April 29th, 2020

Ивен Боланд (1944—2020)

Комната, в которой спал мой первый ребёнок

А потом я об этом подумала так:
просто был городок у подножья горы,
увенчанной снегом, и по руслу реки
каждый год проносился поток, облекая
сумерки грохотом, возвещавшим весну,
небольшой городок, известный своим особым
ситцем-выбойкой, суровым, без лоска,
полукустарной хлопчатой тканью с остатками
неотсеянной шелухи, различимой за
грубыми ромашками и красноклювой птицей
с отведёнными кзади крыльями, вечно
метящей на посадку, вот этот дюйм полотна
она бы и заняла, если б кто-то ей предложил.
И если ты спросишь меня, что с ним теперь —
с этим городом, то бишь, — конечно, ответ
в том, что нет никакого города и никогда
на самом деле и не было, и хлопчатая ткань,
ситец с лоском и без, куда не сядет никак
птица, никуда не делся, поскольку его и не было,
не бывало вовсе, но как же тогда объяснить,
что порой я слышу, как мчится этот речной
ток в первые дни апреля, стремясь
через сумерки, выучившись говорить
так, как некогда и я выговорила, сказав:
да разве ж я не люблю тебя,
да разве ж я жизнь не отдам за тебя.

Перевод с английского
— — — — — — — — — Оригинал этого поста размещён в авторском блоге https://dkuzmin.dreamwidth.org/ Комментирование постов автора происходит там.