Dmitry Kuz'min (Дмитрий Кузьмин, стало быть) (dkuzmin) wrote,
Dmitry Kuz'min (Дмитрий Кузьмин, стало быть)
dkuzmin

Category:

Авторник, 9.12. – Василий Ломакин

Василий Ломакин, он же kitchendick, – уникальный случай абсолютно зрелого автора, в более чем 40-летнем возрасте возникшего из ниоткуда в "вавилонском" e-mail-самотеке, года этак полтора назад. По причине жительства в окрестностях Вашингтона, DC, и вполне отшельнического (по отношению к литературному сообществу) образа жизни его никто никогда не видел прежде, так что публика, знакомая с героем исключительно по Интернету, испытывала понятное волнение: всегда любопытен этот момент материализации сугубо виртуального персонажа.

Поэт Ломакин оказался небольшого роста, с седым ежиком, в крупных очках (кто-то из приблудной части публики спросил его, как он относится к своей похожести на Лимонова, на что поэт Ломакин ответил, что оправу давно пора сменить), мешковатом грубошерстном свитере, с тихим голосом и громовым смехом. Основной приступ смеха вызван был вполне нелепым эпизодом, связанным с неизбывной любовью к клубу "Авторник", питаемой парочкою городских сумасшедших, – один из которых, услышав стихотворение Ломакина с рефреном "путин повесился" (не видел на бумаге, но ясно, что это такой с маленькой буквы путин), спросил, отчего у него в стихах так много политики; поскольку ответить было никак не возможно, я попробовал принять удар на себя и вклинился с рассказом о нереализованном (пока?) проекте сборника "Современные русские политики в стихах современных русских поэтов", безусловным хитом которого должен был стать моностих Ивана Ахметьева "горби ебал барби". Моностих Ахметьевым многажды читан, 10 лет как опубликован – но, говоря словами Аристотеля, "известное известно немногим": для большинства публики текст оказался сюрпризом.

Разбирать стихи Ломакина я, пожалуй, особо не готов. Основная напрашивающаяся параллель – со стихами Дмитрия Волчека, которую сам Ломакин и озвучил. (Сознался еще в своей любви к Сергею Круглову – но тут сходство в поэтике вряд ли усматривается, разве что в биографии; и то, впрочем: сидеть отшельником в Вашингтоне – совсем не то, что в Минусинске; хотя – это дело самосознания: на вопрос об условиях своей американской жизни Ломакин ответил, что живет, по сути, в коммуналке, – а оказалось, что имеется в виду замкнутость мира в типичных suburbs, где у автора вполне собственный двухэтажный дом.) В чем тут штука – ясно не вполне. Скажем, мой любимый сюжет – функции инвективной/обсценной лексики, которая у Волчека употребляется преимущественно как лексика предельной эмоционально-экспрессивной нагруженности, однако контекст строится так, что пик эмоционально-экспрессивной нагрузки падает на другие слова и части текста – таким образом, гиперэкспрессивность инвективной лексики нейтрализуется. У Ломакина, кажется, иначе, практически наоборот: инвективная лексика возникает на фоне эмоционально нейтрального контекста, остается ничем не поддержанной – риторический жест изолирован, ни во что не разрешается. Странный эффект, хорошо было бы его повнимательней рассмотреть...
Tags: отчеты
Subscribe

  • Бобби Паркер

    Не кричать, пока автобус не остановится Это правда, я вытащил дверцу шкафа из груды, предназначенной в печь, и вывел Агентство Паркера, Охота за…

  • Андрис Алпс

    * * * не всем же писать кому-то и голову выбрить и пробить другому голову сбоку не поглядев в глаза кому-то не вынимая курить айкосы воняющие…

  • Майя Приедите

    * * * любимый муж разбился на мотоцикле она осталась одна с близняшками такая была чудесная пара молодые друг у друга первые и единственные но…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments