June 2nd, 2006

Ну что ж, второй номер "Воздуха"...

...почти готов. Осталось только определить жертв заключительной рубрики "Кто испортил воздух" (ежели кто не видел — это такой хит-парад глупости и подлости пишущих и говорящих о поэзии). У кого какие будут кандидатуры?

Московский счёт — 2005

Разослан для голосования третий список книг, претендующих на премию "Московский счет" — московские поэтические издания 2005 года (и остатки от 2004-го), из которых московские же поэты должны выбрать лучшие. В списке 139 книг, включая всяческих живых покойников вроде Андрея Дементьева или штатного сатирика "Литературной газеты" Николая Энтелиса. Но, конечно, хороших и даже отличных — гораздо больше, чем три, которые каждый голосующий должен назвать. Следовательно, — как всегда, обсуждаем политику и шансы.

Наиболее консенсусные варианты — избранное Бахыта Кенжеева и томик недавних стихов Михаила Айзенберга. По причинам из области имиджей и репутаций высокий балл Кенжеева заметно вероятней — его победа мало кого удивила бы. Еще один возможный консенсус между "левыми" и "правыми" (не менее вероятный, если учесть неизбежное вмешательство "человеческого фактора" — личных знакомств и симпатий внутри литературного цеха) — книга Марии Галиной "Неземля".

Со стороны более традиционных поэтик имеются, из крупных фигур, здоровенный том Юнны Мориц, две книжки Инны Лиснянской, избранное Александра Кушнера, "Стихи Татьяне" Геннадия Русакова, недавние стихи Олега Чухонцева, Евгения Рейна и Юрия Кублановского, не говоря уже о поэтессе-попадье Николаевой с книгой, вышедшей в Издательстве Московского Подворья Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. Не берусь судить, что из этого "выстрелит" с большей вероятностью. Русаков и Лиснянская в прошлый раз были в десятке (правда, тогдашние книги Лиснянской были, на мой вкус, сильнее), зато Мориц издается редко.

У кого из "модернистов" есть шансы вмешаться в состязание? Снова, как и в самом первом "Московском счете", в списке есть книги Елены Фанайловой, Станислава Львовского, Кирилла Медведева и Дмитрия Воденникова. Однако Фанайлова и Львовский тогда премии получили — психологически это вполне может побудить кого-то из голосующих отдать предпочтение другим авторам. Место Медведева и Воденникова в литературном процессе за прошедшие три года заметно изменилось, так что консолидация значительной части профессионального сообщества (опыт прошлых лет показывает, что для победы требуется от 30 голосов) вокруг этих кандидатур кажется маловероятной. Поэтому самым реальным претендентом кажется Мария Степанова с "Физиологией и малой историей" (а я и так продолжаю полагать, что эта книга — главное поэтическое событие года). Высокий результат других авторов, сопоставимых со Степановой по масштабу, — будь то Александр Скидан, Олег Юрьев или Арсений Ровинский, — представляется практически нереальным.

Условием гипотетической победы Степановой являются голоса младшего поэтического поколения, которое поставлено в особенно сложное положение: в 2005 году почти все значительные представители этого поколения выпустили по книжке. Поэтому велик соблазн голосовать исключительно друг за друга. Если молодежь этому соблазну поддастся — авторы, поименованные в предыдущем пункте, своего не наберут.

В то же время, как известно, вторая премия вручается за первую книгу — поэтому расклад голосов по младшим авторам принципиален. Как по мне — кто бы ни выиграл из нашей плеяды — Марианна Гейде или Дина Гатина, Юлия Идлис или Михаил Котов, Татьяна Мосеева или Ксения Маренникова... — всё будет хорошо. Из других лагерей серьезных конкурента только два: "духовный искатель" Андрей Нитченко и, наоборот, Всеволод Емелин. Оба эти возможных исхода видятся мне крайне огорчительными. Следовательно, рациональная стратегия состоит в том, чтобы понять, кто из молодых имеет больше шансов на голоса старших коллег, и голосовать прежде всего за него. Мне представляется, что наилучшие шансы у Марианны Гейде.

Из вышесказанного вытекает, что с прагматической точки зрения наша с вами тройка, дорогие соратники по литературному флангу, должна выглядеть так: Мария Степанова — Марианна Гейде — carte blanche в соответствии с личными симпатиями. А вот будут ли поэты руководствоваться при голосовании вышеизложенными соображениями здравого смысла — или индивидуалистическим вкусовым мотивом, составляя тройки вида "Скидан — Драгомощенко — Кригер" или "Юрьев — Зингер — Барскова", — это нам предстоить выяснить опытным путем...

UPD. Во избежание последующих наездов и предъяв. Я никого не инструктирую, потому что никому не начальник. И никому не предлагаю кривить душой, выдавая плохое за хорошее. Я обращаюсь к тем, для кого, как и для меня, значим и дорог некоторый — довольно широкий — круг перечисленных и неперечисленных авторов. Предполагая, что им, как и мне, в премиальных сюжетах важен не спор "кто кого сборет — слон или кит", а вектор, задаваемый читательскому вниманию и литературному процессу. Из чего, на мой взгляд, с неизбежностью следует, что при выборе трех номинируемых авторов из десяти или тридцати поэтов, которые этого заслуживают, правильнее опираться (хотя бы отчасти) не на "голос сердца" (если таковой голос позволяет различить, кто из этих десяти или тридцати третий по ранжиру, а кто четвертый, — то не слишком ли этот голос аптекарски точен, чтобы принадлежать сердцу?) и не на личные симпатии (премии существуют не для лауреатов!), а на прогноз.