Dmitry Kuz'min (Дмитрий Кузьмин, стало быть) (dkuzmin) wrote,
Dmitry Kuz'min (Дмитрий Кузьмин, стало быть)
dkuzmin

Category:

Здравствуй, племя пустовое, погорелое

Так совпало, что мое знакомство с этим выдающимся образцом нынешней окололитературной публицистики произошло буквально в тот же день, что и личное знакомство с его автором, писательницей Елизаветой Александровой-Зориной, случившееся при записи одной телепередачи. Ввиду узколитературной темы перед телекамерами писательнице Александровой-Зориной не удалось особенно разогнаться, и в этом смысле ее выступление в «Снобе» (любопытно, кстати, к какой части контента на этом уважаемом ресурсе это выступление относится: к той, где администрация сайта платит за вброс, радующий снобов, или к той, где желающий прослыть снобом платит сайту за право невозбранно вбрасывать), безусловно, опережает. В будущем телеэфире зритель не услышит от писательницы Александровой-Зориной ни о том, что русский народ изобличает в себе глубоко провинциальное сознание, именуя своего царя иностранным словом «президент», ни о том, что русские непоправимо проиграли англичанам в борьбе за навязывание афганским моджахедам своих ценностей (тут, мне кажется, писательница не в курсе, как там у афганских моджахедов с ценностями: если б она познакомилась с вопросом из первых рук, то, глядишь, ощутила бы скорее духовное родство). Но зато там, на записи, выяснилось, где же всё-таки обитает тот д'Артаньян, относительно которого буквально все (и заскорузлые писатели-патриоты, и безответственные наследники андеграунда, и сущеглупые пекари массовой литературы) — козлы. Дело в том, что писательница Александрова-Зорина ведает литературным разделом ранее неведомого мне сайта ThankYou.Ru — так что неудивительно, что мне захотелось познакомиться с этим ресурсом, который, вероятно, призван отвечать на вопрос, венчающий статью его куратора: «В начале прошлого века русская словесность переболела декадансом, в начале нынешнего русское искусство в целом переживает тёмную полосу деграданса. Переживёт ли?».

В наиболее интересном мне поэтическом разделе за переживание тёмной полосы нынешнего русского искусства отвечают, в частности, Вадим Месяц, Эдуард Лимонов, Дмитрий Воденников и Егор Исаев; среди других небезызвестных имён этого раздела — Михаил Гуцериев, в свободное от управления компанией «РуссНефть» и пр.пр. время сочиняющий, оказывается, «тонкие, душевные стихи о дружбе, любви, отношении к жизни». С учётом того, что идея сайта состоит в том, чтобы за скачивание полюбившихся книжек благодарные читатели платили автору некую сумму по собственному усмотрению, — участие господина Гуцериева, известного своей приверженностью к диверсификации бизнеса, конечно, легко объяснимо. Но надо отметить, что и открытию новых талантов проект под руководством писательницы Александровой-Зориной не чужд: например, поэты на букву А представлены на сайте не только Алексеем Цветковым (алфавитная сортировка у них там не по фамилии, а по имени — вероятно, для лучшего преодоления тёмной полосы деграданса), но и Андреем Алякиным. О существовании поэта Алякина я доселе не слышал, и зря: персональный сайт этого поэта сразу и без обиняков встречает посетителя баннером «Живой классик». И вот что, в порядке борьбы с деградансом, этот живой классик пишет:

Обиды вызывают рак,
Надежды возрождают свет,
Любой святой — всегда дурак,
Любой дурак — всегда поэт.

И смысла нет не быть собой,
Когда суть мира — шапито.
Шумит за окнами прибой,
Я сбросил шапку и пальто,

Костюм, рубашку, снял носки...
Стою пред зеркалом, молчу,
В глазах — ни искорки тоски,
Я всех вокруг любить хочу.


Зато раздел «Биография» на сайте живого классика девственно пуст. Но услужливый Гугль восполняет этот пробел: поэт Алякин, как и поэт Гуцериев, по стечению обстоятельств в свободное от сочинительства время занимается кое-каким бизнесом. Давно и с большим успехом занимается. Настолько давно и с настолько большим, что ещё Виктор Куллэ, с его страстной приверженностью к чистоте рядов в литературном цехе, в 2001 году опубликовал его стихи и размышления о поэзии в журнале «Старое литературное обозрение»:

О нет. Есть свои наслажденья в паденьях.
Я вправе воздать людям месть
По их же грехам, что коварно вплетаю
В живую, бурлящую плоть…
И пусть я по небу теперь не летаю,
За то я везде званный гость…


(Орфография «Старого литературного обозрения» сохранена.) Но — не помогло: тот номер журнала оказался последним. Однако в проекте ThankYou.Ru ведь поэты Алякин и Гуцериев объединили свои усилия — может быть, всё и получится, и писательница Александрова-Зорина успешно пересечёт полосу деграданса на белом коне под песни ещё одного автора сайта, Валериана Курамжина:

Время не лечит раны.
Время их бередит.
Годы идут за годами,
Только сильнее болит.
Молодость не вернётся,
Сколько Его ни проси.
Старостью жизнь обернётся,
Сколько ни голоси.
Жалким комочком нервы
Бьются, как воробей.
Неужто все бабы стервы?
Не верю я, хоть убей!
Поздний полночный ужин.
Тонко скулит душа.
Коль никому я не нужен,
Не нужно и мне ни шиша.


Творческих успехов вам, господа!
Tags: за передовую магию, кунсткамера
Subscribe

  • * * *

    Жан Габен не похож на моего отца. Гораздо массивнее, тяжелее. Вряд ли он до последних лет Забрасывал десяток мячей В баскетбольную корзину На…

  • * * *

    что надеть на похороны если ты гот — — — — — — — — — Оригинал этого поста размещён в авторском блоге https://dkuzmin.dreamwidth.org/…

  • * * *

    мама ушла на пенсию из ФСБ вспомнила про 20-летнего сына давай, говорит, погуляем соскучилась давно не было времени пошли по морозцу куда-то зашли…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments

  • * * *

    Жан Габен не похож на моего отца. Гораздо массивнее, тяжелее. Вряд ли он до последних лет Забрасывал десяток мячей В баскетбольную корзину На…

  • * * *

    что надеть на похороны если ты гот — — — — — — — — — Оригинал этого поста размещён в авторском блоге https://dkuzmin.dreamwidth.org/…

  • * * *

    мама ушла на пенсию из ФСБ вспомнила про 20-летнего сына давай, говорит, погуляем соскучилась давно не было времени пошли по морозцу куда-то зашли…