Dmitry Kuz'min (Дмитрий Кузьмин, стало быть) (dkuzmin) wrote,
Dmitry Kuz'min (Дмитрий Кузьмин, стало быть)
dkuzmin

Categories:

Мари Хау

РОЧЕСТЕР, ШТАТ НЬЮ-ЙОРК, ИЮЛЬ 1989 ГОДА

Ранними летними вечерами по его улице подростки съезжали на великах,
без рук, откинувшись на сиденьях, и утыкались в бордюр на пустой

парковке Красного креста по соседству, там и стояла машина Джо, и
белая «Хонда» Джона, неисправная и незарегистрированная... всё цвело,

и кроны темнели прежде, чем небо темнело; сладко пахла сирень,
и трава тоже пахла...

И шаги на крыльце раздавались деревянно и гулко, и на
узкой лестнице было душно и тускло, и дверь наверху могла быть

приоткрыта — как и в гостиную, и в его комнату слева: кто-нибудь
там сидел и читал, а иногда только он спал у себя,

или не спал, повернувшись к двери лицом, и тогда
махал рукой...

И женщина с первого этажа играла на фортепиано, учительница
музыки. Порой мы слушали, как она неуверенно

разучивает новую пьесу, порой она просто играла — бросив однажды
записку в почтовый ящик ему, что будет играть негромко

для него. И этими вечерами, под бессолнечным, но ещё не тёмным
небом, сразу после ужина, когда подростки катили молча

или с ленцой перекидываясь словами на своих великах, и лилии
по всему дому закрывались на ночь,

музыка порой проникала сквозь половицы,

он мог спать, или бодрствовать, или забыться дремотой,
и тот, кто сидел с ним, мог откинуться на спинку кресла у изголовья

и не знать, что это Шопен,
просто что-то негромкое и красивое, — даже и не слушать особенно,

не вслушиваться, пока всё не закончится,
— как узнаёшь аромат цветущего дерева, уже оставив его позади.

Перевод с английского — — — — — — — — — Оригинал этого поста размещён в авторском блоге https://dkuzmin.dreamwidth.org/ Комментирование постов автора происходит там.
Tags: переводы
Subscribe

  • Субъектка

    В феврале 2019 года я задался вопросом: когда уже наконец появится термин, обозначающий выступающего в тексте лирического субъекта в ситуации, когда…

  • Послание в Сибирь

    Скажи-ка, дядя, если видишь сам, Что там взметнулось гордо к небесам, Буквально всей Расее солнце застя? Взглянул окрест наш дядя — ох, еблысь!…

  • Кузькина мать подъехала

    Вы вот думаете, это мужик с топором просто так сидит? Нет, это он сидит по мою душу: под этой фотографией сибирский поэт Владимир Берязев…

Comments for this post were disabled by the author