Dmitry Kuz'min (Дмитрий Кузьмин, стало быть) (dkuzmin) wrote,
Dmitry Kuz'min (Дмитрий Кузьмин, стало быть)
dkuzmin

Category:

30.09., Российская государственная библиотека: презентация антологии "Освобожденный Улисс"

Конференц-зал РГБ — огромное помещение с колоннами, мест этак на 400, для поэтического вечера явный перебор. Но другой площадки не нашлось: в Центральном Доме предпринимателя, где мы мило провели прошлый сезон с циклом "Среда обитания", некоммерческие проекты закрыли, а библиотека "Русское зарубежье", которой вроде бы сам бог велел, заявила, что у нее все помещения заняты (а потом, за несколько дней до открытия фестиваля, долго удивлялась, отчего мы у них ничего не проводим). Так что основной головной болью было собрать какую ни на есть публику — и, в общем, всё оказалось сравнительно пристойно: завершения более чем двухчасовой программы дождалось больше 100 человек, а значит — в начале вечера было под 200 (это при том, что параллельно проходили еще три литературные акции в других местах).

Выступили со стихами:

Дмитрий Строцев (Белоруссия)
Лидия Григорьева (Великобритания)
Олег Юрьев (Германия)
Ольга Мартынова (Германия)
Сергей Соловьев (Германия)
Александр Бараш (Израиль)
Михаил Генделев (Израиль)
Гали-Дана Зингер (Израиль)
Леонид Шваб (Израиль)
Бахыт Кенжеев (Канада)
Полина Барскова (США)
Андрей Грицман (США)
Марина Тёмкина (США)
Катя Капович (США)
Владимир Гандельсман (США)
Анастасия Афанасьева (Украина)
Максим Бородин (Украина)
Александр Кабанов (Украина)
Андрей Поляков (Украина)
Борис Херсонский (Украина)
Наталья Горбаневская (Франция)



Ничего уж такого судьбоносного не происходило: просто читались стихи (за вычетом одного автора — хорошие и разные). Субъективно мне интереснее всего было послушать авторов, которых я видел впервые, — Бориса Херсонского из Одессы и Леонида Шваба из Израиля. Оба оказались адекватны своим стихам: Херсонский — высоким седобородым старцем (при том, что, собственно, ему слегка за 50) с характерным одесским выговором, Шваб — астеническим типом с нервной мимикой; соответственно, почти трубный глас первого стихам только добавлял аутентичности избранным им для чтения биографическим этюдам из жизни одесского еврейства, а довольно бесцветная, хотя и полная внутреннего напряжения декламация второго тоже, на самом деле, на глубинном уровне гармонировала с тонкой и прихотливой лирикой Шваба, но это, скорей всего, было понятно только тем, кто знал его стихи заранее.
Tags: отчеты
Subscribe

  • Принстонский дневник

    Что мне делать с моим счастьем и с моим несчастьем? «Крутой пиджак», – говорит без тени улыбки Огромная чернокожая водительница автобуса Вместо…

  • Принстонский дневник

    Две недели я здесь. Теперь я знаю, Что местным газовым плитам не нужно спичек, Знаю, какие деревья растут у меня за окном (Вымел из-под кровати горку…

  • Студенты

    Они сидят полукругом, лицом к двери, В которую я должен войти. Бессознательно сгруппировавшись: Справа две девочки c русскими именами, Heritage…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments