Dmitry Kuz'min (Дмитрий Кузьмин, стало быть) (dkuzmin) wrote,
Dmitry Kuz'min (Дмитрий Кузьмин, стало быть)
dkuzmin

Category:

Мораль

Проблема с сочинением Влада Поляковского по поводу Марии Степановой (не этого, по существу, а этого, по поводу) устроена совершенно так же, как проблема с сочинением поэта Бездомного про Иисуса Христа (в интерпретации Берлиоза, разумеется). Коллега Поляковский рассказывает нам, что критик Лямпорт плохой. Правда состоит в том, что критика Лямпорта не существует. А о том, чего не существует, нет никакого смысла писать статью, потому что таким образом размывается граница между существующим и несуществующим.

И наступившая в связи с публикацией этой ответной статьи готовность всяких разумных людей считать ситуацию разрешившейся и морально приемлемой кажется мне исключительно недальновидной. Поведение господ из "Взгляда" полностью определяется известным анекдотом про поручика Ржевского: "— Мадемуазель, нельзя ли вам впердолить? — Но, поручик, так ведь можно и пощечину получить! — Гм... Можно! А можно и впердолить!" Можно облить грязью оптом всех и ненароком подвернувшуюся личность — в частности, а потом, между прочим, извиниться и сообщить, что это мы, дескать, для оживления полемики. А потом снова облить. А потом снова извиниться. Не согрешишь — не покаешься. (Заметим в скобках, что "Независимая газета" в былые времена за существенно меньший по масштабу, хотя и совершенно аналогичный по содержанию лямпортовский фортель извинилась иначе: заметкой о том, что впредь на страницах "НГ" никакого Лямпорта и духу не будет.)

Атмосфера вседозволенности, царящая в отечественной литературной критике, совершенное вытеснение аналитики фельетоном, — результат нашей готовности извинять неизвинительное.
Tags: проблемы литературной теории и практики
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments