March 26th, 2020

Семейная сага рода Кривошеиных

В порядке прокрастинации потратил несколько часов на знакомство с поучительной историей семьи Кривошеиных.

• Первое поколение: Григорий Григорьевич Кривошеин (1868—1945), знаменитый тем, что спроектировал Охтенский мост («прекрасен, как Охтенский мост» ©). После революции начал строить Волховскую ГЭС, но был арестован, еле выбрался и со всей семьей уехал в Чехословакию.

Г. Г. Кривошеин с супругой


• Второе поколение: Николай Григорьевич Кривошеин (1893—1968), пошедший по стопам отца и помогавший ему на Волховстрое, а в свободное время переписывавшийся с Циолковским на темы аэродинамики. Уехал вместе с отцом, защитил в Праге диссертацию, а потом перебрался в Латинскую Америку и основал инженерный факультет Национального университета в Парагвае. Затем профессорствовал в Аргентине, а в 1960 году польстился на Оттепель и вернулся в бывшую Россию, прихватив с собой жену и трёх сыновей, молодых инженеров. Но советская власть не пустила его обратно в бывший Санкт-Петербург, а отправила в хрущёвку в Алма-Ату. Потомки пишут, что жена Кривошеина так от этой перемены обстоятельств и не оправилась и спустя несколько лет выпила слишком много снотворного (нарочно или нет — неизвестно), а муж этого не пережил и вскоре последовал за ней. Однако, хотя он и умер в Алма-Ате, улица Инженера Кривошеина есть всё-таки в столице Парагвая Асунсьоне.

Н. Г. Кривошеин

• Третье поколение: Наталия Кривошеин де Канезе (1926—2019), по семейной традиции пошедшая было учиться инженерному делу, но как-то разочаровавшаяся. К тому времени, когда папа, мама и младшие братья собрались обратно в Россию, старшая дочь как раз вышла замуж за Аркимедеса Канезе, основателя парагвайской микробиологии, — и не поехала. И когда она осталась из всего семейства одна — её вдруг озарило на предмет того, чем она хочет заниматься. В возрасте 40 лет она окончила Национальный университет со специализацией по языку гуарани (местному индейскому языку, на котором в Парагвае, в отличие от остальных латиноамериканских стран, все разговаривают: причина этому — своеобразная личность первого диктатора Парагвая доктора Франсии, который в молодости сильно увлекался Жан-Жаком Руссо и потому построил в южноамериканской глуши в начале XIX века нечто вроде казарменного социализма; среди прочего он взял под личный контроль заключавшиеся в стране браки — и предпринял эффективные меры для того, чтобы эти браки были, по возможности, межрасовыми; доктор Канезе, выйдя на пенсию, написал биографию доктора Франсии). За полвека занятий этим языком Наталия Кривошеин стала крупнейшим специалистом по нему, автором грамматик, словарей и т. д. Составила также антологию гуаранийской поэзии.

Н. Н. Кривошеин с испанско-гуаранийским словарём

• Четвёртое поколение: Рикардо Николас Канезе Кривошеин (род. 1955) окончил инженерный факультет, основанный его дедом, и в молодости работал на строительстве плотины Итайпу — крупнейшей в мире ГЭС. Потом он ушёл оттуда и лет 10 писал об этом проекте книги. После либерализации парагвайского режима в 1991-1992 гг. возглавлял первый демократически избранный городской совет Асунсьона, а в 1993 году был выдвинут кандидатом в президенты Парагвая от Парагвайской гуманистической партии и набрал аж 0,17% (две тысячи голосов), но зато в ходе кандидатских дебатов обвинил другого претендента, многолетнего руководителя строительного концерна, возводившего ту самую плотину, в чудовищной коррупции. Стоит ли говорить, что именно этот претендент выиграл выборы, после чего у Рикардо начались неприятности. Осуждённый за диффамацию, он примерно 10 лет боролся с системой, и за эти десять лет его оппонент успел покинуть президентский пост и при следующем президенте оказаться в тюрьме по обвинению в коррупции, так что в итоге Канезе Кривошеин получил-таки свою реабилитацию и 35 тысяч долларов компенсации. Теперь он депутат от Парагвая в общеюжноамериканском парламенте (это примерно как Европарламент, только совсем уж игрушечный).

Рикардо Николас Канезе Кривошеин

Кстати, миссию Рикардо Канезе Кривошеина как борца с государственной коррупцией можно расценивать в кармическом смысле как воздаяние за прегрешения его двоюродного прапрадеда, дядюшки Григория Григорьевича, Аполлона Константиновича Кривошеина (1833—1902), министра путей сообщения Российской империи в 1892—1894 гг., вылетевшего с должности за безобразную коррупцию.

• На самом деле всю эту прекрасную историю следует рассматривать как широкую рамку для знакомства с крупнейшим ныне здравствующим представителем фамилии — Хорхе Канезе (род. 1947), сыном Наталии Кривошеин и правнуком создателя Охтенского моста. Как и его отец Аркимедес Канезе, он возглавляет в университете кафедру микробиологии. А в свободное от этого время сочиняет стихи на зубодробительной смеси испанского, гуарани и португальского. Их я, в отличие от Дугласа Диегеса, переводить уже не возьмусь: вот, судите сами.

IGNOPATRIO

Epa! Dedóndekaraxoxalióéxto?
Paredâo Tamkrexu paredâo!

Pa-parakuaxos temvolos hunidos.
Nu-nuetro vrío nos-jué reprimido.
Ni-ni kurepas ni xankis ni nada.
Ni-ni brazokas ke xurtam kagadas.

Parakuaxos repúvlika o muerte,
Nuestra muerte nos dio-ó livertâ.
Ni opreso-sor(et)es ni xierbos kalientan
do-onde reinan:
u’rror i korruk-xiôm (bis).

kaos en el vana-nal?
Xonxadeyaguaretê!


P. P. S. Ежели кому из романистов не хватает материала для семейной саги — дарю. А услышал я впервые о том, что главная в Парагвае по языку гуарани была русская старушка, от Дугласа Диегеса, спасибо ему.

— — — — — — — — —

Оригинал этого поста размещён в авторском блоге https://dkuzmin.dreamwidth.org/ Комментирование постов автора происходит там.