December 19th, 2003

Вечер финалистов "Дебюта" в ПирОГах, 17.12.

Почему-то любая литературная акция, которая проводится в ПирОГах на Никольской, получается катастрофически дезорганизованной. На этот раз, во-первых, представители "Дебюта" анонсировали вечер на 19 часов, а хозяева помещения, по привычке, на 20, – а поскольку по наводке клуба не пришел никто, постольку полностью собранный зал ровно час коротал время за пивом (благо, с этим не было проблем). Во-вторых, чудовищно дурил микрофон, многого было просто не слышно. Кроме всего прочего, координаторы премии Ольга Славникова и Виталий Пуханов не пришли, поскольку утрясали какие-то неурядицы с завтрашней заключительной церемонией, так что право ведения вечера было передано Даниле Давыдову, – Давыдов, однако, с утра почувствовал себя не в форме, употребил, а потом благоразумно передоверил соответствующую честь входившему в жюри Леониду Костюкову – и, по-видимому, был совершенно прав: Костюков, славящийся, помимо прочего, терпением и предельной дипломатичностью, даже абсолютно бессвязную чушь, озвученную одним из выступающих, сопроводил теплыми сочувственными словами, в которых только хорошо знающие лёнину манеру могли заподозрить даже не иронию, а, как бы сказать, легкую дистанцированность.

Со стихами выступили четверо финалистов поэтической номинации – Марианна Гейде, Илья Кригер, Елена Шерстобоева и Анастасия Афанасьева, плюс трое авторов из других номинаций (Юлия Стениловская, Владимир Аренев, Александр Силаев); плюс два прозаика читали прозу: Николай Епихин – рассказ (если не эссе) про своего дядю, Владимир Лорченков – два фрагмента из романа.

Collapse )

По окончании программы Костюков предложил, после паузы, послушать более "взрослых" поэтов, оказавшихся на вечере. Однако за время паузы и большинство "взрослых" поэтов (Ольга Иванова, Александр Самарцев, Оля Зондберг...) убыли, и большинство выступавших "дебютантов". Так что из авторов шорт-листа выступивших в финале Дину Гатину, Данилу Давыдова, Станислава Львовского и невесть как оказавшегося в зале Дмитрия Строцева (жительствующего, как известно, в Минске) слушал, кажется, только Илья Кригер, вообще как-то порадовавший осмысленными глазами во время всего происходившего (даже если сделать поправку на мое удовольствие от редкого в литературном пространстве зрелища красивого мальчика со следами засоса на шее).

В кулуарах Давыдов рассказывал про идею фестиваля звучащей поэзии (то бишь собрать авторов, читающих свои тексты не как все нормальные люди, а каким-то особо изощренным способом, как то: Дина Гатина, Дмитрий Строцев, Андрей Родионов...), а Строцев – про фестиваль устного кино (авторы рассказывают фильмы, которые они бы сняли). Лена Фанайлова брала у всех интервью про "Дебют", причем Сергей Соколовский hzzh назвал основной корпус новых молодых авторов "новыми дикими" (что, наверное, все-таки перебор). Внезапно появился поэт Василий Ломакин kitchendick и на мое недоумение ответил, что его ведь типа упрекнули, что не тусуется, – вот он и пришел, и так ему типа всё понравилось... Был благостен и молчалив, а в самом конце удалился по платформе метро в обнимку с Таней Мосеевой terless. Ну, и не обошлось без спора с литератором Львовским о природе либерализма. На прощание Таня Мосеева сообщила мне свое двустишие: "Поменяю любовницу на // ботинки Дмитрия Кузьмина" – и я задумался: а может быть?..

(no subject)

А еще пришел нынче пакет из Китая с тамошним журналом "Poetry monthly", а в нем – здоровенная подборка моих стихов в переводе на китайский. Очень интересно пытаться угадать, какие тексты переведены. Такую возможность предоставляют числительные (которые даны цифрами), вставки латиницей (например, "Microsoft Excel" в одном стихотворении, "Beefcake" в другом) и посвящения инициалами (оставлены кириллицей, совсем уж дико глядящейся среди иероглифов). Половину текстов угадал – выяснилось, что, в частности, едва ли не целиком переведена вот эта подборка, что само по себе как-то удивительно.

Новости самотёка

1.
Здравствуйте!
Извените, что обращаюсь к Вам, просто очень хотелось бы узнать Ваше мнение.
Хочу написать и издать книгу о жизни девочек на малолетке. Будет ли востребованной такая книга? Поможет ли она хоть кому то не переступить ту тонкую грань? Я понимаю,что Вы не сможете ответить на мои вопросы, но попытка, не пытка. У меня уже написана какая то часть. Если вам не сложно напишите пару строк.
С уважением Наталья


Желающие ответить могут получить адрес в редакции.

2.
Уважаемая Редакция
Я сегодня написал стихотворение о Св. Николае Чудотворце.
что и посылаю его вам.

О, Великий Чудотворец России
Господом хранимый ты вовек
Ты всегда был оплот для России
Божий Праведный ты человек


– и так далее.

Вручение премии "Дебют", Музей Пушкина 18.12.

Как мы понимаем, все, что делается в связи с премией "Дебют", представляет собой компромисс между относительной разумностью тех, кто работает над премией, и полным безумием тех, кто ее финансирует. Церемония вручения премии, естественным образом, представляет собой наиболее благодатную почву для вторых и вынуждает к наибольшим уступкам первых. Отсюда, в частности, неизменный выбор для заключительного акта премиального действа помпезных и неудобных площадок, приглашение известных актеров в качестве ведущих, и т.д., и т.п. Но все это, конечно, меркнет перед титанической глупостью и пошлостью Эдварда Радзинского, хронически играющего на этой свадьбе роль генерала (то бишь председателя Попечительского совета). В прошлый раз этот муж совета заявил о себе на пресс-конференции, открывавшей премиальный сезон: буквально по дороге на конференцию у господина Радзинского разлилась желчь по поводу нестроения в отечественной критике, и он экспромтом заявил, что в этом году будет присужден еще и специальный приз молодому критику (к чему никто не был готов – вплоть до того, что уже был запущен рекламный ролик без этой информации). Теперь, открывая церемонию, Радзинский произнес еще более громовую речь, стеная: где новый Писарев? где новый Добролюбов? Были ведь времена, когда они давали голос улице, что корчилась безъязыкая, – а ныне что? В результате в новые Писаревы был назначен Дмитрий Тёткин, пишущий о поэзии в журнале "Урал".

Представления лауреатов членами жюри носили какой-то совсем уж зашкаливающе восторженный характер, а лауреаты, взяв ответное слово, бывали естественным образом благостны (см. также кое-какие подробности у sanin). Кроме Марианны Гейде, которая весь этот детский праздник разрушила, противопоставив формату "Оскара", с бесчисленными изъявлениями взаимного восхищения и пародийным вытаскиванием имени лауреата из запечатанного конверта (при том, что вытаскивает его один из членов жюри, который его туда и положил), формат серьезной культурной премии, требующей от лауреата ответственного высказывания. Речь Гейде, со ссылками на Хайдеггера и словами типа "аппроксимация", аудитория выслушала в недоумении, а вручавший премию Евгений Рейн мимикой демонстрировал его же. Потом оказалось, что это оргкомитет "Дебюта" заставил всех финалистов написать такие речи, и их сводная распечатка под названием "Черновики Нобелевских лекций" выдавалась всем желающим, – однако прочие лауреаты это дело написали, да и забыли. Мне в руки эта распечатка попала лишь эпизодически, ровно на ту минуту, которая потребовалась, чтобы обнаружить, что лауреат в области короткой прозы писатель Епихин начал свою речь словами "Лев Толстой сказал", – и я как-то почел за благо это дело отложить от себя подалее.

Зато победа Гейде и Лорченкова радует (про лауреатов в драматургии и фантастике ничего сказать не могу). Плюс еще явилась дама из Министерства культуры и дала три годичные стипендии молодым писателям – в том числе Виктору Иваниву.

Литературный бомонд был представлен, как всегда, довольно широко – хотя вообразить, что тексты большинства лауреатов или финалистов могут быть интересны авторам и деятелям "толстожурнального" круга, мне как-то затруднительно. Впрочем, другого бомонда партия нам предоставить не может – надо работать с тем, который есть. Тусование в кулуарах увенчалось сочной сценой с участием Ольги Ивановой, поведавшей мне, что я анадысь ей приснился – однозначно я, однако же постаревший, добрый и гетеросексуальный.