Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Инара Кайя Эглите

MEMENTO...

Стою у тебя на кухне,
узкой и маленькой, как чулан,
щёлкаю ногтями по донцу
опрокинутого синего тазика.
И каждый щелчок
звениткакзабытыйаможетещёнезабытый
звениткакневнятныйаможетиясныймогильныйзвон
звенит:
СВЫШЕ 2000 СОЛДАТ
ИЗ ВИДЗЕМСКОГО И КУРЗЕМСКОГО ПОЛКОВ
В ТИРЕЛЬСКОМ БОЛОТЕ ЛЕЖАТ,
В РОЖДЕСТВО ВМЕРЗАЯ
В ДУХОВ ДЕНЬ ОТТАИВАЯ
чёрными полусгнившими лицами в землю,
чёрными полуистлевшими мундирами в землю
лежатоткрытынезарыты.

1968

Перевод с латышского


Рождественские бои (в русской военной литературе Митавская операция) — русско-немецкое сражение 23-29 декабря (ст.ст.) 1916 года на подступах к Риге, в 20 км от места, где я сейчас живу. Латышская стрелковая дивизия в составе российской армии потеряла убитыми, ранеными и пленными не менее 8 тысяч человек.

— — — — — — — — —

Оригинал этого поста размещён в авторском блоге https://dkuzmin.dreamwidth.org/ Комментирование постов автора происходит там.

Дайна Сирма

ЗИЕМУПЕ. СКАЗАНИЯ

1

чужаки разводят из рыбацких лодок огромный костёр
тут же пламенеют и лица местных
в гневе в пару́ под наставленными винтовками

семена разбредутся с пеплом и птичьим дерьмом

садись-ка в можжевеловое почётное кресло!
облачком дыма приказывает Витола Дайна

2

в алтаре в Зиемупе Сына Божьего образ
гирлянды цветов гербы девизы латинские золотом как обычно

по ту сторону алтаря у Господа за спиной
на серых выцветших досках
ноготком на вечное спасение выцарапываю имя любимого

ещё мгновенье ноет заноза под ногтем
словно мерцают огоньки табернакля

3

рыба-меч мировая странница хищница
меч верхней челюсти до двух метров
может и кита одолеть
вспарывает всех, кто на пути попадётся
а мелочь так целиком глотает

на Зиемупе, на новую лакомую добычу рыба-меч глаз положила

(ах Зиемупе нежная
с тропою гномов церковной библиотекой
с цветами в вазонах на остановке маяком Аужульской липой
ах Зиемупе нежная тут тебе и конец)

быстрый короткий плавник над водой всё ближе
вспорет ли, целиком ли проглотит?

(но у сказки счастливый конец)

рыба-меч напав на Зиемупе нашла свою участь
(я думаю, это сердце разорвалось от счастья)
и мировому морскому племени сигнал бедствия посылает:

Зиемупе с мечами справляется нежностью
и приходится после смерти являться
металлической мертвецки-синей
подвешенной к стене вместе с сетью
в образовательном центре «Усердие»

4

море той осенью щедро делилось досками от кораблей разбитых
мы в Зиемупе, тёмные люди, ловили их по одной и мостили себе полы

о! полы в Зиемупе — это серьёзно!

(сегодня с поднятой головой в волнах открытого моря
а завтра уже об тебя в Зиемупе вытирают ноги)

скрипят под подошвами солёные морщинистые лица коряг
тут Африки рокот там Атлантики гул
скрипят звенят в каждом шаге многоголосо терзают слух

безумный Зузе-птичник один умеет разобрать эти скрипы
говорит соберутся тучи зависнут компы замычат телицы

(нужно слушать закрыв глаза затаив дыханье
зажимая уши и нос что есть мочи)

нам в Зиемупе как раз по горло

в дымовую трубу заодно пустили
и солёные морщинистые лица коряг
и безумного Зузе-птичника (от инсульта)

с той поры не делилось море досками от кораблей разбитых
ламинат словно подземелье словно бездонная яма

5

линкор Москва среди волн всё ближе внезапно
Зиемупе же часовой свирепый
(вот небывалое дело невиданное доселе)
клыками бури как размолотит его вдребезги в доски
команда вшами вместе с утопленниками
выкарабкалась спасаясь на янтарный (будь проклят!) берег

к погосту в Зиемупе прирезала команда
полгектара для утопленников с линкора Москва
рыли могилы под снегом в мёрзлую землю
под головами били ломами в минус тридцать

и у местных-то мертвецов гусиная кожа
и дыбом перья

нам в Зиемупе самые страшные сны про чуму про подземные лабиринты
и самые сладкие с русалками в лодках
вдруг стали сниться по-русски

с утра приходится лезть в словарь

6

из бурливых волн команда линкора Москва вместе с утопленниками
(двести мужиков на семь домишек Зиемупе)
спаслась на янтарный (будь проклят!) берег
две недели не трогалась с места
(стояла глухая зима, пути занесло по горло)

команда линкора Москва
сожрала́ подчистую погреба́ и кладовки
перебила и съела скотину
выпила всю корчму перепортила девок
(эх держись Зиемупе наши сердца с тобою)

а вот Айните полюбила
Айните по оттепели исчезла
вместе с командой линкора Москва
и от неё ни слуху ни духу

ни с чем оставила Хелмара бедолагу
предпочла выходит команду (сука!)
годы спустя до Зиемупе доходят слухи
то ли она в России мать княжеского семейства
то ли брюхатой сброшена в море на корм рыбам

Хелмарс сосулькой пристал к остановке круглые сутки
капает с кончика носа
речь прихватило льдом

ну и мусор
ну и непереносимая перемена времён

Перевод с латышского

Это, между прочим, строго документальная поэзия. Вот, например, новостное сообщение о меч-рыбе, выбросившейся на берег деревни Зиемупе, и о её модели, размещённой в деревенском музее. Фотографии прилагаются.

— — — — — — — — —

Оригинал этого поста размещён в авторском блоге https://dkuzmin.dreamwidth.org/ Комментирование постов автора происходит там.

Игорь Митров

* * *

ты всё ещё меня ждёшь, медея?
всё так же выходишь на берег утром?
своих богов вопрошаешь — где он?
кто у тебя в животе округлом?

моё ли дитятко? или моря?
а то — изнасилованной колхиды?
кто будет ему мастерить годори?
за чьи оно будет мстить обиды?

раскалённый берег глотает волна
ветры гудят в вершинах кавказа
из чрева твоего вылезает война
засевает край военными базами

лучше медея не жди меня нет
оставь для ребёнка всю свою нежность
колхида в огне
украина в огне
и муж твой медея
— беженец

2015
Перевод с украинского


— — — — — — — — —

Оригинал этого поста размещён в авторском блоге https://dkuzmin.dreamwidth.org/ Комментирование постов автора происходит там.

Судьба солдата

Кто-то ещё помнит, возможно, что одним из заключительных аккордов в знаменитой поэтической книжной серии «ОГИ» под руководством Михаила Айзенберга была книга поэта, писавшего под псевдонимом Ян Шанли. Например:

Хочу быть солдатом
Оккупационных войск
Представляете:
Вы едва проснулись
А окна Ваши охвачены заревом
Это снаружи они завалены
Розами
А какие у меня резервы!

Последние лет 10 слышно про него не было — но тут Александр Макаров-Кротков постепенно рассекречивает свои фотоархивы, и в связи с этим понадобилось уточнить последующую судьбу некоторых канувших персонажей. И выяснилось, что поэт Шанли благополучно существует до сих пор, в таком вот благостном режиме. Но мало того: милитарная образность в его стихах не иссякает. Например:

Вооружу мои отряды
И в русские введу войска.
Дам право им, вместо Устава,
Не пожалеть с тротилом пуль
Уничтожая слева, справа
Жидов по самый Иссык-куль.

Вальжина Морт

БЕЛОРУССКИЙ ЯЗЫК

даже наши матери не знают как мы появились на свет
как мы сами раздвинув их ноги вылезли вон
так вылезают после бомбардировки из-под руин
мы не знали кто из нас девочка а кто мальчик
думали что едим хлеб а это была земля
и наше завтра –
гимнасточка на тонкой нитке горизонта –
что она там вытворяла
как изгалялась
бля

мы росли в стране где
меловыми крестами метят двери
а потом среди ночи приезжают две-три машины
и увозят нас
но в них сидят не мужчины
с автоматами
и не женщина с косой
это за нами любовь приезжала
и забирала с собой

только в общественных туалетах мы узнавали вкус свободы
где за двести рублей никто не допытывался что мы там делаем
мы выступали против жары летом и против снега зимой
а когда оказалось что мы и есть наш язык
и нам вырвали языки мы стали говорить глазами
нам выкололи глаза мы стали говорить руками
нам отсекли руки мы говорили пальцами на ногах
нам прострелили ноги мы кивали головой вместо «да»
и вместо «нет» качали головой
а когда наши головы съели живьём
мы залезли обратно в животы наших спящих мам
словно в бомбоубежища
чтобы родиться снова

а там на горизонте гимнасточка завтра
прыгала сквозь огненный обруч
солнца


Перевод с белорусского
Предыдущие: 1, 2, 3

Всё-таки живые классики отечественной словесности ещё способны удивлять

Я так понимаю, что подпись Андрея Битова под фразой «Одурманенная националистической риторикой и подстрекаемая коварной политикой США, значительная часть грузинского народа забыла, что поднимает оружие против брата и друга, чья искренность и надёжность испытана веками» надо понимать в том смысле, что Андрей Георгиевич внезапно почувствовал непреодолимые стилистические разногласия с заокеанским империализмом.

Сергий Жадан

* * *

Полевые командиры,
                            чьи сердца
                                            облегло туманом,
только и ждут,
                      когда ветер его раздербанит.
Партизан до тех пор считается партизаном,
пока есть враг,
                      у кого он в тылу
                                              партизанит.

Ваши длинные волосы застят лица,
из-под черных беретов
                                спадают на рвань мундиров,
развеваются по ветру,
как наливная пшеница,
прячущая перепуганных дезертиров.

Но является, что ни ночь, призрак повстанца
и кружит под окнами, как боевая химера,
а на дне его кожаного ранца –
голландский табак
и томик Аполлинера.

– Всё мусолишь молитвенник,
                                          отец солдатам?
Что уставился –
                      или там почта туман колышет?
Отвечает полковник:
                              Какая почта, куда там –
мне все равно
никто не пишет.

Перевод с украинского
Оригинал

Наградной департамент

В ордене авторов, которых трусливо, исподтишка пнул без лести преданный Музе поэт Кушнер, — пополнение: к Владимиру Гандельсману и Алексею Цветкову сопричислен Станислав Львовский sanin (здесь, главка 25). Поздравляем!

(Что до прочего содержания записок Кушнера, то сильнее всего впечатляет реприманд Наталье Николаевне Гончаровой за недостойное памяти первого мужа поведение в 1844 году и выволочка Вячеславу Иванову за бездарность на фоне Анненского. Не говоря, естественно, об общем пафосе всего текста, смысл которого сводится к отчаянному воплю: «Я! Я вам всем наследник! Меня, меня возьмите к себе в вечность!»)

Непреднамеренный гомоэротизм

Закат червонно-черный над Москвой
слоится, извивается. И вскоре
мы встретим ночь с блаженством и тоской
любовников на тонущем линкоре.

— пишет Юнна Мориц, по-видимому, не вполне отдавая себе отчёт в том, что линкор — корабль военный, и дамам на нём делать особо нечего.

(no subject)

Знаю, знаю —
пройдет и это, и то и я
перестану собою множить земную явь,
но во сне все буду хлебать натощак кофей,
косоротясь от новостей.


Правильно ли я понимаю, что в этом тексте ударение в слове "кофей" на втором слоге?

Послушай, ты видишь Его на полого
сбегающей вкось чешуе?
Танцующий мастер литья водяного
теб поминает всуе...


Правильно ли я понимаю, что в этом тексте ударение в слове "всуе" на втором слоге?

Или (если учесть, что оба примера из одного автора) я не в курсе каких-то эзотерических тонкостей в истории русской акцентологии?