по делам. Вставляю ключ в верхний замок металлической двери - отпираю (изнутри обычно мы запираем только этот замок и ключ оставляем в нем, так что снаружи уже не откроешь). Вставляю ключ в нижний замок - не поворачивается. Бьюсь минут 10. Санечка достает отвертку (оказывается, носит с собой), пытается отвинтить замок - без толку. Плюю, чертыхаюсь, звоню к соседям, вызываю "Службу спасения" вскрывать дверь. Обещают приехать через 2-2,5 часа. Бродим меланхолически вдвоем по лестничной клетке, потихоньку пользуем принесенную с собой еду. Не можем позвонить супругу и предупредить, п.что соседка легла спать, а у мобильника села батарея. Через минут сорок этой забавы я зверею и начинаю трезвонить и колошматить в дверь с воплями "Кролик, открывай!" (имеется в виду обитающий на кухне карликовый кролик Паша). За дверью раздаются шаги. Дверь открывается. За ней все это время мирно работал, слушая при этом громкую музыку, любимый супруг, неизвестно зачем закрывшийся изнутри на два замка вместо одного.
Update: У некоторых (воспринимающих в меру своей испорченности) могло сложиться впечатление, что задачей автора этих строк было привести домой мальчика в отсутствие супруга. В действительности задачей было всем втроем оказаться дома и поужинать :)