February 4th, 2020

Тот, с которым не срастается

В изящном проекте PostPost.Media обсуждается животрепещущий вопрос: «А у вас есть великие книги, от которых вас трясёт, или испанский стыд терзает, или вот просто не удается прочитать больше трёх страниц, как вы себя ни заставляете?» В комментариях все с наслаждением делятся своей ненавистью к той или иной классике: Толстой несколько обходит Достоевского, им на пятки наступает «Доктор Живаго». Это значит, что все отвечают не совсем на тот вопрос, который сформулирован, а, скорее, на другой: «Какие книги из тех, что принято считать великими, показались вам унылым говном?» Ну, не всё то, что принято считать, соответствует истине: принято считать, что Толстой — великий писатель, но в действительности это настолько же верно, как то, что Евтушенко — великий поэт (неровная, преимущественно слабая, хотя не без взлётов, литература, попавшая в нерв социальных проблем в стране, где не было свободы печати). Интереснее, кажется, ответить на вопрос в изначальной постановке: с какими на самом деле великими книгами не срастается лично у меня? У меня есть ответ: Пруст. Это потрясающая, совершенно небесная литература, но я не могу её читать (и никогда не мог, в первый раз попробовал в 16 лет). Я получаю наслаждение от каждой страницы — но она ожидает от меня такого темпа мысли и чувства, такого умонастроения, таких форм готовности к тексту, каких у меня нет и никогда не будет.

— — — — — — — — —

Оригинал этого поста размещён в авторском блоге https://dkuzmin.dreamwidth.org/ Комментирование постов автора происходит там.