Dmitry Kuz'min (Дмитрий Кузьмин, стало быть) (dkuzmin) wrote,
Dmitry Kuz'min (Дмитрий Кузьмин, стало быть)
dkuzmin

Category:
  • Music:

Интервью в «Волге»

Двойчатка интервью — с Андреем Василевским avvas и со мной, — взятых Андреем Пермяковым grizzlins, вышла в «Волге».

В моей части много того же, что и всегда, но некоторые повороты прояснены и додуманы. Например:

Общая картина современной русской поэзии со времен Тынянова и Шкловского сильно усложнилась. Моя обычная метафора здесь – метафора дерева: XIX век – более или менее единый и монолитный ствол, Серебряный век – разделение на несколько основных мощных ветвей, а последующее развитие – интенсивное ветвление, давшее в итоге сильно переплетенную и в каком-то смысле запутанную крону. И вполне естественно, что авторы, сидящие, условно говоря, “на разных ветках”, могут и хотят друг другу противостоять и друг с другом полемизировать (мне бы хотелось, правда, чтобы они при этом, в каком-то высшем смысле, друг друга все-таки принимали). И если б на каждой ветке было бы еще и по издательству, паре журналов и своей литературной премии – тогда (вообразим себе) происходила бы полноценная литературная полемика между, к примеру сказать, Александром Скиданом и Валерием Шубинским, Михаилом Айзенбергом и Олегом Дарком, Григорием Дашевским и Александром Улановым. Такая полемика представляла бы коллизию “новаторы vs. архаисты” в гораздо более сложной форме, потому что, как бы сказать, у каждого из этих новаторов свои архаисты: для “западника” Уланова –“Московское время” с его ортодоксальной силлабо-тоникой и классически понятым психологизмом, а для Айзенберга, проводящего эту самую психологическую лирику через огонь конкретистской речевой самодостаточности и медные трубы постмодернистской проблематизации ценностных оснований, – Клуб “Поэзия” с его авангардным посылом авторского воления над словом и мыслью. Но в реальности ничего этого нет – потому что со страниц немногочисленных “традиционных” изданий, ни одно из которых вроде как не занимает ясно выраженной эстетической позиции, без конца несутся окрики какой-нибудь заполошной Анны Кузнецовой, желающей отредактировать помянутое дерево до состояния телеграфного столба.

В части Андрея Витальевича тоже, в общем, то же, что и всегда (хотя признание в интересе к сочинениям поэта Львовского я, кажется, от него слышу впервые), но фокус не в этом, а в том, что вообще вот можно же руководить самым что ни на есть «толстым журналом» — и при этом оставаться совершенно вменяемым человеком, вызывающим нормальную человеческую симпатию. В то время как в других случаях мы видим, что... ну, вы знаете, чтó мы видим.
Tags: из жизни небезызвестного литератора, литература и жизнь
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments