March 7th, 2010

Адам Видеман

* * *

мальчик перед мальчиком и так удивлён
уже столько жизни себе позволил он

он глядит ему в глаза сквозь эту жизнь как сквозь дым
видит там мальчика потерянного им

в череде других глаз он ими всеми подряд
играл как спичками глядел как они горят

а едва погаснут отводил взгляд


Вольный перевод с польского
(оригинал без рифмы — здесь)

Адам Видеман

БОГОМАТЕРЬ С ФУТЛЯРОМ

Рольф вырезал скульптуру из дерева. Вдевятером
на двух машинах едем на неё посмотреть.

На полпути Сибилла вдруг соображает,
что не взяла очки. – Ничего, говорю, получишь

общее представление. Фигура оказывается
огромной, угластой, источающей острый

запах свежей древесины. На обратном пути
все молчат, как заговорённые. И вот Марта

спрашивает, как нам скульптура. – Определённо
слишком велика для маленькой комнаты, – определённо

заявляет Сибилла. – Но мы помним, что Сибилла
была без очков, – добавляет кто-то. У себя

я иду спать, и снится мне, что в моём доме
три скульптуры, золотые, барочные, богохульные;

в конце концов понимаю, что известная
Богоматерь с футляром из коллекции

Национального музея в Варшаве – тоже моё
творение. К сожалению, это неправда, даже во сне.


Перевод с польского
Оригинал

Адам Видеман

НЕГР В ДЕЛОВОЙ ПОЕЗДКЕ

Еду в купе с негром; негр курит
Мальборо; купе для курящих; заходят

два полицейских, вернее, полицейский
с охранником; полицейский похож на

Кристиана Лупу, могу доказать, у меня
при себе газета с фотографией Кристиана Лупы;

охранник похож на охранника, могу доказать,
вон как он пялится на мою сигарету, пока

полицейский основательно допрашивает негра,
так что я вскоре знаю всё о негре и его

семейных, дружеских и профессиональных связях;
в соответствии с логикой ситуации подозреваю,

что всё это неправда; те двое уходят, негр достаёт
мобильник, долго говорит на своём негритянском языке,

потом закуривает Мальборо, усмехается себе под нос,
потом надевает куртку и сходит с поезда; поезд

трогается, возвращаются полицейские и, за неимением
негра, подходят ко мне; Ausweis bitte, говорит охранник;

Нет у меня при себе аусвайса, отвечаю, но есть
книжка обо мне, с фотографией, автор Кинга

Дунин, известная в Польше критикесса
; охранник
смеётся надо мной; так мне и надо.


Перевод с польского
Оригинал