Dmitry Kuz'min (Дмитрий Кузьмин, стало быть) (dkuzmin) wrote,
Dmitry Kuz'min (Дмитрий Кузьмин, стало быть)
dkuzmin

Category:

Тим Длугос (1950–1990)

Весьма убедительно

Беседуя с моей подругой Эмили, чья манера
пить, а также сумасбродство личных переживаний,
совершенно как у меня, я нашёл весьма
убедительными её объяснения: то, как мы
пьём (коктейль по случаю заключения нового
контракта переходит в вечеринку до трёх
пополуночи и чудовищное похмелье), обнажает
проблему в том роде, о котором я раньше не думал.
Я-то тревожился, как справляется мой организм
с бухлом, уже четыре года, после второго приступа
гепатита, когда я перецеловал всех девушек
за рождественским ужином и был совсем
жёлтый рождественской ночью, но раньше не
приходилось тревожиться, могу ли я его вообще
пережить. Оно было, скорее, данностью, как декорация
моих приключений артистической квир-натуры,
настолько же привычная для этих нью-йоркских кругов,
как ладан для католиков или немецкая овчарка
для слепых. Мы воспроизводим снова и снова
ритуалы, и наши лица, как закопчённые иконы
в определённом свете, вроде бы ничего не выучили,
но всё понимают. Это меня утешает, но само по себе
не так уж приятно, примерно как напиваться
дешёвым креплёным в память о школьных годах. Один
мой друг пьёт в том же баре не первый десяток лет,
беседует с одними и теми же типами, но со временем
среди них всё меньше блондинов. Джо Лесюэр говорит,
он рад, что его молодость пришлась на пятидесятые,
с его-то наружностью Таба Хантера, ведь именно таких
мужчины тогда хотели; теперь хотят пуэрто-риканского
ангелочка с огромными глазами и пылкой преданностью,
вытекающей скорее из мачизма, чем из морального
выбора. Его доводы также весьма убедительны,
вот только множество славных блондинов, которых я знал,
вышли из игры, умерев молодыми, освободив поляну
для смугленьких. Кэмерон Бёрк, танцор и
официант в Magoo’s, погибший по дороге домой,
машина сбила его велосипед на Рассветном хайвэе.
Генри Пост умер от СПИДа, я думал, он будет
тусоваться до скончания веков, а он удивил меня
своей смертностью так же, как когда оказалось,
что он вовсе не внук Эмили Пост, только прикидывался,
в точности как его приятель Блэр Михан, про которого
он писал в Playgirl, тот целый год вламывался на самые
элитные вечеринки, прикидываясь сыном Кэй Михан,
и закончился маскарад лишь когда один метрдотель
сказал ему: «Ваша матушка здесь», — и за руку
препроводил к царственной вдове: Жено! се, сын Твой, —
в мрачном убеждении, что всё тут если не плохо,
то явно нехорошо. Теперь Генри, наверное,
столь же смущён на каком-нибудь небесном приёме.
Оставайся таким же бессовестным, как и был. И Патрик
Мэк, память запечатлела его в окружении поклонников
в «Наковальне» внизу, у пинбола, и корчащимся в танце
в салоне у Литы Хорник, «Стимуляторы» делали там
вечеринку, он тоже умер на прошлой неделе, не знаю
причины, как будто тут важна причина, а не результат.
Мой друг-блондин Чак Шоу поминает всуе Верх-
овного Костолома, и я начинаю воображать дорогу
к его замку, освещённую сияющими блондинистыми
головами на шестах — фонари для богов, вспыхивают
в сумерках, совсем как я в те годы, когда зажигал
больше тусовок, творил больше дичи, встречал
больше красавцев, нажил больше врагов, чем
когда-либо до и когда-либо после, честное слово.
Сейчас весна, и вот он, новый выводок птенчиков
со стрижками, как в моём детстве, и завышенной
самооценкой, как во времена моего приезда в Нью-Йорк,
они вписывают себя в историю весьма-прелестности,
убедительные для самих себя и своих фанатов.
Мы же вроде бы только что собирались привлечь
чей-нибудь взгляд, а уже мимо мелькает весь этот
первый бал с блондинами во главе, а следом остальные
из нас, торжественный марш к тёмному краю
бального зала, и там мы выходим на террасу,
и укрывшая всякий мусор форзиция распускается
при нашем приближении. Я пью за это
как за памятник нашим мечтам, хрупким и стойким,
словно влюблённый блондин. Моя одежда
пахнет прокуренным баром, но сладость
апрельского воздуха изысканна, когда я выхожу
наружу, вдыхаю во все лёгкие и откидываюсь
в кресле первого класса в экспрессе от
буйного празднества в честь грядущих свершений
до весёлых ирландских поминок, на которых
трупы меняются, но вечеринка продолжается без конца.

Перевод с английского

* Джо Лесюэр (1924–2001) — поэт и сценарист, близкий к Фрэнку О'Харе.
* Таб Хантер (1931–2018) — актёр, звезда голливудского кино 1950-х гг.
* Кэмерон Бёрк (1953–1978) — танцор в нескольких внебродвейских постановках, участник танцевальной группы в киноверсии мюзикла «Волосы» (1978).
* Генри Пост (1950–1984) — редактор и журналист, близкий к Энди Уорхолу.
* Эмили Пост (1872–1960) — писательница, знаменитая своими книгами и выступлениями об этикете и хорошем тоне.
* Кэй Михан (1919–2011) — светская дама, жена Джозефа Михэна (1917–1972), крупного финансиста.
* Жено! се, сын Твой. — Евангелие от Иоанна, гл. 19, ст. 26.
* Патрик Мэк (ум. 1983) — вокалист и автор текстов панк-роковой группы The Stimulators. Умер от СПИДа.
* Лита Хорник (1927–2000) — редактор и литературтрегер из круга битников. — — — — — — — — — Оригинал этого поста размещён в авторском блоге https://dkuzmin.dreamwidth.org/ Комментирование постов автора происходит там.
Tags: переводы
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author