Dmitry Kuz'min (Дмитрий Кузьмин, стало быть) (dkuzmin) wrote,
Dmitry Kuz'min (Дмитрий Кузьмин, стало быть)
dkuzmin

Categories:

Интервью с Романом Тименчиком

Послушать, что говорит один из крупнейших здравствующих русских филологов, в любом случае познавательно. Я, однако, не могу утаить своего глубокого разочарования. Почти все соображения Романа ДмитриевичаДавыдовича (пардон, рука дрогнула) превосходно укладываются в парадигму довольно тривиального здравого смысла. Но, разумеется, даже выдающемуся специалисту нельзя вменить в обязанность быть еще и оригинальным мыслителем (напротив, некоторых превосходных специалистов такая амбиция нас бесповоротно лишила), а потому то, что вызвало мое разочарование, — возможно, как раз на пользу делу. И я бы оставил свое недовольство при себе, если бы не один пассаж, в котором здравый смысл приводит, на мой взгляд, Тименчика к весомому и вредному заблуждению:

Когда мы пишем о современной литературе, мы занимаемся критикой (увы, мешает омонимия — ведь и филологию мы называем критикой текста; а филология и литературная критика — это скорее антонимы; а еще есть и критика в том смысле, как мы говорим о выступлениях в стенгазете). Так вот, занимаясь литературной критикой, мы кого-то укрупняем, кого-то продвигаем, кого-то осаживаем этим, прямо или косвенно. То есть мы одних выдвигаем за счет других, неизбежно пренебрегаем другими — каждый раз, когда мы кого-то выдвигаем.

С одной стороны, я нахожу, что когда мы пишем об Ахматовой или о Пушкине, мы также делаем это за счёт Демьяна Бедного и Булгарина (или, если угодно, Ходасевича и Баратынского): никакая история не написана навечно, акценты со временем могут сдвигаться, и жесты «укрупнения» и «осаживания», произведённые с достаточной силой и настойчивостью, меняют состав и пропорции университетских и школьных курсов, то есть, в пределе, общие контуры национальной культуры. Но важно не столько это, сколько сама постановка вопроса: оказывается, дискурс для Тименчика определяется предметом, а не методом. По-моему, эта мысль отбрасывает нас на добрую сотню лет назад. Да, перед глазами у нас заразительные дурные примеры бывших филологов, которыми переход из научного цеха в критический был расценен как индульгенция на авторитарные декларации любой степени безответственности, — но, собственно, самым чаемым противоядием против немзеровщины всех мастей как раз и была бы демонстрация возможности методологически отчётливого, твёрдого в своей исследовательской прагматике научного высказывания о литературной современности. Взамен этого Тименчик предлагает оставлять город в распоряжение мародёров на ближайшие пятнадцать лет — причем не по каким-либо фундаментальным причинам (скажем: новый художественный язык требует нового метаязыка для своего описания, и на формирование этого метаязыка как раз и уйдут десятилетие или полтора; тут можно было бы и поспорить, но это хоть позиция), а исключительно на основании методологической невнятицы. И благодушно-интеллигентское резюме:

мне кажется, что на пользу развитию новых методов описания идет именно эта установка на не то чтобы высокомерие, а на осознанную и спасительную дистанцию. Как в 1916 году академик Перетц сказал Жирмунскому, после доклада «Преодолевшие символизм»: «Что ж это вы — из пушек по воробьям».

Так в чем спасительность-то? Как и от чего спасла нас эта дистанция? И я, конечно, дико извиняюсь, — но, кажется, смешно даже спрашивать, чья работа к сегодняшнему дню оказалась более значимой для русской науки и культуры: почтенного академика Перетца или юного Жирмунского?

Я понимаю, что Глеб Морев, интервьюировавший Тименчика, сознательно занял позицию сыновней почтительности, удерживая беседу в благостно-бесконфликтном ключе. Но мне представляется, что по крайней мере в данном пункте это было ошибочное решение: слабость позиции, заявленной Тименчиком, настолько очевидна, а вредоносность ее настолько велика, что, право же, следовало дать ему возможность тут же от нее отказаться — или уж выступить на ее защиту в мало-мальски вооруженном виде.
Tags: проблемы литературной теории и практики
Subscribe

  • Субъектка

    В феврале 2019 года я задался вопросом: когда уже наконец появится термин, обозначающий выступающего в тексте лирического субъекта в ситуации, когда…

  • Московский счёт — 2021

    Началось голосование. Я бы попробовал поставить на Виталия Пуханова и Андрея Таврова: из многих авторов, кто такой награды заслуживает, это те двое,…

  • «Воздух» в третьем сезоне премии «Поэзия»

    Нынче в полночь премия «Поэзия» объявила свой длинный список: сто стихотворений, опубликованных в 2020 году и вступающих в соревнование за лучший…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

  • Субъектка

    В феврале 2019 года я задался вопросом: когда уже наконец появится термин, обозначающий выступающего в тексте лирического субъекта в ситуации, когда…

  • Московский счёт — 2021

    Началось голосование. Я бы попробовал поставить на Виталия Пуханова и Андрея Таврова: из многих авторов, кто такой награды заслуживает, это те двое,…

  • «Воздух» в третьем сезоне премии «Поэзия»

    Нынче в полночь премия «Поэзия» объявила свой длинный список: сто стихотворений, опубликованных в 2020 году и вступающих в соревнование за лучший…