Dmitry Kuz'min (Дмитрий Кузьмин, стало быть) (dkuzmin) wrote,
Dmitry Kuz'min (Дмитрий Кузьмин, стало быть)
dkuzmin

Categories:

Дэвид Берман (1967–2019)

Вся прелесть половины шестого

День слишком хорош, чтобы тратить его на роман из английской жизни.

Мы практически на идеальном, плюс-минус дюйм, расстоянии от солнца,
небо — черника со сливками,
и ветер тёплый, как воздух из проколотой шины.
Даже надгробные камни на кладбище
словно поднимаются со словами: «Привет! А меня зовут...»

Разве этого мало мне, чтобы сесть вот тут, у себя на пороге,
раздумывать о Кермите Рузвельте,
следить за путешествием муравья
или выйти на крыльцо с телефонной трубкой
и уточнить: она придёт-таки вечерком.

В этакий день то, что выглядит хреновыми новостями где-то вдали,
оказывается соринкой у меня на линзе, внезапно заново
начинаешь ценить навесы для машин и белые телефоны для справок,
и беспорядочные «окей» долетают с заднего двора.

Нынче утром я открыл у колы алый отлив,
рассмотрев стакан против света,
и обнаружил дорогой фонарик в кармане шубы,
убирая на́ лето зимние вещи.

И всё это вроде того, как снимаешь солнечные очки
после долгой езды за рулём и вдруг выясняешь,
что сейчас гораздо светлее и раньше, чем ты считал.

Ты знаешь, о чём я, —

такое товарищество случается в городе, в публичных местах. Тут не
подслушаешь ни у кого ненароком слова «сценарий» и «государственный
контроль». Мы слишком заняты попытками преуспеть.

Мне приходит в голову, что законы написаны в регионах, а регионы
записаны в законах, и это приятно сказать, раз уж я в этом почти совсем
уверен, на улице в солнечный день.

А потом сказать это снова, в кругу друзей, полнозвучным голосом какого-нибудь
сенатора линкольновской эпохи, чисто ради прикола.

Вот парняга стоит, робея, на ступенях суда, держит плакат: «А мне
вроде нравился Рейган». И его голова поворачивается медленно
вслед проходящей красивой девушке с ледяной бутылкой воды,
прижатой к пылающей щёчке.

Она улыбается мне, и я разрешаю себе фантазию: она идёт в центр
города купить лосьон для тела в кирпичной аптеке.
Вернувшись домой, она медленно и тщательно намажется им, а потом перейдёт
в гостиную слушать пластинки на 78 оборотов и пить джин-тоник
перед самодельным алтарём в честь президента Мэдисона.

В городке такого размера вполне возможно, что как-нибудь вечером
я окажусь у неё в гостях.

Вообще-то кое в чём я уверен, и на все сто.

Однажды, в будущем, я вспомню вот этот день. Уверен,
я вспомню, как вошёл в наш парк в половине шестого,
моё любимое время, и как нашёл на скамейке
две прохладные кружки пива с ещё не осевшей пеной.

Я вспомню, как появился мой друг Чип
с бейсбольной маской, прицепленной к поясу, и я

сказал ему: рад тебя видеть, садись, выпей пива, ты как,
и он повернулся ко мне, а закатный луч блеснул в его линзах,
и ответил, привет, офигенно, а ты?


Перевод с английского
Кермит Рузвельт, американский военный, двоюродный брат президента Ф.Д.Рузвельта, застрелился в 1943 году, однако вплоть до недавнего времени официальной версией его смерти оставался сердечный приступ.
Дэвид Берман покончил с собой в августе минувшего года. Он был известен в большей степени как певец, вот его последняя песня.

— — — — — — — — —

Оригинал этого поста размещён в авторском блоге https://dkuzmin.dreamwidth.org/ Комментирование постов автора происходит там.
Tags: переводы
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author