Dmitry Kuz'min (Дмитрий Кузьмин, стало быть) (dkuzmin) wrote,
Dmitry Kuz'min (Дмитрий Кузьмин, стало быть)
dkuzmin

Майская поэтическая опера – 5

Вечер любовной лирики прошел при полном аншлаге, что я как-то даже не умею объяснить (не на тему любви же, в самом деле, народ собрался – тем более что большая часть зала состояла, разумеется, из литературной публики). И общий уровень, и меру тематического разнообразия можно охарактеризовать как достаточно высокие. Михаил Гробман, наиболее редкий гость, был вполне мил, читал такие трогательные эротические стишки не без намеков на прискорбный экзистенциальный фон оной эротики. Александр Анашевич, Дмитрий Воденников, Линор Горалик, Евгения Лавут – по вполне репрезентативному корпусу текстов, с представлением ситуации любви как трагической в своей основе. Фаине Гримберг я посоветовал не экспериментировать и читать классическое "Андрей Иванович не возвращается домой" – не сообразив, что идет оно вдвое больше регламента, так что мелкотравчатые литераторы в зале, уверенные в том, что они, конечно, пишут лучше всех выступающих, иронически пересмеивались. Ольга Ермолаева, чьи собственные тексты прочно заслонены ее работой в отделе поэзии "Знамени", читала цикл стихов памяти мужа – довольно пронзительный, построенный на любовном перебирании деталей совместной жизни, мелких предметов и биографических штрихов. И как бы четыре выступления со стороны счастливой любви: Александр Кабанов, Александр Леонтьев, Вера Павлова, Санджар Янышев. Ну, что поделаешь – этим пронять сложнее, отчасти по причинам общекультурным: сопереживание чужому горю входит в моральную норму, а сопереживание чужому счастью – занятным образом не входит. Впрочем, Леонтьев попросту сероват. Павлова справляется с этой проблемой предельным лаконизмом: все настолько четко и внятно, что мудрено не войти в резонанс. Другие рецепты покамест не кажутся вполне убедительными.

И всё бы ничего, если бы не святая простота Татьяна Райт со своими попытками выстроить идеологию проекта. Ударным элементом должна ведь была быть премия, присуждаемая за лучшие стихи сторонним жюри, т.е. людьми, имеющими высокий культурный статус, но не ангажированными литературным сообществом. Не лишено смысла – особенно с точки зрения ньюсмейкерства: даже тем, кто не интересуется современной поэзией, может оказаться любопытно, какие стихи отметили Марк Захаров, Дибров, режиссер Балабанов (такое жюри святая простота Татьяна Райт обещала перед началом фестиваля). И вот что получилось:

1. Евгений Бунимович – стало быть, не как поэт, а как политик.
2. Вероника Долина – стало быть, не как поэт, а как певица.
3. Священник Владимир Вигилянский – муж поэтессы Олеси Николаевой.
4. Сергей Дьяченко – неизвестно кто (значится учредителем фестиваля вместе с самой Райт).
5. Некто Демидов, представленный как известный джазист (увы, в джазе я не понимаю совсем ничего – кто там и чем известен, не в курсе).

Спрашивается, какой смысл может иметь решение такого жюри? Правильно: никакого.
Результаты будут сегодня вечером.
Tags: отчеты
Subscribe

  • Журнал «Центнер» в борьбе с привилегиями

    Горячо приветствуя появление нового издания, посвящённого актуальной теме размыкания границ между профессиональными сообществами, хотелось бы…

  • В борьбе с каноном (выплеснули слепого мальчика)

    Я ненавижу любой догматизм, в том числе и догматизм культурного канона. Но есть проблема. У тех, кто борется против этого канона, догматизм гораздо…

  • Чижика съели

    Слушайте, меня уже теперь в личку все спрашивают про статью Берга на Горьком. Действительно, событие в отечественной литературной жизни: аршинными…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment