Dmitry Kuz'min (Дмитрий Кузьмин, стало быть) (dkuzmin) wrote,
Dmitry Kuz'min (Дмитрий Кузьмин, стало быть)
dkuzmin

Categories:

Фестиваль – 1

Третий фестиваль молодой поэзии открылся загадочным мероприятием – презентацией нашей новой книжной серии "Молодая поэзия мира" в культурном центре посольства Словакии. Это требует объяснений – охотно.

В процессе подготовки к фестивалю в один прекрасный момент выяснилась печальная подробность: на первый вечер, 21 марта, у нас не было зала. Варианты, на которые я рассчитывал, по разным посторонним причинам отпали, а проводить этот вечер в системе ОГИ, как и два последующих, мне показалось неловким, поскольку это должен был быть юбилейный вечер издательства "АРГО-РИСК", которое в области издания поэзии находится все же в конкурентных отношениях с издательством ОГИ. От безысходности я кликнул клич. Отозвалась Фаина Ионтелевна Гримберг – и с ее подачи перед нами распахнул объятия культурный центр посольства Словакии. Условие у словацких товарищей было одно: чтобы для участия в российском фестивале молодых поэтов пригласили молодую словацкую поэтессу. Которая, будучи дочкой министра иностранных дел, без проблем сама приедет.

Я съездил в культурный центр, посмотрел зал (порадовавшись акустике и ужаснувшись величине), взглянул на стихи, переведенные местной прикормленной переводчицей Тамбовцевой, – стихи как стихи, небольшие верлибры, ничего особенного, но и какого-то позора в них нет. Местами и мило:

      купила атлас маленький себе
      теперь по улице бреду
      и целый мир в кармане


Словом, зал я, от безвыходности, взял. А потом стал мучительно соображать: как же все-таки вписать выступление молодой словацкой поэтессы в юбилейный вечер издательства "АРГО-РИСК", к которому она заведомо не имеет никакого отношения? И почему Словакия, как объяснить такую странную рамку для всей акции? И совершенно понятно, что в итоге пришел я к самому очевидному решению: раз проблема в том, что словацкая поэтесса не имеет отношения к издательству "АРГО-РИСК", – значит, надо сделать так, чтобы имела. То есть – выпустить ее книжку. А поскольку сама по себе такая книжка ничего не значит и низачем особенно не нужна, – постольку следовало открыть ею достаточно глобальную серию, которая бы имела общий серьезный смысл, способный оправдать несколько случайное начало. И продолжить эту серию какими-то достаточно принципиальными фигурами – допустим, Сергием Жаданом, чей статус ведущего украинского поэта (в 28 лет) более или менее признан.

Культурный центр посольства Словакии был, понятно, счастлив. Подумав, мы решили делать серию двуязычной, и я к переводам этой какой-то Тамбовцевой взял оригиналы, вообще начал вчитываться в тексты пристальней. И оказалось, что переводы-то никуда не годятся. Словацкого я, естественно, не знаю, но у меня все в порядке с головой, и для того, скажем, чтобы увидеть, что словацкое слово "klonovanie" означает вовсе не "поклонение", как примерещилось Тамбовцевой, а "клонирование", не требовалось ничего, кроме здравого смысла. Равно как и то, что западнославянским словам типа "usta" и "dlani" должны в русском переводе соответствовать, в общем случае, "рот" и "ладони" (или "руки"), но никак не "уста" и "длани", – тоже азбука переводческого дела. Ну, это не говоря уж о том, что где-то она не заметила, что оригинал рифмован, и о простой корявости всего в целом. Словом, двое суток я боролся со словацкой поэзией, переписывая эти два десятка переводов от строки к строке. Потом было потрачено изрядное количество времени и сил на то, чтобы добиться пленок со всеми многочисленными хитроумными буковками этого самого словацкого языка. И когда вся работа была сделана и книжка сдана – выяснилось, что в этот вечер свободен зал у Лены Пахомовой в Чеховской библиотеке, так что все это, в принципе, было не нужно.

Впрочем, я остался доволен: благодаря этой странной истории мифическое издательство "АРГО-РИСК" по случаю своего 10-летия открыло первую свою серию переводных книг. И, в общем, серия может получиться занятной. Предложения по ее пополнению принимаются.

Что до вечеров, то после появления Чеховской библиотеки на словацкий зал была возложена выделенная в отдельную акцию презентация серии. Приехала вполне милая, несмотря на папу-министра, девушка-поэтесса, долго отговаривалась, что не хочет читать со сцены, – еле уломали на один текст по-словацки. По-русски читала ее специальная дама, прикормленная опять же словаками, – читала чудовищно, с заламыванием рук и завыванием. Потом Сид читал Жадана, который просто откровенно хорош. Потом приехавший из Риги Сережа Тимофеев читал своего латышского приятеля Акментыня под аккомпанемент двух клевых перкуссионистов. Потом Илюша Кукулин читал стихи грузинской девушки Софико Квантелиани, сравнив их предварительно со стихами Дины Гатиной, – я ничего общего не увидел (приезжавший на фестиваль 2001 года Амаглобели, кажется, был значительно ярче). Потом Линор вышла читать милого ее сердцу иерусалимского мальчика Рувима Виттенберга. Мальчик, судя по некоторым текстам, не лишен интереса, но среди переведенных Линор текстов половина примерно оказались как-то вот совсем вокруг ебли (Линор, говоря об этом, предложила замечательную формулу: мальчик пишет о любви так, как пишет 25-летний мальчик, не пытающийся казаться 40-летним мужчиной, – хотя мне-то показалось, что модальность "мне никто не дает" в 25 лет либо чудовищно запоздала, либо сильно преждевременна). Я, во избежание, пометил Линор, что хорошо бы вот эти тексты прочесть, а вот эти – лучше не стоит. Линор честно прочла отмеченное – а потом и говорит: у меня тут, дескать, еще вот неприличные его стихи есть... Из зала ей, натурально, кричат: давай подробности! (Кричат, понятно, Сид и Фаина Ионтелевна Гримберг.) Ну, тут Линор и озвучила по полной программе: про "масло в пизде" и т.п. На словацкого атташе по культуре боялся я смотреть – однако обошлось. В конце Львовский читал кое-какие переводы с английского , а в качестве бонус-трека показали еще одного парнишку из Словакии. Милого. Словом, все остались живы – и быстро-быстро отправились на 10-летие "АРГО-РИСКа" в Чеховскую библиотеку. О чем в следующий раз.
Tags: отчеты
Subscribe

  • Опера про царя Никиту??

    А вот интересно, если итальянский композитор в 1914 году написал оперу «Никита» по А. С. Пушкину, то это что же, «Царь Никита и сорок его дочерей»?…

  • Юрий Туров

    * * * бутылка холодной рвоты у тёмных никитских в железных простенках в турецких домах на у в потресканной коже и марлевым дымом прыскать из раковых…

  • Проза на грани стиха

    Кого из прозаиков следовало бы напечатать в прозаической рубрике поэтического журнала? (Вдруг я кого-то упускаю.)

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments