August 31st, 2004

Все на просвещение молодежи

Виталий Пуханов, являющийся на нынешнем этапе одним из руководителей премии "Дебют" и преисполненный по этому поводу разнообразных светлых мыслей и глобальных планов, намерен в рамках Московской книжной ярмарки, которая открывается на ВВЦ, провести в воскресенье немыслимых размеров поэтический марафон. Клянется и божится, что слушать его соберется множество юных созданий, извлеченных из почты "Дебюта". Господа литературная общественность, кто в этот день в городе и способен поддержать эту акцию своим участием? В диапазоне с полудня до 5 вечера. Сигнальте на mail или в комменты. (Желающие прийти послушать are welcome as well.)

А, собственно, что (http://magazines.russ.ru/znamia/2004/9/rabot16.html)?

По-моему, мило и забавно. Автором проделана большая работа по прочтению текстов, преимущественно ему несимпатичных и неинтересных. Фактических ошибок почти нет (если не считать анекдотического цепляния моей цитаты про "малую прозу в духе магического реализма", относящейся к прозе Кирилла Медведева образца 1998 года, к его же поэзии образца 2001 года). Ну, две опечатки в фамилиях: Брауэр вместо Бауэра и Мальгина вместо Мальшиной, – так ведь имя-то нам легион, какая разница. Общая модальность сводима к формуле: "Мы больше не можем вас не замечать, но зато мы вас сейчас поставим на место". Ну и на здоровье.

(Если всерьез, то, конечно, старый человек мог бы и не позориться. Ежели ты, к примеру, доктор физматнаук и постоянный автор "Знамени" – это ведь еще не значит, что у тебя право априорной правоты в общежизненных, даже не литературных вопросах. А между тем любое принципиальное утверждение в статье строится на таком, примерно, основании: “Не отражающее зеркало, а увеличивающее стекло” – это про поэзию слыхали все. Можно ли такое сказать про оптику “Вавилона”? Увы, не так уж часто. В первую очередь потому, что ее объективы обращены в основном во внутренний мир авторов, а он у этих молодых людей отнюдь не всегда достаточно богат и интересен, да и выбор деталей, попавших под “увеличительное стекло”, оставляет желать лучшего. Т.е. существует такая инстанция – и коллега Работнов является ее полномочным представителем, – которая точно знает, какие детали своего внутреннего мира надлежит автору – и прежде всего молодому – подвергать пристальному рассмотрению. И уж не менее точно знает, что если она, эта инстанция, в некотором сочетании слов никакого смысла не усматривает, то это не она не умеет смотреть, а на самом деле там никакого смысла нет.)