Dmitry Kuz'min (Дмитрий Кузьмин, стало быть) (dkuzmin) wrote,
Dmitry Kuz'min (Дмитрий Кузьмин, стало быть)
dkuzmin

Category:

Четвертый Фестиваль молодой поэзии. День второй

21 марта, Арт-кафе "Сад"
ПРЕЗЕНТАЦИЯ
антологии новейшей русской поэзии "Девять измерений"
и новых книг серии "Библиотека молодой литературы"




В это место я, помнится, однажды заходил за молочным коктейлем года полтора назад, летом, а потому запомнил множество столиков в уютном дворике и пустой зал с выставкой фотографий. Каково же было мое изумление, когда выяснилось, что сейчас не лето, а значит, столиками заставлен именно этот зал. Втиснулись мы в это помещение едва-едва: конечно, оно показано для более камерных событий, особенно вторая, меньшая комната с диванами и подушками, где хорошо было бы провести какой-нибудь вечер восточной поэзии.

Антология "Девять измерений", которую еще никто не видел (кроме тех, кто был на нашем фестивале), – итоговая за 15 лет работы нашего поколения в литературе. Задача была, помимо прочего, поставлена так: продемонстрировать максимальную объективность и не дать возможности враждебной критике отмахнуться от книги как от "партийного", тенденциозного издания. Поскольку понятно, что какой бы том ни составил, например, я, это будет восприниматься как радикальный ангажированный проект (как мы помним хотя бы по истории с премией "Московский счет", в участники которой я вписал, кажется, всех, кого можно, вплоть до Александра Ревича и Ларисы Миллер, – и всё едино литературная общественность негодовала), – было придумано, что антология будет поделена на авторские разделы, и свое видение нашего поколения представят носители разных художественных идеологий. Один из разделов был, например, с самого начала предназначен Максиму Амелину, чтобы молодая поэзия на "толстожурнальный" манер заняла наконец приличествующее ей место в общем спектре – как обязательная, но вполне скромная краска. Планировалось сперва семь разделов по семь поэтов в каждом (не считая составителя – тоже поэта этого поколения); потом придумали добавить еще два взгляда со стороны: поэта старшего поколения (и это оказался Бахыт Кенжеев) и иностранного слависта. Итого 70 поэтов. Казалось, что достаточно, – даже с поправкой на то, что в каждом разделе (не исключая и моего собственного) оказалось по одному автору, которого составитель включил по каким-то своим личным причинам и без которого, вообще говоря, можно было и обойтись. Но нет: пришлось Илье Кукулину, официально курировавшему проект от "Нового литературного обозрения", добавить небольшой постскриптум от себя – по одному тексту еще семи авторов, – и даже после этого я бы набросал еще десяток имен, которых мне в этой книге не хватает.

Кукулин вечер и открыл – небольшой речью в том смысле, что такая антология должна задать модель восприятия эпохи, как, примерно, это сделала антология Ежова и Шамурина, но в то же время не превратиться в надгробный памятник эпохе, поскольку большинство авторов книги и дальше пишут и развиваются. Читать первыми пригласили Амелина и Дмитрия Тонконогова – как попавших, в некотором смысле, на чужую территорию (хотя вот случай Тонконогова наглядно показывает, что чисто человеческие и другие случайные причины иной раз вписывают автора совершенно не в тот художественный контекст, который логично соответствовал бы его творчеству). Далее зван был Воденников (также составитель одного из разделов – с весьма занятным подбором имен), который стихи читать отказался и произнес небольшой спич на тему "Как хорошо, что я у вас есть". И тут как раз приехал поэт-депутат Евгений Бунимович, отстегнувший на всю эту историю некоторое количество денег из бюджета Биеннале поэтов. И произнес сквозь зубы отвратительно двусмысленное приветствие – начав с того, что он эту книгу никогда не откроет, поскольку она слишком большая и в ней слишком много поэтов, и закончив тем, что книга эта разрушает миф о молодом поколении русских поэтов, а разрушение мифа – дело опасное, может ничего и не остаться. Я, честно говоря, пришел в совершеннейшую ярость, потому что выглядело это как попытка дистанцироваться, – никто, между тем, палками эти деньги из Бунимовича не выбивал. Спорить с ним мне было не с руки, потому что формат акции никаких дискуссий не подразумевал, – но зато сразу после этого Кукулин позвал меня читать стихи, и вся экспрессия ушла в манеру чтения, так что потом даже Вадик Калинин мне сказал: никогда, дескать, с такой страстью ты не читал...

Выступили еще со стихами – в качестве авторов антологии – Даша Суховей, Андрей Родионов и Валерий Нугатов (в буржуазно-эстетском интерьере кафе смотревшиеся диковато), а затем – авторы последних книжек "Библиотеки молодой литературы": Галина Зеленина (она же Гила Лоран), Ирина Шостаковская, Полина Андрукович и Вадим Калинин; и Яна Токарева, чья книжка вышла не в серии, и о причинах этого я стыдливо промолчал, а Яна, напротив, публично объявила, в связи с чем свою запись об этом я могу теперь вывести из-под замка. В заключение я прочитал по стихотворению Анны Горенко и Сергея Круглова.
Tags: отчеты
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments