July 21st, 2020

Поэтические могильщики империи

Благодаря Фейсбуку мы теперь более отчётливо видим совпадающие даты. Они ничего не значат сами по себе, но заставляют задуматься, не проглядывает ли за ними какой-то смысл. Ещё в прежние времена я, помнится, обнаружил как-то, что в один день родились Ахматова и Айзенберг, — и сперва это кажется просто fun fact’ом о тщете гороскопов, но если помедитировать над мыслью «Айзенберг как Ахматова наших дней» (а что гендерное несоответствие ей мешает, направляя в сторону модных в разное время версий «Седакова как Ахматова наших дней» и «Степанова как Ахматова наших дней», так это как раз про неизжитый сексизм), то определённо в этом что-то есть. Совпадение есть совпадение, но внимание к нему всегда может вывести к неочевидной закономерности.

Это я к чему. Вчера отмечали свой день рожденья два непохожих поэта — Галина Рымбу и Антон Полунин. О Галине сказано и написано очень много (включая и мои полторы статьи), об Антоне — почти ничего (увы мне, два года назад я обещал статью о новом повороте в русской поэзии Украины), и параллели между их стихами возможны, но вряд ли так уж необходимы — тем более что тут внезапно опять активизировался пресловутый вопрос о верлибре, рискующий, как обычно, вылиться в спор о том, все ли китайцы на одно лицо. Но есть один очевидный ракурс, заслуживающий того, чтобы его зафиксировать: оба автора представляют постымперскую волну в русской поэзии. Уже не только у поэта Полунина, выросшего в русскоязычном регионе Украины, но и у поэта Рымбу, оказавшейся в Украине совсем недавно, возникает и закрепляется в стихах билингвальность. Но это, разумеется, только одно из проявлений некоторой общей децентрализованности письма — будь то на уровне его субъектной структуры или его культурных ориентиров.

Непосредственно в день рождения поэтов Рымбу и Полунина ещё один поэт, Игорь Караулов, опубликовал статью о том, что как же без империи: «Если Россия перестанет быть нужной русским, она распадётся на десятки гондурасов, лишённых всякого шанса на осмысленное историческое бытие» (ненамеренная аллюзия к бессмертному «Не ту страну назвали Гондурасом» Андрея Кнышева говорит о подсознании автора больше, чем ему хотелось бы). Юбиляры 20 июля всем своим творческим путём говорят этому Гондурасу, надутому до размеров России: подавись своим историческим бытием. — — — — — — — — — Оригинал этого поста размещён в авторском блоге https://dkuzmin.dreamwidth.org/ Комментирование постов автора происходит там.

Андерс Карлсон-Уи

РУКОВОДСТВО

Ты вичовая — говори спидозная. Ты тёлка —
говори на сносях, никто не опустится
прослушивать твой живот. Народ
ходит быстро. Раскорячь-ка ноги, колено
посмешнее высунь: этот мелкий позор они
понимают. Не говори — бездомная, им и так
ясно. Что неясно, то и раскроет их
кошельки, заставит бросать монеты, не
пересчитывая. Молодая — скажись моложе.
Старая — старше. Калека — не тычь своим
уродством. Они же настолько добрые
христиане, что сами заметят. Не говори —
молюсь, говори — грешна. Именно так они
и думают о себе. Тебя там как будто нет.

Перевод с английского

Это ещё одна известная история про новую этику и культуру исключения. Стихотворение, напечатанное в 2018 году старейшим в США (выходит с 1865 года) журналом The Nation — и первое в его истории, за которое редакторы отдела поэзии принесли официальные извинения.

Перевод передаёт только часть проблемы: довольно жёсткую лексику, которая, как утверждали письма в редакцию, причинила читателям боль. Бо́льшая проблема в оригинале связана с тем, что он использует «чёрный английский» — специфический регистр просторечия, используемый в неформальном общении чернокожих. Автор — белый. На этом основании стихотворение было охарактеризовано как оскорбительное: вечно эти белые попусту коверкают язык, передразнивая чёрных, вместо того чтобы заниматься своими делами (“know your lane”). Дело было два года назад, и все отделались извинениями и лёгким испугом — более того, появился целый ряд статей с достаточно резкой критикой уже этих извинений. Особенно выразительна из них статья чернокожего лингвиста Джона Макуортера, который сперва аккуратно разъясняет, что стихотворение ничего не коверкает и никого не передразнивает, а потом спрашивает: ну хорошо, а если вы хотите запретить белым авторам использовать чёрный язык, то как же вы хотите, чтобы они проникались нашими проблемами и сопереживали нам? Сейчас, как мы видим из дела Дона Шера, ни автору, ни редакторам так легко отделаться уже не дали бы.

P.S. Исправлениями в переводе я обязан замечаниям Ники Скандиаки. — — — — — — — — — Оригинал этого поста размещён в авторском блоге https://dkuzmin.dreamwidth.org/ Комментирование постов автора происходит там.