Dmitry Kuz'min (Дмитрий Кузьмин, стало быть) (dkuzmin) wrote,
Dmitry Kuz'min (Дмитрий Кузьмин, стало быть)
dkuzmin

Category:

Достали чернил – 2. Францев

2. Вечер прозаика Федора Францева (3 февраля, "Премьера").

Писатель Федор Францев объявился осенью 1998 года, прислав свои сочинения на конкурс малой прозы к юбилею Тургенева. Рассказы были вполне милы, такой микро-Кафка (реже – микро-Борхес), и сам писатель также был вполне мил, было ему лет 18, так что мы даже потом пригласили его на домашнюю фотосессию – вполне невинным образом, несмотря на то, что по снимкам хорошо видно, как ему все время добавляют макияжа вплоть до какого-то совершенно уже немыслимого мальчика-вамп. Лучшие кадры, впрочем, – в рваной джинсовой безрукавке с какими-то значками, с губками бантиком и, на переднем плане, кусочком сахара в пальцах, – здравствуй, Кельвин Кляйн. В общем, дело не в этом, а в том, что после Тургеневского фестиваля малой прозы, на котором писатель Федор Францев познакомился с Данилой Давыдовым и пр.пр., он, собственно, ничего не написал. Хотя и являлся честно на протяжении четырех лет в литературный клуб "Авторник". Хотя и выдвигался каждый год упорным Давыдовым в лонг-лист премии "Дебют". Т.е. утрата читательской девственности в этом случае на пользу не пошла. И так бывает.

По всему поэтому объявление персонального вечера писателя Федора Францева вызвало у меня определенный интерес: неужели, думаю, сдвинулось дело с мертвой точки? Но все оказалось гораздо смешнее. Писатель Францев, в общих чертах изложив свою творческую биографию (без сильных расхождений с вышеприведенной моей версией), заметил, что кроме миниатюр, которыми он и известен узким кругам, в его творческом багаже есть и более масштабные сочинения, написанные в школьные годы, – и вот с ними-то он и намерен наконец познакомить литературную общественность. И, в самом деле, стал читать (а частью – пускать аудиозаписью, дабы слушатели уловили тонкую разницу между нынешней рецитацией Францева и его же чтением образца 1996 или 97 года) куски небольшой повести, вполне себе тоже кафкианско-борхесианской, с невнятными путешествиями по невнятным мирам, безбожно вялой и медлительной. Отчего и почему это надо было делать, какие психологические механизмы писателя Францева на данный жест сподвигли, – гадать не берусь. Самым ярким впечатлением от мероприятия осталось круговое употребление слушателями бутылки портвейна, а вернее – радостное и абсолютно органичное причащение этой круговой чаши молодым итальянским переводчиком и исследователем современной поэзии Массимо Маурицио.

Думал на обратном пути, в русле бесконечных дискуссий с сетевой литературной публикой, о том, что погружение в профессиональную литературную среду является-таки наиболее ответственным испытанием молодого автора. И жалко, если он не выплывает, – но разве лучше было бы, ежели б он и дальше играл в свои бирюльки в стороне?
Tags: отчеты
Subscribe

  • Кстати

    «Вся Аномалия знала, что в резиденции, или, как ее называли, в “хижине дядюшки Дино”, насчитывалось ровно тысяча и одна комната, включая спальни,…

  • Квази-Зази

    Там не только римбрантов продают, — сказал хмырь, — там есть гигиенические стельки, лаванда и гвозди и даже неношеные куртки. © — — — — — — — — —…

  • Франц Кафка — 137

    Незадолго до смерти Франц Кафка (фамилия которого переводится с чешского как «галка») решил попробовать переменить свою жизнь и вместе со своей,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments