Dmitry Kuz'min (Дмитрий Кузьмин, стало быть) (dkuzmin) wrote,
Dmitry Kuz'min (Дмитрий Кузьмин, стало быть)
dkuzmin

Category:

Львовский форум — 2

Воскресенье, завершавшее Львовский форум издателей и его книжный фестиваль, также выдалось вполне насыщенным, хотя с утра я вышел из гостиницы без твёрдого понимания, как я буду проводить день. Перемещаясь от одного кафе с вайфаем до другого, я встретил в очередном Игоря Сида, известившего меня о необходимости немедленно принять участие в дискуссии по геопоэтике под каким-то вполне загадочным названием. Выяснив, что другими участниками будут Юрий Андрухович и Сергей Жадан, я счёл неприличным отказываться.

Зальчик книжного магазинчика под эмблематичным названием «Є» был, по случаю участия Андруховича и Жадана, забит по самое некуда. Сид разъяснял про геопоэтику. Жадан прочитал эссе о том, что география предлежит литературе как «немая» карта, которую писатели должны подписать. Андрукович рассказал о своей классификации романных топосов по мере убывания масштаба: пространство — окрýга — город — место (скажем, дом), с примерами из восточноевропейской прозы (вообще конструирование общевосточноевропейского контекста — любопытный и, кажется, весьма перспективный сюжет; я ещё весной в Польше видел, например, первый, очень удачный выпуск немецко-польско-украинского литературного журнала «Radar»). Было озвучено коротенькое эссе Екатерины Дайс об эротических импликациях в геопоэтике Андруковича, примолвившего, что он и в самом деле некоторое время назад прочитал в Зальцбурге лекцию под названием «Эрогенные зоны Европы» (одна из таковых, знамо дело, Балканы — привет черчиллевскому «подбрюшью»). Я вполне прозаически поговорил о вопросах литературной регионалистики (отметив попутно, что всегда занимавший моё воображение вопрос о том, отчего в поволжских городах примерно одинакового, если смотреть из Москвы, масштаба настолько разные местные литературы — от довольно богатых до никаких, — в свете идей Андруковича и Дайс нужно, вероятно, решать на основании анализа изгибов Волги: где у неё выпуклое, а где вогнутое). Тут Жадан неожиданно попросил меня прокомментировать недавнее bon mot Олега Юрьева о Харькове как столице русской литературы, на что я (про себя лишний раз поразившись, насколько высока всё-таки мера публичности наших здешних приватных бесед) заметил, что это, конечно, изящная шутка, но, в самом деле, из центров русской литературы, расположенных за пределами России, Харьков сегодня едва ли не самый значительный; однако близкая перспектива может позволить ему занять и ещё одну позицию: города, где происходит полноформатный диалог между двумя национальными литературами, — выполняя тем самым обещание, не сдержанное в середине XX века, по далёким от литературы причинам, немецко-чешской Прагой. На этом месте в происходящее вмешался глас народа: из зала поднялся бодрый старец, представившийся как «Григорьев, учитель физкультуры», и потребовал, чтобы московский гость, то есть я, сообщил о своём отношении к концепции Москвы как Третьего Рима и лично к моему священному отцу патриарху Кириллу; что именно я ему ответил — не буду здесь воспроизводить, чтобы не расстроить нескольких хороших людей, но ссылку на украинское информационное агентство, поместившее мой ответ в виде отдельной новости, мне уже прислали (странно, что там не стоит, под рубрикой «Также по теме», ссылка на историю про стакан).

Между тем примерно на это же время у меня было назначено ещё выступление со стихами, в обществе киевской поэтессы Натальи Бельченко и рижской поэтессы Милены Макаровой, взаимопониманию которых я было решил не препятствовать, — но тут во мне взыграл адреналин, и я пошёл-таки в библиотеку Львовского университета, где эти чтения (в обществе видеооператора, фотокорреспондента и четырёх слушателей) происходили, появился в аккурат к моменту их завершения и на прощание прочитал свой первый в жизни перевод с украинского, дабы, так сказать, придать этому празднику русского стиха некоторую стереоскопичность. Помещение Научной библиотеки Львовского университета прекрасно само по себе:

И после этого я ещё успел на восхитительный персональный вечер Жадана, читавшего в Театре Леся Курбаса отрывки из нового романа «Ворошиловград» (а местное студенчество, не уместившееся в зрительном зале, кругами сидело вокруг него на сцене на полу). На картинке с последующих посиделок рядом с Жаданом львовянка Галина Крук (благодаря обильным переводам Игоря Белова уже несколько известная и в России): Жадан уставший, Крук нерезкая, но аура...

Завтра улетаю в Новосибирск.
Tags: из жизни небезызвестного литератора, отчеты
Subscribe

  • Статистика

    Подсчитанные: Антон Азаренков, Ростислав Амелин, Вадим Банников, Василий Бородин, Оксана Васякина, Анна Глазова, Алла Горбунова, Кузьма Коблов,…

  • Возвращаясь к дю Буше

    Кирилл Корчагин подготовил вполне выдающийся материал: панораму французской поэзии второй половины прошлого века. В идеальном мире, конечно, это…

  • Алпатов о Юсуповой

    Волшебный текст о книге Лиды Юсуповой выпустили государственнофинансируемые наши любители поэзии. Тут долгожданная новая тактика козлов Козлова:…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments