January 19th, 2010

Социативная функция коллективного пения

* * *

Только смерть абсолютна,
потому что случится с тобой лишь раз, —
воодушевлённо сообщает
одетый во всё чёрное
молодой поэт А.
Дело к полуночи,
фуршет догорает.
Самые стойкие
хором поют народные песни.
Откуда они все
знают слова? —
меланхолически спрашивает
аристократически бледный
молодой поэт Е.
У выхода
ожидает охрана.
За дальним столиком
второй час допивает кофе
старая поэтесса И.


Стишок был сочинён несколько месяцев назад и не вывешен, п. что не особо нравится. Но вот нынче к нему нашлась рифма — в статье Константина Богданова в сотом выпуске «Нового литературного обозрения» (со ссылкой на работу неизвестного мне О. Р. Николаева «Почему мы не поём “русские народные” песни до конца?», Русский текст, 1997, № 5):

... Демонстрация общеизвестности тех или иных песен часто важнее действительного знания их текстов. Потому-то застольные песни часто и не допеваются до конца, поскольку для торжества групповой солидарности достаточно песенного зачина, а в лучшем случае — одного, двух куплетов.

Называется это явление «социативная функция коллективного пения».

Как оно видится на расстояньи

На филологической конференции в Воронеже в минувшем году Н. А. Ловчинским из Волгограда был прочитан доклад на тему «Образ “большого времени” в русской постмодернистской поэзии (на примере текстов А. Алехина, И. Кригера)».