Dmitry Kuz'min (Дмитрий Кузьмин, стало быть) (dkuzmin) wrote,
Dmitry Kuz'min (Дмитрий Кузьмин, стало быть)
dkuzmin

Category:

Хроника литературной жизни за месяц

Катастрофически не хочется работать в этом году. Не стоило праздновать Новый год целую неделю: инерция безделья не отпускает уже месяц. Правда, подготовил несколько книжек, написал длинную муторную статью, мучительно продираюсь сквозь тексты неинтересных мне авторов для очередной будущей антологии... А вот про литературные вечера сюда писать – как-то уж совсем сил не было. Впрочем, их и было-то всего-ничего, да еще пару-тройку я проигнорировал.


13.01. Авторник
Вечер Игоря Вишневецкого (США). Стихи из двух книг, написанных и собранных после выхода в 2001 году "Воздушной почты" (одна из них была за этот период представлена в поэтическую серию "ОГИ" и отклонена там). Вишневецкий постепенно превращается в настоящего американского университетского поэта. Тяготение к крупной форме, к эпическим мотивам, сложные полиметрические композиции... Все свойства, необходимые для того, чтобы впечатление со слуха не представлялось достаточно адекватным и требовало глазной проверки, лучше – неоднократной. Как по мне, это поэзия, которую легко уважать, но трудно любить; но кто сказал, что одно лучше другого? Впрочем, один из заглядывающих время от времени в клуб городских сумасшедших в конце вечера заявил, что прозвучавшие стихи оказали на него несомненное целительное воздействие как в психическом, так и в соматическом отношении.

15.01. Классики XXI века
Вечер финалистов премии "Дебют": Юлия Идлис arienril, Илья Кригер ilya_krieger и Дина Гатина engels (вместо ранее обещанной Марианны Гейде mariannah). Все милые и славные.

20.01. Авторник
Вечер Елены Фанайловой. Несколько стихотворений из "Трансильвании" и программа более поздних (последних полутора лет). Кажется, Фанайлова окончательно перешла на письмо циклами, организованными по проблемно-тематическому принципу. Из показанных на вечере больше всех запомнился цикл "Подруга пидора", посвященный Анашевичу (включая пронзительное стихотворение – психологический портрет адресата). Неожиданностью для меня стало появление у Фанайловой довольно длинных верлибров, в т.ч. полуповествовательных – ближе к Станиславу Львовскому и Кириллу Медведеву (но без медведевского постконцептуалистского сдвига), чем к Игорю Вишневецкому или Сергею Тимофееву. Лена пришла больная и читала, заметным образом еле держась на ногах, что как-то еще усиливало message – публика расходилась сильно притихшая.

27.01. Авторник
Вечер Линор Горалик snorapp – тексты после "Не местных": читанные уже на всяческих сборных вечерах стихи (они же – рифмованная проза, в зависимости от того, какой теоретической концепции придерживаться), говорные прозаические миниатюры и пара переводов из пишущего на иврите прозаика Этгара Керета. После вечера подошел ко мне Эдуард Аронович Шульман и говорит: надо бы организовать, чтобы за нее в конце сезона проголосовали, – уж больно хороша бы книжка получилась... Фотограф Александр Лепешкин явился поснимать восходящую литературную звезду, но оробел и позвал меня составить ей компанию (= уговорить на съемку), однако, сделав полтора десятка кадров с нами двоими, поглядел с тоской (поскольку камера цифровая и результат виден сразу) и прогнал меня с глаз долой.

29.01. ПирОГИ
Второй вечер цикла "Полюса" под управлением Ивана Волкова: Санджар Янышев versus Данила Давыдов. Вечера в цикле строятся по принципу нашего давнего цикла "Антифон": два автора читают, чередуясь, в виде своеобразной дуэли. Разница только в том, что мы-то сводили авторов близких – чтобы, оттеняя каждого из них другим, рельефнее выявить отличия, т.е. предполагалось, что к концу вечера мы будем знать про обоих больше, чем в начале, – тогда как здесь про отличия мы знаем заранее, а представить, что к концу вечера при таком способе чтения вдруг выступят неожиданные сходства, мне довольно затруднительно (к тому же постмодерн на то и постмодерн, чтобы вчитывать переклички и взаимосвязи в любые два произвольно взятые культурные объекты). Впрочем, поскольку "ПирОГИ" теперь существуют отдельно от "ОГИ", постольку, чтобы показать свою самостоятельность, начало вечеров передвинули с 20 ч. на 19, о чем толком не сообщили, – так что пришел я вполне к концу и справедливость своего скепсиса проверить не успел. А успел только обнаружить, что в финале Давыдов прочитал стихотворение Янышева et vice versa. Вечер закончился, тем самым, в атмосфере любви и взаимного согласия, но выпивать участники выступления сели все-таки за два разных стола, каждый со своей компанией.

3.02. Авторник
Фаина Гримберг читает пьесу "Орел". Это уже вторая полноформатная пьеса Гримберг в "Авторнике" (первая была без малого год назад). И из того же цикла: мировая драматическая классика, переписанная на новый лад с добавлением пиранделловского мотива персонажей в поисках автора. В ответ на прямой вопрос Фаина Ионтелевна созналась, что таких пьес (только пьес! есть еще переписанная классическая проза) у нее 12, по большей части – Шекспир, Лопе де Вега и Чехов; в данном случае, понятное дело, была "Чайка" – перенесенная в Среднюю Азию и в 1935 год. Вышло, кажется, живее и естественнее, чем год назад с "Гамлетом", потому что там Гримберг совсем уж пунктуально следовала за оригиналом, а здесь варьировала гораздо свободнее, вплоть до того, что, собственно, Треплев (переименованный, между прочим, в Николая Кононова) так и не застрелился. Как водится, произведен был кое-какой сдвиг по гендерной линии, так что Заречная стала мальчиком, а Тригорин – дамой (ну, и чайка – орлом), – но это как раз особой погоды не делало. Интереснее – разнообразные попутные вторжения каких-то сторонних голосов: Заречная (Андрей) поет какую-то среднеазиатскую песню (типа про верблюдов), в четвертом действии в дом вламываются сотрудники НКВД (поскольку это уже 1937-й), но начинают с выкриков по-турецки, а потом чего-то требуют именем Филиппа Красивого... Т.е. Гримберг строит классическую постмодернистскую идеологему: люди говорят чужими словами, причем по большей части не потому, что сознательно цитируют, отсылая к первоисточнику, а просто потому, что своих у них нет. И ровно на это открытым текстом жалуется ближе к финалу персонаж по имени Лазарь (наряду с именем "Андрей" это имя для Гримберг знаковое – при том, что исходно, как я понимаю, взято попросту у старого поэта Лазаря Шерешевского), приблизительно соответствующий чеховскому Дорну.
Tags: отчеты
Subscribe

  • Питер Дэниелс

    СЕМЬЯ Я уже понимаю, у вас тут дела неформальные, в этом вся суть. Но скажи, кто та дама, что всех обнесла своим ромовым тортом, а после пришла…

  • Возвращаясь к Луизе Глик

    Ахейцы сидят на пляже, гадая, что делать после войны. Никто не хочет домой... Пять стихотворений последних 30 лет в журнале «Флаги». — — — — — — —…

  • Энса Гарсиа Арреаса

    * * * Делая заметки к докладу на скорой панели говорю чупакабра так и не явилась а вот я уехала пустыня меня сушила под колоссальным небом труднее…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

  • Питер Дэниелс

    СЕМЬЯ Я уже понимаю, у вас тут дела неформальные, в этом вся суть. Но скажи, кто та дама, что всех обнесла своим ромовым тортом, а после пришла…

  • Возвращаясь к Луизе Глик

    Ахейцы сидят на пляже, гадая, что делать после войны. Никто не хочет домой... Пять стихотворений последних 30 лет в журнале «Флаги». — — — — — — —…

  • Энса Гарсиа Арреаса

    * * * Делая заметки к докладу на скорой панели говорю чупакабра так и не явилась а вот я уехала пустыня меня сушила под колоссальным небом труднее…