August 2nd, 2020

Остап Сливинский

Сиринга

Научилась держать равновесие на освещённой
лодочке барной стойки, мойки, каморки со швабрами,
приграничной заправки,
в неоне красном, как гербера, и фиолетовом, ничейном,
в белом, как бумага, свете ночной операционной,
в свете прожектора, когда бежала вдоль железной сетки,
не зная точно, куда, но чуя, что возвращается.
Осмелилась попросить о плате и документах.
Осмелилась выдернуть руку
и знала, как ударить, чтобы выиграть несколько лишних секунд.
Пока он бежал за ней, топоча копытами, тяжко,
словно совокупляясь с каждой пядью воздуха,
пригнетённый такой похотью, какой бы не выдержал бык,
она твердила себе заговор: мой стон только для себя,
мой плач только для себя, моя песня только для себя,
мой танец, как павы танцуют, в сумерках, моё тело без
дырочки, маленькое, мой полёт по-над морем предзакатным
в свете красном, как гербера, в свете фиолетовом, ничейном.

Перевод с украинского — — — — — — — — — Оригинал этого поста размещён в авторском блоге https://dkuzmin.dreamwidth.org/ Комментирование постов автора происходит там.