Dmitry Kuz'min (Дмитрий Кузьмин, стало быть) (dkuzmin) wrote,
Dmitry Kuz'min (Дмитрий Кузьмин, стало быть)
dkuzmin

Category:

11 марта, Классики XXI века – вечер памяти Дмитрия Авалиани

Основные выступления:

Илья Кукулин. Объявил о подготовке мемориального блока в "Новом литературном обозрении".

Татьяна Михайловская: В позорном справочнике современных русских писателей под редакцией Чупринина пишут об Авалиани, что он работал сторожем и занимался литературными играми. Да – он сторожил нас всех: от скуки, самоуспокоенности, нарциссизма. Но, помимо игры, он был еще глубоким метафизиком, религиозным автором. (Надо было бы сказать тогда уж, – добавлю я от себя, – что именно в игре Авалиани искал и находил метафизическое начало и, если угодно, религиозный смысл.) Сегодня мы даже издать Авалиани не можем как следует, потому что издавать его надо не на плоскости, а в каких-то трехмерных формах, – это еще предстоит придумать следующим поколениям.

Вилли Мельников. Рассказывает, как Авалиани в своем загородном житье-бытье растапливал костер свежими листовертнями (показывает обожженные листы, которые буквально вытащил из огня). Как Авалиани говорил ему о своих поездках в конце 60-х гг. в Ленинград к Леониду Аронзону. Как Мельников и художник Эврика Джанггл договорились с Авалиани о встрече у станции метро "Новогиреево", а Авалиани по дороге рисовал листовертень, и из "Новогиреево" получилось "Домодедово", да так ловко, что Авалиани бессознательно отправился на станцию метро "Домодедовская".

Станислав Красовицкий: На 43-м километре (платформа Ярославского направления) мы два года жили с Авалиани совсем рядом, и он каждое воскресенье бывал у меня на службе в домашней церкви. Мы много говорили и очень во многом совпадали – в том числе и в вопросах поэзии, в нашем отношении к Бродскому, к Аронзону, которого мы оба очень любили.

Борис Колымагин: Сторожил-то он литературу вполне в буквальном смысле – работал сторожем в "НЛО". Откуда его благополучно выгнали. (Насколько я помню – впрочем, не уверен, что это точно, – в связи с тем, что он пристрастился копировать листовертни на казенном ксероксе.)

Данила Давыдов. Отказывается от слов памяти, заявляя, что сам жанр такого слова – мертвый и с Авалиани несовместим. Показывает листовертни, предназначенные для оформления не состоявшегося второго выпуска журнала "Шестая колонна".

Аркадий Ровнер. Рассказывает, как Авалиани в последнее лето своей жизни увлеченно участвовал в малопонятном ровнеровском проекте под названием "Институт культуры состояний".

Несколько видеозаписей самого Авалиани. В основном листовертни, немного просто стихов. Одна запись – очень любопытное интервью, взятое Александром Бабулевичем. Например, пассаж о том, что Авалиани по мелодике стиха чувствует свое родство со Случевским, хотя "панихидно-гробовые темы" последнего ему не близки.

В зале несколько сравнительно неожиданных лиц (Всеволод Некрасов, Вячеслав Куприянов). Да и явление Красовицкого, конечно, неожиданность.

(Если вдруг кто не знает, о ком речь, – сюда.)
Tags: отчеты
Subscribe

  • Нора Крук

    Сегодня исполняется 101 год старейшей, я полагаю, здравствующей русской поэтессе Норе Крук. Страницы её ранней биографии (их пересказала Татьяна…

  • Дмитрий Майзельс (1888—1972?)

    * * * В кафе вечернем, кафе вечернем (К окнам синеватая жесть) Скрипки в чёрном, скрипки в чёрном Ржавым железом жест. Амур мёртвый, амур мёртвый…

  • Юрий Туров

    * * * бутылка холодной рвоты у тёмных никитских в железных простенках в турецких домах на у в потресканной коже и марлевым дымом прыскать из раковых…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments