Dmitry Kuz'min (Дмитрий Кузьмин, стало быть) (dkuzmin) wrote,
Dmitry Kuz'min (Дмитрий Кузьмин, стало быть)
dkuzmin

Category:

Вечер "Вавилона" в Петербурге

Cобственно, вечер питерских авторов "Вавилона", т.е. достаточно скромное мероприятие. В огромном зале Музея Пушкина на Мойке - я совершенно забыл, что он таких размеров (а ведь стоял на сцене его во время фестиваля "Genius Loci" в 1998-м, и даже собственноручно вышвыривал из него каких-то психов, пытавшихся из зала читать нечто альтернативное читавшемуся со сцены). Несколько я даже и перепугался - однако народу было достаточно для того, чтобы это не выглядело позором (ну, наверно, человек 40-50). Местная литературная общественность была представлена, помимо предоставившей нам этот зал Тамары Буковской, Ильяненом, Останиным, Григорьевым и Мирзаевым, филологическая - Л.В.Зубовой и Машей Левченко (чей отчет о мероприятии также существует). Может, кого не опознал - город-то не родной. Из объявленных участников треть почему-то не явилась, в т.ч. Сергей Уханов и Сергей Денисов (а хотелось бы на них, что ли, поглядеть). Из тех, кто явился, впервые я видел двоих - особенно трогателен был юноша по имени Павел Колпаков с балансирующими на грани эпигонства такими очень аккуратными и стройными метрическими стихами, в отдельных местах вдруг оживающими благодаря легкой иронии; такой в пиджачке юноша с пушком на губе, диковатый (ровно в то время, как шел вечер, в Москве на заседании жюри премии "Дебют" его включили в шорт-лист). Гера Шипов из состава безумной группы поэтических перформансов "Дрэли куда попало" также был мил. И Лидия Чередеева меня безмерно порадовала: в "Вавилоне"-то была ее вполне себе лирика, хоть и с доброй долей стилизации, а тут она прочла два совершенно постконцептуалистских текста, в т.ч. один - натуральный фрагмент записной книжки, причем по сравнению с аналогичным фрагментом у Данилы Давыдова (который, упросив меня перенести эту презентацию на месяц, чтобы вести ее вместе со мной, в итоге не приехал) фрагмент дан с расшифровывающими комментариями, частично эксплицирующими лирический пласт смысла. Были еще Владимир Бауэр и Виктор Ефимов (старшая половина поколения, 30-с-лишним-летние, оба - сугубые мизантропы, но Бауэр - цинического толка, а Ефимов - эсхатологического), забавный молодой человек по имени Андрей Сидоркин, непременная Даша Суховей, Наташа Курчатова (требовавшая не называть ее Натальей) и московский ныне поэт Рубахин в качестве бонус-трека.

Из кулуарных сюжетов лучше всех была телега с Дашей, которая долго объясняла, что в ближайшие полгода, в связи с беременностью, участвовать в литературной жизни не намерена, - я же ей предлагал, напротив, приурочить ожидаемые в марте роды к ежегодному Фестивалю молодых поэтов 21-22 марта и произвести означенные роды непосредственно в эти дни непосредственно на сцене клуба "Проект О.Г.И.".

По окончании вечера дивной красоты молодой человек, имя коего я не запомнил, пригласил всех желающих к себе в гости в квартиру на Миллионной, переоборудованную, видимо, из когдатошней дворницкой и потому наделенную отдельным входом с улицы и презабавной планировкой. Там я сперва познакомился с миловидной девушкой монголоидной наружности, которая оказалась почему-то норвежской поэтессой, понимающей по-русски в незначительной степени и потому допытывавшейся у меня, что, собственно, ей довелось слушать предыдущие 2 часа. Несколько утомившись от этой беседы, я нашел повод отвлечься, когда явились литераторы Скидан, Голынко-Вольфсон и Майзель, позорным образом променявшие вечер "Вавилона" на презентацию альманаха "Малый шелковый путь" (мероприятие совершенно бессмысленное, если учесть, что авторский состав этого странного издания, за вычетом редактора-составителя поэта Янышева, при этом не присутствовал). Затем же совсем было я вознамерился отвалить, как изловил меня неизвестный мне человек, потребовавший дать ему отчет в моих взглядах на устройство культуры вообще и статус поэтического высказывания в частности; глобальность проблематики была столь велика, что полтора часа вылетели только так, - в то время как вокруг творилось столько интересного: анонимная девица насиловала из вежливости не сопротивлявшегося поэта Шипова (прекрасно, что поэты панковского уклона столь щепетильны в приватной действительности), сильно выпившие поэты Скидан и Алишер спорили, кто лучше - Бродский или Кривулин, и т.д., и т.п.

Погода в Петербурге оставляла желать лучшего.
Tags: отчеты
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments