Dmitry Kuz'min (Дмитрий Кузьмин, стало быть) (dkuzmin) wrote,
Dmitry Kuz'min (Дмитрий Кузьмин, стало быть)
dkuzmin

Categories:

Немного общей теории всего

Перечень фундаментальных мировоззренческих свойств, определяющих лицо младшего поэтического поколения, по версии Антона Очирова, можно оспаривать по частностям, из которых для меня наиболее сомнительно приписывание «поствавилонской» поэзии социального эскапизма (это длинная тема, обсуждение которой должно, кажется, начинаться с медведевского «Текста, посвященного трагическим событиям 11 сентября в Нью-Йорке», показывающего, что «разорванность и не-целостность внутреннего мира» изоморфны разорванности и не-целостности дискурсивного пространства, что ответственно занять последовательную и логически непротиворечивую позицию невозможно: ее нет, ее не из чего сконструировать и не во что укоренить; последующие события показали, что альтернативой признанию этого положения вещей выступает либо возвращение в лоно идеологии, либо спонтанный индивидуалистический бунт, также апеллирующий к довольно архаичной картине мира и соответствующему довольно архаичному самоопределению художника). Но гораздо существеннее любых подобных частностей, на мой взгляд, упущенное общее: все перечисленные свойства новая поэзия (независимо от личных авторских интерпретаций, лежащих за пределами текста) понимает и утверждает как антропологическую норму. Которую любой метанарратив только декорирует.

В жизни выходом из этого положения может (помимо, повторяю, возвращения в лоно идеологии и спонтанного индивидуалистического бунта — впрочем, быстро превращающегося либо в невроз, либо в проект) служить позиционно распределенное мышление и поведение, при котором частное «я» остается наедине с собой перед лицом жизни и смерти, но это не мешает гражданину действовать в гражданском пространстве, семьянину — в семейном, а профессионалу — в профессиональном. Кажется, что реализовать подобное переключение в творческой деятельности вряд ли возможно — в связи с чем искусству остается либо быть собой, либо перестать быть собой (по рецепту, например, Олега Аронсона).
Tags: проблемы литературной теории и практики
Subscribe

  • Принстонский дневник

    Что мне делать с моим счастьем и с моим несчастьем? «Крутой пиджак», – говорит без тени улыбки Огромная чернокожая водительница автобуса Вместо…

  • Принстонский дневник

    Две недели я здесь. Теперь я знаю, Что местным газовым плитам не нужно спичек, Знаю, какие деревья растут у меня за окном (Вымел из-под кровати горку…

  • Студенты

    Они сидят полукругом, лицом к двери, В которую я должен войти. Бессознательно сгруппировавшись: Справа две девочки c русскими именами, Heritage…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments