Dmitry Kuz'min (Дмитрий Кузьмин, стало быть) (dkuzmin) wrote,
Dmitry Kuz'min (Дмитрий Кузьмин, стало быть)
dkuzmin

Большой литературный день накануне Всемирного дня поэзии

1) Объявление шорт-листа Русской премии, Ельцин-центр, 12.00.

Сергей Чупринин на правах председателя жюри полчаса растекается мыслью по древу, затем Герман Садулаев как член жюри эмоционально говорит о том, что за пределами короткого списка остались тексты не хуже, чем тексты финалистов; зачитывается письмо от другого члена жюри, Александра Архангельского, с тем же содержанием. Вновь берёт слово Чупринин для объявления лауреата специальной премии, за вклад в развитие русской литературы за рубежом, — Николая Свентицкого, всемогущего директора русско-грузинского поэтического фестиваля «Сны о Грузии», — и, неожиданно на фоне предыдущего необязательного рассусоливания, находит для обоснования этого решения феноменальную формулировку: в мире полно, говорит он, «низовых» фестивалей, подобных давешним слётам КСП, где о качестве говорить не приходится, есть и фестивали в духе «гамбургского счёта», где профессионалы выясняют свою силу за закрытыми дверьми, но только Свентицкому удалось создать фестиваль для поэтов экстра-класса, двери которого открыты при этом для всех желающих, так что авторы разных стран получают редкую возможность пройти неофициальный мастер-класс. Поистине поразительно, с каким изяществом охарактеризована тут суть означенного фестиваля; жаль только, что воспитанники этого мастер-класса о таком своём статусе не подозревают. Николаю Свентицкому, энтузиасту и превосходному организатору, поздравления; участникам шорт-листа тоже. Бонус-трек: вот уже третьему премиальному жюри задаю я вопрос о том, каким образом произведение с подзаголовком «Роман в стихах» оказывается претендентом на премию в номинации «Малая проза», но полученный в этот раз ответ явно лучший. Координатор премии Татьяна Восковская, помявшись, сказала, что этот вопрос следует переадресовать издательству «Время», настаивавшему на такой квалификации книги Марии Рыбаковой «Гнедич», а издательство «Время» в лице главного редактора Аллы Гладковой ответило, что где стихи и где проза — дело тёмное, а в прозаической номинации у этой книги гораздо больше возможностей быть замеченной. Даже и не знаю, радоваться ли Марии Рыбаковой от такой заботы.

2) Дискуссия «Литература и филология в XXI веке», Институт русского языка РАН, 13.00.

Рамкой для дискуссии стал постоянно действующий под руководством филолога Натальи Фатеевой семинар по изучению современной поэзии, у которого есть и поэты-завсегдатаи (скажем, Владимир Аристов). Однако содержательным наполнением данной конкретной дискуссии занимался Александр Давыдов (журнал «Комментарии», а теперь и проект «Русский Гулливер»), пригласивший для основного доклада Андрея Таврова, а мне предложивший выступить главным оппонентом — причём, как выяснилось уже во вступительном слове Давыдова, оппонирование моё предполагалось со стороны «постмодернизма, с которым тесно связано имя Кузьмина»: чего только про себя не узнаешь! Тавров начал своё выступление с того, что слово в поэзии — совсем не главное, от чего филологическая часть присутствующих сразу несколько поплыла; далее последовали размышления о метафизической сущности идеального стихотворения, которое само в себе содержит травматический и травмирующий опыт и терапевтический эффект, со ссылками на Хайдеггера, Рильке и пророка Иеремию. После этого мне, заявленному как глашатай постмодернизма, ничего не оставалось, кроме как заметить, что это всё прекрасно и замечательно, но — с учётом постмодернистской множественности иерархий — не более чем один из возможных способов выстраивания метафизического измерения поэзии, причём ведёт этот способ к представлению о том, что поэзия не поддаётся рациональному познанию (а только постижению), и это представление естественным путём отменяет всякую филологию, так что в этом случае всем можно просто разойтись. Если же филологию не отменять и пока не расходиться, а также если вынести за скобки вопрос об институциональных преградах на пути диалога литературы и филологии (прежде всего, об отсутствии полноценного представительства современного искусства в университетах), то едва ли не главным препятствием на пути филологического исследования современной поэзии является недостаток взаимодействия филологических методов с социологическими и культурологическими: в постмодернистской ситуации художественного многоязычия и культурной многоукладности филология не может правильно определить свой объект, не опираясь на выработанные социологией культуры механизмы разметки культурного поля. Последовал довольно живой обмен репликами между Аристовым, Наталией Азаровой и Ольгой Северской, после чего почтенный доктор филологических наук Н. В. Перцов взял слово и сказал, резюмируя, что всё это, конечно, прекрасно, но как же это можно говорить, что в поэзии слово — не главное, что за безответственные такие высказывания.

3) Пресс-конференция по случаю Всемирного дня поэзии, Мультимедийный пресс-центр РИА Новости, 15.00.

Евгений Бунимович и Юрий Цветков были как всегда, Константин Кедров (тоже как всегда) заклеймил «толстые журналы» как рассадник консерватизма, Наталья Попова из поэтического салона «На Самотёке» вступилась за честь «толстых журналов», аргументируя это тем, что они возникли ещё в XIX веке (аргумент убойный, но непонятно, в чью пользу), примолвив, что как раз заведующая отделом поэзии журнала «Дружба народов» Г. Климова будет вскорости представлять у них в салоне составленную ею хрестоматию для школьников «Поэтические шедевры второй половины XX века» (ох, боюсь, боюсь). Ведущая пресс-конференции продемонстрировала тонкое понимание обсуждаемого вопроса, после произнесённых Цветковым фамилий «Вознесенский, Ахмадулина» ревниво переспросив: «А Евтушенко?»

4) Вечер Станислава Львовского sanin и Кирилла Корчагина stiven_dedal, кафе ExLibris, 19.00.

Отличный вечер. Вопреки высказанному одним слушателем в кулуарах замечанию о том, что Корчагин в этом сочетании проигрывает, поскольку отстоит слишком на немного, я думаю, что как раз наоборот: именно на контрасте заметнее разница (тем более что поэтика Корчагина гораздо более компактная и определённая, тогда как Львовский, даже если не говорить о значительной эволюции за годы письма, достаточно широко расходится в разные стороны из некоторой трудноуловимой центральной точки). Соображения самих авторов о характере их родства — что Корчагина, насчёт свойственного обоим балансирования на грани вкусового сбоя, патетики или сентиментальности, что Львовского, насчёт общего интереса к большим социальным и историческим процессам, преломляемым в частной судьбе, — важные, но явно не исчерпывающие тему. Редкий случай, когда по окончании поэтического вечера мне не хотелось немедленно сбежать.
Tags: отчеты, проблемы литературной теории и практики
Subscribe

  • Бобби Паркер

    Не кричать, пока автобус не остановится Это правда, я вытащил дверцу шкафа из груды, предназначенной в печь, и вывел Агентство Паркера, Охота за…

  • Андрис Алпс

    * * * не всем же писать кому-то и голову выбрить и пробить другому голову сбоку не поглядев в глаза кому-то не вынимая курить айкосы воняющие…

  • Майя Приедите

    * * * любимый муж разбился на мотоцикле она осталась одна с близняшками такая была чудесная пара молодые друг у друга первые и единственные но…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments