October 1st, 2005

28.09., презентация серии "Воздух" в Тургеневской гостиной Тургеневской библиотеки

Некоторые, должно быть, помнят это место. На Биеннале–2001 здесь также проходила презентация новых книг издательства АРГО-РИСК, а вообще довольно долго собирался клуб друзей "Нового мира". Там еще такие стулья стоят — очень похожие на те, за которыми гоняются Остап Бендер и Киса Воробьянинов в известной экранизации.

Серия "Воздух" называется так по известной цитате из Мандельштама, вынесенной на авантитул: «Все стихи я делю на разрешенные и написанные без разрешения. Первые — это мразь, вторые — ворованный воздух». Вряд ли нужно объяснять, что имелась в виду все-таки не цензура, а инерция восприятия.

Под первым номером значится книга поздних стихов Вениамина Блаженного (более или менее совпадающая по составу с подборкой в "Освобожденном Улиссе"). Который и всегда-то этой инерции восприятия был поперек — поразительным сочетанием чисто еврейской богоборческой ярости с христианской кротостью, — а в стихах последних лет зачастую шедший вразрез с собственным устоявшимся образом в глазах читателя, насыщая текст сочной телесностью, иронией и сарказмом, споря с поэтами-современниками, поминая то Пригова, то Аронзона... Сделана эта книжка была благодаря помощи Дмитрия Строцева, который тоже сказал на вечере о ней пару слов.

Авторы четырех других книг выступили сами: Гали-Дана Зингер crivelli, Галина Ермошина, Александр Скидан и Александр Ожиганов. В основном, просто читали стихи. Ожиганов, правда, попенял мне, что я поменял ему название книги, — однако ж менять я ничего не менял, в файле у него никакого названия не было. А когда я это осознал (обложку и титул верстаешь в последнюю секунду) — было уже поздно разыскивать автора...

Под занавес читали еще два автора из предполагаемой следующей порции серийных книг: Алексей Кубрик и Юлий Гуголев.

Из почты сайта "Вавилон"

Старший библиотекарь публичной библиотеки города Денвера просит подтвердить, что книги автора по имени Ксения Габриэли в самом ли деле написаны Фаиной Гримберг. Чтобы, говорит, не допустить ошибки при каталогизации.

Отечественные библиотекари с вопросами этого рода пока не обращались.