Dmitry Kuz'min (Дмитрий Кузьмин, стало быть) (dkuzmin) wrote,
Dmitry Kuz'min (Дмитрий Кузьмин, стало быть)
dkuzmin

Category:
  • Music:

Нижегородский конкурс «Молодой литератор»

После трёх сезонов в качестве регионального проекта организаторы — четверо молодых людей во главе с милой девушкой Ольгой Лукиновой ol7gun7ka — решили поднять ставки. Объявить свой проект всероссийским они, видимо, постеснялись, поэтому в официальных речах фигурировал странный эпитет «окружной» (если имелись в виду округа, на которые административно разделено богоспасаемое Отечество, то среди финалистов присутствовали посланники не одного округа, а трёх, так что точным словом было бы «межокружной»). Я, надо сказать, узнал об этом в тот момент, когда при чтении разосланных членам жюри для предварительного отбора полутора сотен анонимных стихотворных подборок наткнулся на тексты, которые совершенно точно уже читал до этого, — и, естественно, пробил их в Гугле. Палка эта, надо сказать, о двух концах: наиболее заметные в Нижнем Новгороде фигуры младшего поэтического поколения в «Молодом литераторе» уже участвовали в прошлые годы и потому на сей раз задействованы не были, а вот среди иногородних фигурантов, которых организаторам удалось залучить, были несколько авторов с уже достаточно прочной репутацией в профессиональном сообществе, с которыми неофитам соревноваться сложно (впрочем, забегая вперёд, некоторым удалось).

Первый день двухдневной программы был вынесен в санаторий «Акватория» за 80 км от города — видимо, для того, чтобы народ не разбегался. Двенадцать прозаиков отделили и отправили на бóльшую часть дня беседовать с Вячеславом Курицыным, Захаром Прилепиным и примкнувшим к ним филологом Алексеем Коровашко, шестнадцать поэтов разделили на две группы по числу «мастер-классов»: один под руководством Андрея Василевского avvas и местной поэтессы Марины Кулаковой, другой — мой и Евгения Прощина terens, — с последующей сменой караула. Поскольку привычные литинститутско-липкинского пошиба семинары (пациент робко оглашает своё сочинение, сопалатники его вяло клюют или неубедительно хвалят, а потом доктор утверждает диагноз), по крайнему моему разумению, вещь бессмысленная и вредная — мы с Женей обременили финалистов домашним заданием: подготовить и прочитать одно стихотворение живого русского поэта и объяснить, чем оно замечательно. Результаты весьма поучительны. Четверо взяли для чтения стихи своих реальных или виртуальных товарищей, ещё один молодой человек, представлявший «оппозицию режиму» со стороны незатейливо понятой рок-культуры, зачитал текст песни группы «Сплин». Остальные же участники прочли по одному стихотворению Демьяна Кудрявцева, Юлии Идлис, Линор Горалик, Татьяны Мосеевой, Олега Пащенко, Василия Филиппова, Алексея Прокопьева, Марии Степановой, Василия Чепелева; ещё одна девочка собралась читать Михаила Котова, но так и не вспомнила. Список познавательный — особенно в сопоставлении с сообщениями коллег о том, что молодые-то поэты нынче подражают Денису Новикову и Борису Рыжему, как в былые времена подражали Мандельштаму и Бродскому (в скобках замечу, что — и это, в сущности, едва ли не важнее, чем сам набор имён, — те из молодых авторов, в чьих голосах ясно звучит подражательная нота, в большинстве своём выбрали для этого чтения совсем не тех поэтов, чья нота у них звучит). Шестнадцатый поэт-участник благоразумно ускользнул и на наш семинар не явился — и недаром: это оказалась та самая студентка Погорелая, о которой уже говорили большевики; впоследствии я её всё же увидел — в тёмно-синей жилетке тётеньки-учительницы поверх красной атласной блузки с рукавами-фонариками — и услышал (очень грамотные, технически отчётливые, интонационно ровные стихи без единого проблеска индивидуальности — такой дамский вариант поэта Шульпякова; и вот в них-то Борис Рыжий, ясное дело, упоминается — в качестве кумира и приметы времени, наряду с президентом Обамой).

За семинарами последовали выступления участников конкурса — два раза каждый, всего, стало быть, дважды по 28 порций текста с перерывом на далекую от всякой воздержанности ночь и утреннюю обратную поездку на автобусе (второй день проходил в здании Нижегородского ТЮЗа). Предсказуемым образом уровень прозаиков оказался заметно ниже (в первый день я с расстройства выставил ноль баллов не то семи, не то восьми участникам из двенадцати), у поэтов же даже самая неинтересная и неприятная девица под конец прочла не лишенный изящества саркастически самокритичный стишок. Нижегородская поэтическая делегация выглядела сравнительно ровно — в том более или менее общем направлении, в котором последние несколько лет работают основные местные девушки (глядишь, ещё несколько лет — и кто-нибудь, намотав на ус историю с нижнетагильским поэтическим ренессансом, объявит о нижегородской школе), однако перешибить уже сложившиеся индивидуальности — Свету Сдвиг sdvig и Настю Денисову robokukla — у них, а пожалуй что и у несколько более опытных иногородних участников, включая лауреата «Дебюта» Владимира Кочнева, особых шансов не было. Вроде бы все кулуарные разговоры отдавали первенство Насте, но вышло в итоге наоборот (по системе, которую я, в принципе, и сам поддерживаю, жюри не совещалось: каждый выставил свои оценки, а организаторы их просуммировали; интересно было бы посмотреть на анонимизированные таблицы голосования, как когда-то вывешивали в «Тенётах» или «Улове»). Что до прозы, то всерьёз речь могла идти о четырёх авторах, вероятно, из которых для меня наибольший интерес представляли двое: неведомый мне прежде Роман Файзуллин из Стерлитамака, понимающий, что оптика и интроспекция героя гораздо интереснее истории, но, к сожалению, пока не умеющий вовремя остановиться и не тянуть волынку, когда картинка уже готова и наведена на резкость, и местный enfant terrible Дмитрий Каплин, которому даются острые скетчи на грани бытовухи и абсурда, но подростковое пристрастие к примитивным провокациям по адресу читателя и особенно слушателя портит впечатление. В результате первое место досталось миниатюрной филфаковской девушке Елене Князевой elen_tony c очень аккуратно написанным и эффектно прочитанным рассказом про то, как все девочки на курсе влюблены в одного преподавателя. На случай расхождения мнений со средневзвешенным мнением жюри мы с Виталием Пухановым puhanov заблаговременно приобрели в супермаркете по мелкому предмету, так что в качестве спецприза я преподнёс Каплину жужжащего заводного жука, а Пуханов, ощущающий себя хранителем экологического равновесия, свой пластиковый прозрачный шар с кучей пупсов внутри поднёс поэтессе Погорелой.

Затем были ещё круглый стол (преимущественно в форме препирательств Курицына со мной и с Василевским, при язвительных репликах в сторону со стороны филолога Коровашко — в том духе, например, что конкурсная проза состояла, в основном, из рассказов про котят, причём разница между авторами-девочками и авторами-мальчиками предопределяла, останется ли котёнок в живых к концу рассказа; надеюсь, присутствовавшие посторонние не восприняли каменное лицо говорившего как свидетельство его серьёзности), слабой членораздельности перформанс во дворике театра и заключительный концерт с выступлениями избранных (неведомо по какому принципу) участников, лауреатов прошлых лет и членов жюри. И хотя выступления Василевского и Пуханова были отменно хороши, а чтение Марии Ташовой tashmar (из числа прошлых лауреатов) сопровождалось последовательным самопроизвольным опаданием различных афиш с театрального задника, представлявшего собой кремлёвскую такую рогатую стену густо голубого цвета, — главным событием для меня было созерцание замешавшихся в публику вот этих вот двух сказочных существ.

От избытка чувств выдал им годовой комплект журнала «Воздух» за самое поэтическое впечатление вечера.

Upd. См. также мнение коллеги Пуханова.
Tags: отчеты
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments