?

Log in

No account? Create an account
 

Эзра Паунд

About  

Previous Entry Эзра Паунд Jun. 2nd, 2009 @ 06:39 am Next Entry
In a Station of the Metro

The apparition of these faces in the crowd;
Petals on a wet, black bough.

Это очень известное, хотя и очень маленькое стихотворение. Написано оно в 1912-м — характерным для ранней стадии становления современной миниатюры способом последовательного вычёркивания (в первоначальной версии было 30 строк), опубликовано годом позже. Я его перевёл в 2002 году для перевода статьи одного американского японца о современном хайку (статья, кстати, отличная, по-моему), напечатал эту статью в альманахе «Тритон» и забыл об этом (в том числе и в книжку включить забыл). Между тем случай не так-то и прост.

Известные мне переводы распадаются на две группы. Одни переводчики не считают, что crowd — bough — это рифма:

Видение этих лиц в толпе;
Лепестки на влажном черном суку.

(Р. Пищалов) – практически подстрочник

Внезапно появление в толпе этих лиц;
Лепестки на черной от влаги ветке.

(М. Гунин)

Расплывчатые пятна лиц в толпе;
цветы на мокрой, черной ветке.

(А. Андреев)

Перемещенье этих лиц в толпе;
Листья на влажной, черной ветке.

(Ю. Орлицкий)

Эти лица вдруг возникают в толпе,
как лепестки на мокрой черной ветке.

(А. Пустогаров) — это неверно в принципе, потому что без «как» Паунд обошёлся целенаправленно.

Другие — не только считают, но и считают своим долгом обозначить это со всей ясностью:

О, лица в призрачной подсветке;
Листва на мокрой черной ветке.

(В. Гандельсман)

Видение тех лиц в подземной клетке:
Соцветья на промокшей ветке.

(С. Квиткин)

В толпе безликой появились эти лица —
На черной влажной ветке листья.

(Я. Пробштейн)

Виденье этих лиц в толпе несметной —
Как россыпь лепестков на черной мокрой ветке.

(А. Кудрявицкий)

Очень характерно, что переводчики второй группы и по содержанию находят оригинал недостаточно поэтичным и стремятся этой самой поэзии покойному Паунду добавить: так появляются «призрачная подсветка», «подземная клетка» и «безликая/несметная толпа». Собственно, Владимир Гандельсман насчёт добавить поэтичности так и говорит открытым текстом (хотя для его прилагательного «призрачный» некоторое основание в подлиннике всё-таки есть, а уж для «клетки» или «безликости» — никакого).

Я же полагаю, что поэзии в переводе должно быть, по возможности, ровно столько, сколько в оригинале. В том числе и рифмы — примерно столько в русском тексте, сколько в английском (тут, конечно, можно открыть дискуссию о том, что мера точности/неточности рифмы в русском и английском стихе различна; это само по себе верно, но тогда уж надо говорить и о том, что рифма — феномен позиционный, и сколь угодно неточная рифма, в целом, опознаётся как рифма благодаря рифменному ожиданию, тогда как в дисметрическом стихотворении вызывающей длины, созданном юным авангардистом в 1912 году, наличие рифмы отнюдь не постулировано). As a result, мой перевод выглядит так:

Эти лица, проступающие из толпы.
На мокрой, черной ветке цветы.

На что — помимо созвучия толпы — цветы, характер которого (рифма или нет?) неочевиден и тем соответствует подлиннику, в котором фокус ровно в том, что неясно: уподобляются ли эти лица этим цветам или как бы не вполне, — тут следует, на мой взгляд, обратить внимание?

Во-первых, ключевое существительное: petals оригинала, которое переводчики норовят заменить на листья. Этого никак нельзя: у Паунда, в отличие от Пробштейна, оно под рифму не попадает, а лепестки на фоне ветки — зрительное впечатление куда более яркое и нетривиальное, чем листва (тем более что в самом понятии лепестка, да и вообще цветка, имплицитно содержится идея яркой окраски: см., напр., определение стандартного английского словаря). В принципе вариант с сохранением именно лепестков также имел бы право на существование:

Эти лица, проступающие из толпы.
На мокрой, черной ветке лепестки.

И ещё неизвестно, какая из этих неточных рифм — толпы — цветы или толпы — лепестки — в большей степени рифма в данном контексте, с учётом звуковых перекличек (л, п, с, т в слове «лепестки» цепляются и за «лица», и за «проступающие», и за «толпы»). С парой толпы — цветы получается, однако, вариант более жёсткий и волевой.

Во-вторых, перевод отглагольного существительного в первом стихе в причастие. Понятно, что возможен вариант с сохранением существительного:

Этих лиц проступание из толпы.
На мокрой, черной ветке цветы.

Тоже неплохо, но параллелизм «лица — цветы» слабее, потому что они разошлись в падежах и синтаксических позициях. Для оригинала это тоже справедливо, но в оригинале это гораздо менее заметно за счёт того, что нет словоизменения.

В-третьих, это выбор соответствия для apparition. Тут, опять же, переводчики расходятся на два лагеря. У одних «появление» — убивающее разницу между apparition и appearance. У других «видение» (и слово «призрачный» у Гандельсмана — сюда же), поскольку по-английски apparition может быть как раз о призраке и всяком подобном туманном видении. А может, однако, и не быть: английские словари с удовольствием приводят и шекспировское It is the weakness of mine eyes / That shapes this monstrous apparition из «Юлия Цезаря», и, скажем, the apparition of Lawyer Clippurse (появление стряпчего Клипперса) из Вальтера Скотта. Следовательно, хотелось найти слово и не нейтральное, и не однозначное.

Выбор между «мокрой» и «влажной» не столь принципиален, но, кажется, слово «влажный» более важное, весомое, стягивающее на себя одеяло; семантически «мокрый» – более сильная степень признака, чем «влажный», но это вроде бы здесь несущественно. А вот запятую между двумя определениями следует сохранить: в английском она тем более необязательна, но Паунд её поставил, имея в виду, вероятно, смутное указание на причинно-следственные связи между двумя определениями: увлажнённая кора темнеет.

Вкратце так.
Leave a comment
[User Picture Icon]
From:hmafa
Date:June 2nd, 2009 03:55 am (UTC)
(Link)
"проявление" еще подходит (влажность и темный фон ассоциируются с процессом проявления в фотографии)
[User Picture Icon]
From:vong_kara_vaj
Date:June 2nd, 2009 07:34 am (UTC)
(Link)
"Проявление" действительно подходит. А с "лепестками" и "цветами" вполне могли бы конкурировать "почки", которые "вмещают" в себя и то, и другое (что-нибудь вроде: "Проявление лиц из толпы, набухание почек на ветке").
[User Picture Icon]
From:alexeiv
Date:June 2nd, 2009 08:51 am (UTC)
(Link)
Что касается рифмы, здесь есть не только слабая рифма, но еще и падежное соответствие "в толпе - на ветке", и я считаю, что этого достаточно, и это не нужно дополнительно подкреплять рифмой.

Кстати, заголовок не так прост. Слово "Метро" обозначает парижское метро - получается, нужно перевести "На платформе в парижском метро".

Что касается "видения", я согласен с тобой, что это интересный момент, но я не знаю, как это передать по-русски.
[User Picture Icon]
From:terless
Date:June 2nd, 2009 09:16 am (UTC)
(Link)
...Соцветья на промокшей ветке.

как это охуительно красиво и влажно.
[User Picture Icon]
From:nosip
Date:June 2nd, 2009 09:46 am (UTC)
(Link)
эти лица в толпе
лепестки на черном мокром стволе
[User Picture Icon]
From:dkuzmin
Date:June 2nd, 2009 05:01 pm (UTC)
(Link)
Слишком неравновесно, строки должны быть примерно равной длины.
[User Picture Icon]
From:nosip
Date:June 2nd, 2009 05:38 pm (UTC)
(Link)
призраки этих лиц в толпе
лепестки на черном мокром стволе
[User Picture Icon]
From:dkuzmin
Date:June 2nd, 2009 06:24 pm (UTC)
(Link)
В таком виде — почему бы нет.
[User Picture Icon]
From:nosip
Date:June 2nd, 2009 06:39 pm (UTC)
(Link)
да, московский счет
[User Picture Icon]
From:sgustchalost
Date:June 2nd, 2009 10:28 am (UTC)

Перевод ваш, пожалуй, лучший

(Link)
(первый вариант)

Но!!!

Судить о соответствии оригиналу было бы (мне) намного легче, если знать, что было в опущенных 28 строках.

Мнится мне, что "petals" не цветы-лепестки, и не листва-листья, а "первые листочки", еще только разворачивающиеся (недоразвернутые) из почки, как лица проявляются, еще незавершенно и не все, а "эти", некоторые (не зря в оригинале существительное, а не глагол, котоый задал бы время - уже проявились или жестко в процессе проявления) из однообразного множества почек.

И листочки (только сюсюканье надо убрать) именно на суку, не на проявленно плодоносной летней ветви-ветке, а на весеннем холодном суку. Мокром, чёрном. Холодно мокром, безжизненно чёрном.

Потом можно и слова поискать, так как и листочки, и сук - плохи.

... Удаляясь переводить себя с английского...

"The Toll-like receptors (TLR) mediate the antiviral immune responses by recognizing virus infection, activating signaling pathways and inducing the production of antiviral cytokines and chemokines. ssRNA viruses, such as flaviviruses, are recognized by TLR3. Infection with WNV leads to a TLR3-dependent inflammatory response leading to secretion of cytokines such as interferons, IL-6 and TNF-alpha. Signaling through TNF-R1 receptors contributes to the BBB breakdown upon infection with WNV. Thus, excessive TLR3-dependent induction of TNF-alpha facilitates penetration of WNV across the BBB and induces neuronal injury [Xagorari 2008, Wang 2004]. WNV penetration into the brain is partly mediated by intercellular adhesion molecule 1 (ICAM-1, or CD54) on vascular endothelial cells and leukocytes, because ICAM-1 knockout mice have a significantly lower viral load, reduced leukocyte infiltration, and diminished neuronal damage in the brain after the intraperitoneal challenge by WNV [Dai et al, 2008]."
[User Picture Icon]
From:edik_lukoyanov
Date:June 4th, 2009 10:14 am (UTC)
(Link)
В станции метро

Случай этих людей в количестве;
Лепестки в ветви мертвого воздуха.

Пер. П. Майкоп
[User Picture Icon]
From:doctor_nuvis
Date:June 17th, 2009 06:11 pm (UTC)
(Link)
Прорастанье этих лиц в толпе:
Лепестки на черной влажной ветке.

Пер. И. Вишневецкого

И по всей видимости там именно ":", а не ";".
[User Picture Icon]
From:dkuzmin
Date:June 17th, 2009 06:16 pm (UTC)
(Link)
Судя по материалам здесь, в какой-то момент было двоеточие, но в итоге Паунд заменил его на точку с запятой.
[User Picture Icon]
From:doctor_nuvis
Date:June 17th, 2009 06:57 pm (UTC)
(Link)
Да, но в журнале "Poetry" за апрель 1913 года, где впервые был опубликован текст, стоит двоеточие.
Но дело тут даже не в том, какой вариант считать каноническим, а в том, что Паунда, по всей видимости, в первую очередь занимали отношения не между отдельными словами, а между линиями (строчками). Ну и между линиями метро, наверно...)
[User Picture Icon]
From:dkuzmin
Date:June 17th, 2009 08:02 pm (UTC)
(Link)
Между строчками, конечно. Но русское двоеточие даёт довольно определённый характер взаимоотношений между двумя фразами. Куда более определённый, чем английское.
[User Picture Icon]
From:doctor_nuvis
Date:June 17th, 2009 08:16 pm (UTC)
(Link)
Но зато русская точка с запятой дает гораздо более неопределенный характер взаимоотношений между двумя фразами, чем английская.)
[User Picture Icon]
From:mutargim73
Date:July 16th, 2009 09:00 pm (UTC)
(Link)
Такое впечатление, что для Паунда рифма здесь почти "второстепенна" - но важен образ: "явление" этих лиц в толпе (на теле толпы) так же неожиданно, как неожиданным бы бало появление чего-то живого (лепестков) на сухой, черной (именно через запятую - то есть на уже неживой ветке).
From:faray
Date:October 31st, 2009 08:11 am (UTC)

Паунд

(Link)
По данному вопросу полностью согласен с Кузьминым. Со всеми переводами, приведенными Кузьминым мне пришлось ознакомиться еще в 2005 году, когда готовилась книга стихотворений Паунда и Элиота "Паломничество волхвов". Не знаю, когда сделал свой перевод Кузьмин (мне понравился лишь первый вариант), но, из всех знакомых мне вариаций, пожалуй, только он действительно дает представление об оригинале. Разница между моим переводом и переводом Кузьмина не велика, мне, естественно больше по душе мой, но, это не меняет дела. Ниже привожу и перевод и комментарий к нему, примерно как оно напечатано в книге. За «проступание» (даже если и у меня его увидел Кузьмин) честь ему и хвала. Сомневаюсь, что он передрал бы, поэтому хвала, видимо, вдвойне.

В СТАНЦИИ МЕТРО

Проступание лиц из толпы;
Черная, влажная ветвь в лепестках.

Перевод К.С. Фарая

Согласно ряду английских критиков (Hugh Kenner и другие) — тут мы имеем дело с аллюзией, восходящей к образу толпы, которую увидели Одиссей и Орфей, спустившись в подземное царство.
Стихотворение написано в 1911 в Париже. Паунд вспоминает:
«Три года назад в парижском метро, сойдя на станции La Concorde, я неожиданно увидел прекрасное лицо, а потом еще одно, и еще… и следом, чудесное лицо ребенка, потом поразительно красивую женщину, и весь день я пытался изыскать слова, чтобы описать это, но так и не смог найти таких слов, что смогли бы передать это внезапное чувство, и были бы так же великолепны, как оно. В тот вечер, направляясь к дому по Rue Raynouard, я продолжал свои попытки, и, казалось бы, случайно, нашел подходящее выражение. Это не было словами, но представляло собой некую формулу… выраженную не средствами языка, но разнообразием цветов. Своеобразный «паттерн», хотя, возможно, и не так, если понимать под словом «паттерн» нечто повторяющееся. Это было словом, для меня являвшимся началом языка цвета. Не то чтобы я не помнил, знакомые с детского сада рассказы о том, что цвета подобны тонам в музыке. Я думаю, что это — чепуха.
В тот вечер на Rue Raynouard мне стало ясно, что будь я живописцем или будь у меня чаще подобные ощущения, и в том случае, если бы я нашел в себе силы взяться за кисть и краски и не расставаться с ними, я бы наверняка основал новую школу живописи, базирующуюся целиком на «аранжировке в цвете». Позже, прочитав главу Кандинского о языке формы и цвета, я не открыл там для себя почти ничего нового. Я ощутил лишь, что кто-то другой додумался до того же, до чего додумался я, но четко сформулировал свои мысли на бумаге. Gaudier-Brzeska», 1916.
«О переводе стихотворения.
Хотя слова «появление», «лепестки», «ветвь», из которых создано это хокку, казалось бы, не предполагают сложности прочтения, тут мы имеем дело с необычным для восприятия произведением, перевод которого требует больших усилий.
Прочитав заметки Паунда о написании стихотворения, я понял, что необходимо использовать его методику. Исходя из комментариев автора, перед нами пустое полотно, из полотна проступают (слово «проступание» чем-то близко паундовскому редко употребляемому «apparition») одно за другим разноцветные лица-пятна, как яркая, крупная сыпь на иссиня-черной коже, образуя контур ветви, «сочащейся» лепестками. Эффект фотографии, лежащей в растворе под лучами проявочной установки, цвета не наносятся живописцем, а проступают изнутри картины. Поэтому утверждение Паунда, что он смог бы нарисовать свое видение, будь он художником, мне не кажется вполне оправданным. Имей Паунд доступ к современным технологиям, он смог бы представить свое ощущение в виде флэш-ролика с соответствующей его задумке раскадровкой (storyboard).
Во второй строке, работая по описанной выше схеме, я начал с «ветви», в отличие от Паунда; его строка начинается словом «petals». Мне было нужно не два кадра, а один, окончательный, где толпа представлена в форме ветви, а лица и лепестки — одни и те же пятна, увиденные с различных ракурсов (эффект пост-импрессионистов, а мы имеем дело чуть ли не с «пикассо»!).
Цветовая гамма в стихотворении — белый, разные оттенки серого, черный и розоватый ближе к телесному, если под этим понимать цвет кожи европейца (в начале века арабов в парижском метро, наверняка, было значительно меньше). Но здесь возможны другие трактовки, восходящие к японской живописи".
From:faray
Date:October 31st, 2009 08:29 pm (UTC)

Топоров (реакция на этот блог)

(Link)
Прочел страшный пасквиль Топорова (в Сети!).
Вот, что я писал о нем, когда сам он навряд ли даже знал слово «интернет».

Фарай-СИРИН
1999-04-01 Чт 10:52:15
Топоров уродовал Блейка, Одена, Годфрида Бенна и многих еще. Это ужасный переводчик, один из самых плохих….


From:faray
Date:October 31st, 2009 09:07 pm (UTC)

Топоров (Оден)

(Link)
Наивно, но – искренне писал я еще о Топорове в далеком 1999 г. Из "Лавки Языков"

-- это книжка вышедшая в 1997 году, монография Виктора Топорова, передающая, как он считает, поэзию Уистена Хью Одена. Корифей советской школы перевода, надругавшийся над такими гигантами, как Блейк, Бенн, Рильке, Оден, поражающий своим упорством во внедрении казенного, одному ему, наверное, понятного языка второсортного совкового поэтишки, в головы доверчивых -- ох, слишком доверчивых читателей его бесконечно выпускаемых книжек -- раздражающе красных и приводящих меня, в ярость, и никому не известная (скорее всего) переводчица, передавшая магию Одена красивым, ясным, без штампов, языком. Способность Топорова вклиниться в процесс переосмысления искусства модернистов, низводя их до уровня в 15 раз (не меньше) ниже Заболоцкого, просто поразительна. Даже возникает подозрение, что кто-то молодой и полный сил оживляет этих маразматиков!

The More Loving One

Looking up the stars, I know quite well
That, for all they care, I can go to hell,
But on earth indifference is the least
We have to dread from man or beast.

How should we like it were stars to burn
With a passion for us we could not return?
If equal affection cannot be,
Let the more loving one be me.

Admirer as I think I am
Of stars that do not give a damn,
I cannot, now I see them, say
I missed one terribly all day.

Were stars to disappear or die,
I should learn to look at an empty sky
And feel its total dark sublime,
Though this might take me a little time.

ЛЮБОВЬ БЕЗ ВЗАИМНОСТИ
Перевод Виктора Топорова

Глядя на звезды (но их не виня),
Знаю, что им наплевать на меня.
Что ж, равнодушье - не главное зло:
Нас не заметили - нам повезло.

С самого начла, ненужные и отсутствующие у Одена скобки. «Их не виня» настолько притянуто за уши просто для рифмы и «единственно возможного «наплевать на меня», что это бросается в глаза даже неподготовленному читателю (если он хоть чуть-чуть соображает в поэзии). И заканчивается строфа омерзительной отсебятиной, в духе совковой бытовухи. У Одена нет, и не могло быть подобного оборота. Я не говорю о смысле, нет, скорее о внутренней культуре и мироощущении. «Совок» и Оден настолько разные вещи, что им бы лучше не пересекаться вообще.

Было бы хуже -- влюбись в нас миры,
Страстью зажгись в поднебесье костры!
Если взаимной любви не бывает,
То лишь чужая любовь -- убивает.

Комментировать первые две строчки бесполезно. Они лишены всякого смысла. Это бред сумасшедшего. Где вопрос? О чем вообще речь идет у Топорова? Ну, конечно же, зажигаются пионерские костры, зорьки… Тьфу… Ну, какая здесь любовь убивает, и кого? И вообще, начать надо было с названия. У Топорова, конечно - штамп.

Как бы я, звезды, вас всех не любил
(Как бы вам ни безразличен мой пыл),
Ежели вдруг не увижу одну,
Жизнь окончательно не прокляну.


Почти как Китс начинает Оден, а Топоров обрубает его, уж действительно топором. И это печатается пяти-десяти тысячными тиражами! Вот уж вам интернет позади-то… Очередной штамп в виде «вас всех не любил», очередные круглые скобки, не говоря о том, что последние две строки откровенно безграмотны.

Больше того: хоть исчезните все,
Я притерплюсь и к пустынной красе
Неба, тотальною ставшего тьмой
Пусть и скажу пару раз: «Ой-ой-ой!»

Вот именно: «Ой-ой-ой!» Как ни крути, а более ничего тут не скажешь. Можно конечно, предположить, что это для рифмы приделано, но я сомневаюсь. Топоров рифмач матерый. Как можно больше приблизить Одена к «речёвке», вот задача Топорова. И он с ней справился, как нельзя лучше. Мерси, Товарищ Топоров.
Книжка, да и не она единственная с переводами Топорова, полна подобной трухи.

(Leave a comment)
Top of Page Powered by LiveJournal.com