October 3rd, 2002

Даша и поэты Ухановы

Даша Суховей пишет: в питерском метро к ней подошел молодой человек, опознавший ее по фотографии с сайта Левина. При ближайшем рассмотрении оказался поэтом Сергеем Ухановым, недавно переехавшим в СПб из Барнаула и напечатанным в 9-м "Вавилоне". Прошлой зимой подборку этого Уханова переслал мне Волчек с просьбой принять участие в судьбе текстов; я поразился внезапному включению гуманизма и обещался поучаствовать (впрочем, стихи вполне приличные сами по себе).
Уханов - благородная поэтическая фамилия, вызывающая у меня особые чувства. В 1994 г. на проводившийся нами Второй Всероссийский конкурс молодых поэтов прислала стихи некая Марина Уханова из Нижнего Новгорода. Обратный адрес был до востребования, а из записки явствовало, что автор работает на почте. Стихи были диковаты и неотесанны, но с драйвом. Я их опубликовал в очередном "Вавилоне" - но пока суд да дело, прошло полтора года, а потому авторский экземпляр, посланный на почту в Н.Новгороде, вернулся не востребованным (надо понимать, девушка с почты уволилась). Впоследствии тексты Ухановой были переведены на английский и украсили феминистический раздел антологии современной русской поэзии "Crossing Centuries", о чем бывшая нижегородская почтальонша, боюсь, так никогда и не узнает...

И очень трудно быть таким мнительным -

написал один поэт, имя коего умолчу, потому что он уже 4 года не отдает мне взятые взаймы на месяц $100. Причем не просто не отдает, а не отдает (как сообщили общие знакомые) из принципа: потому что, говорит, если я отдам Кузьмину $100, спустя этакий-то срок, то это будет как будто мне от него что-нибудь нужно, а это же некрасиво, правда? Вот он и не отдает. А я, пока он просто не отдавал, честно его продолжал печатать и т.п., хоть и злясь в душе, а как выяснил, что не отдает он из принципа, - тут уж и сам разбудил в себе принципиальность и печатать его перестал. И даже цитируя, имени теперь не называю. И литераторам больше в долг стараюсь не давать. Впрочем, это не получается. Вон летом приезжал из города Гулькевичи в Москву поэт Виктор Полещук, и в поезде его обули. Угадайте, к кому он поехал занимать 2.000 руб. на обратную дорогу? Видев меня перед этим два раза в жизни?

Но это я отвлекся. Последний сюжет из жизни (с эпиграфом из неназываемого поэта). Прихожу это с мальчиком домой, в 9 вечера. А любимый супруг в 5 вечера обещался скоро уйти по делам. Вставляю ключ в верхний замок металлической двери - отпираю (изнутри обычно мы запираем только этот замок и ключ оставляем в нем, так что снаружи уже не откроешь). Вставляю ключ в нижний замок - не поворачивается. Бьюсь минут 10. Санечка достает отвертку (оказывается, носит с собой), пытается отвинтить замок - без толку. Плюю, чертыхаюсь, звоню к соседям, вызываю "Службу спасения" вскрывать дверь. Обещают приехать через 2-2,5 часа. Бродим меланхолически вдвоем по лестничной клетке, потихоньку пользуем принесенную с собой еду. Не можем позвонить супругу и предупредить, п.что соседка легла спать, а у мобильника села батарея. Через минут сорок этой забавы я зверею и начинаю трезвонить и колошматить в дверь с воплями "Кролик, открывай!" (имеется в виду обитающий на кухне карликовый кролик Паша). За дверью раздаются шаги. Дверь открывается. За ней все это время мирно работал, слушая при этом громкую музыку, любимый супруг, неизвестно зачем закрывшийся изнутри на два замка вместо одного.
Update: У некоторых (воспринимающих в меру своей испорченности) могло сложиться впечатление, что задачей автора этих строк было привести домой мальчика в отсутствие супруга. В действительности задачей было всем втроем оказаться дома и поужинать :)