June 4th, 2003

Новости дня

1) Получен из типографии второй тираж книги Линор Горалик (snorapp) "Не местные". По инициативе и на средства Александра Гаврилова (agavr) во втором издании увеличены поля и шрифт. Книжку, тем самым, снова можно заказать через Интернет или запросить в магазинах.
2) Позвонил почтенный литератор Александр Павлович Тимофеевский, обессмертивший свое имя авторством "Песенки крокодила Гены", дабы сообщить мне, что Татьяна Толстая сказал ему, что мое эссе о Линор Горалик представляется ей образцом современной малой прозы. Под эссе о Линор Горалик может подразумеваться только вот это (не заметка же в "Русском журнале"!), однако представление о Татьяне Толстой, штудирующей мой LJ в поисках чего-нибудь относящегося к современной прозе (хотя бы и малой), решительно не вмещается в имеющийся у меня образ реальности.
3) Явилась в гости молодая поэтесса из Нижнего Тагила Юлия Судьина, занимательно рассказывавшая о том, как сама она работает в одной из окружающих этот прекрасный уральский город зон кинологом (т.е., мы понимаем, обучает собак стеречь зэков), а поэтесса Наталья Стародубцева (прошлогодний лауреат "Дебюта") в соседней зоне трудится в местной вечерней школе, обучая зэков русскому языку и литературе.

Бобышев в Авторнике

Вечер Дмитрия Васильевича Бобышева в "Авторнике" по случаю выхода его поэтического избранного в новой серии "Нового литературного обозрения" "Поэты русской диаспоры". Читан был вполне джентльменский набор стихов (от начала 60-х до самых последних) и одна из наиболее "невинных" (бесконфликтных) главок мемуарной книжки "Я здесь" (про то, как придумал пишущую стихи продавщицу, сочинял от ее имени, забавлялся, стал читать эти стишки при визите к Ахматовой и ужаснулся, сообразив, что без какого-то особого намерения пародировал самые общие ходы женской поэзии, таки к Ахматовой восходящие). Не удержался я и спросил, каково чувствовать себя автором резко конфликтной книги (в тексте – масса нелицеприятного по адресу разных лиц, и в первую очередь – Бродского). Ответ был, на мой вкус, вполне удивителен: это же литература, важно не что написано, а как. Вплоть до того, что неважно, правда или нет. И потом еще милейшая бобышевская жена в кулуарах мне подробно объясняла про "Петербургские зимы" Георгия Иванова, которые хороши не тем, что достоверны, а совсем другими свойствами.

Держите меня семеро: Юрий Казарин

Прислали посмотреть неопубликованную литературоведческую книгу уральского поэта и филолога Юрия Казарина. Открыл, по обыкновению, с конца – и обрел главу о Борисе Рыжем.

Поэт создал свой язык, свои способы выражения трагического единства быта и бытия; он вернул русской поэзии музыкальность, которая в последние десятилетия (с 70-х гг. 20 в.) была вытеснена прозаизированной интонацией (на основе речевого тактовика и наличия в стихах обязательных, типовых анжамбеманов). Поэт обновил синтаксическую и интонационную структуру строфы, совместив классическую музыкальную цельность строфы с ее синтаксической и, следовательно, смысловой открытостью. Б. рыжий освоил новые пласты лексико-стилистической системы поэтического языка: уральские топонимы, жаргонизмы функционируют в его стихотворениях в гармоническом функционально-смысловом единстве с лексикой высокой и общеупотребительной.

Степень поэтической свободы Б. Рыжего оценивается как высокая / очень высокая.

Главные антиномии, которые порождали лингво-поэтическую энергию Б. Рыжего, – речь – безмолвие, быт – бытие, жизнь – смерть, счастье – мука, красота – убожество, безумие – душа и др. – существовали в трагическом единстве поэтической музыкальности как высшей формы лингво-поэтической номинации.

Доминанты поэтического дискурса – музыкальный ритм (одновременно на традиционной и новаторской основе), сложная и точная, небанальная рифма, строгая синтаксическая строфа.

Доминанта языковой способности – фонетический, грамматический, лексико-стилистический и синтаксический компоненты в музыкально-ритмическом и строфическом единстве.

Степень языковой свободы Б. Рыжего определяется как очень высокая.



Ясно вам? А вы думали – кто вернул русской поэзии музыкальность, 20 лет в ней отсутствовавшую? А про доминанту языковой способности каково?