July 1st, 2002

Поэзоклипы

28-го, в пятницу, Илья Кукулин закрыл сезон в своем семинаре молодых критиков при "Новом литературном обозрении". Сбор был посвящен обсуждению материалов программы "поэтических видеоклипов" с недавнего фестиваля в Кемерово - и начался довольно длинным просмотром. Видеоработы были очень неровные и разноплановые, но большинство, пожалуй, укладывалось в жанр видеоклипа: "готовому" стихотворению придавался некий визуальный ряд - анимационный, игровой либо просто движущиеся строчки. Наиболее выразительны были анимационные клипы на стихи Сергея Тимофеева и работа Андрея Великанова "Virtual Body of God", в которой компиляция молитв и цитат из Канта постепенно мутирует в компиляцию рекламных слоганов (появляющиеся по одной строчки - текст по-английски - на фоне переведенных в неяркий серый тон замедленных кадров из рекламы). Только две работы представляли иной тип соединения вербального и визуального - синтетический, в котором текст не может быть вычленен; особенно изящный фильм Романа Корниенко из Новокузнецка (свет на мгновение выхватывает слова из распечатки e-mail'а) досмотреть, однако ж, не удалось из-за брака кассеты.
Собственно, именно отсутствие синтеза в большинстве работ и послужило отправной точкой для всяческих последовавших разговоров. Давыдов был гневен, Соколовский, напротив, объяснял, что поскольку визуальный ряд явно вспомогателен - постольку он не глушит визуальные ассоциации, которые и так спонтанно возникают при восприятии текста. Катя Ваншенкина перевела разговор из структуральной плоскости в социологическую, заявив, что клип в данном случае - просто новый, технологичный способ подачи текста, повышающий его аттрактивность. В сущности, к тому же клонил и Артур Пунте, представлявший в дискуссии рижскую группу "Орбита" (которой принадлежала значительная часть видеоработ), когда признался, что стихи Жоржа Уаллика сами по себе они в "Орбите" публикуют не без угрызений совести, а в рамках видеоклипа, в авторском исполнении они вполне уместны (тут, однако ж, Костя Рубахин заметил, что лучше бы поэт Уаллик, эффектно двигающийся по юрмальским пляжам, при этом помалкивал). То-то и оно: как бы из этой истории не выкристаллизовались отличные костыли для второсортной поэзии. Что, естественно, не отменяет никаких гипотетических высокохудожественных возможностей etc.

In memoriam

Умерла Эмма Герштейн, на 99-м году жизни. Кажется, теперь на свете остался только один человек, знавший Мандельштама.