?

Log in

 

Dmitry Kuz'min / Дмитрий Кузьмин

About Recent Entries

Экспертная оценка Sep. 9th, 2016 @ 01:01 pm
Журнал «Вопросы литературы» подготовил специальный проект, развенчивающий перед всем честным народом пресловутый учебник «Поэзия». Читать эти развенчания я не стану, пороху они там не выдумают, всё известно заранее. Но одна деталь меня заинтересовала. Сказано у них тут, что этот «специальный выпуск подготовлен при финансовой поддержке Айдана Орлановича Чолбенея». Я люблю редкие имена — и заинтересовался. И вот что говорит мне Гугл. Айдану Орлановичу Чолбенею 29 лет. В нынешнем году он окончил в МГУ факультет международной политики. Интерес его к этой политике объясняется просто: отец его, Орлан Чолбеней, — в прошлом руководитель постоянного представительства Республики Тыва в Москве, а затем заместитель главы республики, отметившийся на этих постах разнообразными дебошами и в конце концов отправившийся в тюрьму за вымогательство. Сам Айдан Орланович оказался достойным сыном: Гугл знает его преимущественно как героя судебных дел о невозврате кредитов, а у тувинской службы судебных приставов он значится в розыске. Итак, экспертная оценка уважаемого профессора Шайтанова субсидируется блатными жуликами — что наилучшим образом характеризует всё его предприятие.

Джи Лионг Ко Sep. 6th, 2016 @ 02:02 pm
ВСЯ ИСТОРИЯ

                  Наутро их нашли обоих мертвыми.
                  От холода. От голода. От яда всей истории.

                                    Ивен Боланд. «Карантин», из цикла «Замужество»


Пол теперь холодный, зима всё ближе.
            Надену белые носки
и опущусь перед чёрным провалом окна,
а в мыслях: наше расставанье подходит к концу.

Наша история больше двух лет была нам,
            как рубашка, впору.
Тебе и прежде нравилась возня с утюгом.
У меня всегда был кто-то, кто гладил одежду.

Но мы движемся дальше в прошлое, к подпольным
            встречам в парке,
многозначительным взглядам, надписям на стене душа,
средствам остаться тёплым и белым до конца зимы.

А вчера один молодой знакомый сказал: нельзя же,
            чтобы дети видели
однополую свадьбу. И холод прошиб меня.
Ярость выплеснулась, как кровь на рубашку.

Я не смог отстирать её. А ты теперь уже не хотел.
            В чулане, в шкафу,
памятью о любви и о ярости, она застыла
на плечиках, на тонкой проволоке стальной.


Перевод с английского
Оригинал

Из переписки с авторами Sep. 6th, 2016 @ 01:41 pm
Добрый день, уважаемая редакция международного журнала «Воздух»!
Направляю в Ваш адрес для решения вопроса о возможной публикации свой рассказ "Верность".
Думаю,что описание родных краев с разливами Волги принесут положительные эмоции.
Краткую справку о себе с контактными данными тоже прилагаю.

С уважением Петров С.В.


Уважаемый С. В. Петров, очень любезно, что Вы непосредственно в письме сообщили о том, что ваш рассказ посвящен "описанию родных краев". Это дает нам возможность выкинуть его в корзину, не тратя времени на то, чтобы открыть файл.

Творческих успехов,
главный редактор журнала "Воздух"
Дмитрий КУЗЬМИН

Джи Лионг Ко Sep. 6th, 2016 @ 12:11 pm
БЕСПОЛЕЗНОСТЬ

                    И в первый раз увидеть что-то кроме
                    болотного ила еды.

                                        Ли Цзу Фенг. «Неандертальская костяная флейта: открытие»


Когда она высасывала мозг из косточки
на празднике в честь его новой женщины,
когда та ластилась к нему, впиваясь
губами в косточку, которую он ей выбрал,
когда хвалили гости превосходный праздник
и новую женщину, давшую начало новой жизни,
когда та отвечала, что лишь три дня назад
они отметили свои четыре года вместе,

прежняя женщина вынула кость изо рта.
Значит, два месяца с новой перед тем, как уйти.
И что ей сказать о своём бесполезном открытии?
Всю ночь костный мозг пузырился на языке.


Перевод с английского

Горький Sep. 5th, 2016 @ 01:18 pm
Был такой писатель Горький. Довольно-таки многосторонний писатель: когда хотел, оборачивался декадентом-ницшеанцем, когда хотел — эффектным драматургом, черпающим у Толстого и у Чехова, когда хотел — основоположником пролетарской литературы, показывающей сознательного рабочего его же глазами. И всё бы ничего, но потом в стране случилась тоталитарная диктатура, которая по разным своим причинам назначила его своим главным писателем. И писатель Горький не подкачал: как истинный певец пролетариата поселился в самом роскошном из столичных особняков и стал славить великого вождя, а заодно, между делом, выступил в печати с предложением сажать в советскую тюрьму, самую гуманную тюрьму в мире, людей, которые любят друг друга не так, как положено сознательным пролетариям. За это писателю Горькому понаставили памятников по всей стране, а смерть его использовали как один из поводов для того, чтобы развязать новый виток террора. И вот теперь именем этого писателя назван новый, самый прогрессивный и продвинутый медиаресурс про книги и литературу — и почему-то считается, что это не чудовищный стыд и позор, а остроумно и леворадикально.

Джи Лионг Ко Sep. 4th, 2016 @ 12:05 am
НА СИНГАПУРСКИЕ АВТОБУСЫ ВСЕГДА МОЖНО ПОЛОЖИТЬСЯ

                    И ему сказали, что в Праге скончалась мама.

                                        Полина Барскова. «Материнство и детство»


Она мне скажет сама, что она умерла.
Она не даст никому другому
звонить мне с этим из Сингапура.

Она мне скажет сперва, что папа
сходил к специалисту по лёгким,
и теперь его кровь стала жиже,

что у Четвёртой тёти
нашли рак груди и она
больше не может есть,

что Раймонду, мужу сестры, предстоит
операция на сердце, простая,
так он говорит. А у девочек всё в порядке.

Наконец она скажет, что выпала
из автобуса, как в тот раз, когда
синяки на долгие дни обступили её глаза,

но в это утро ей так и не удалось
подняться с дороги. Она вроде взялась
за поручень двери, как я всегда говорил ей,

но только схватила рукою
воздух,
как однажды давным-давно,

когда, переходя Орчард-роуд,
я выдернул свою ладонь из её ладони,
потому что мне не было и шести.

Горе горе и горе.
Она будет их сравнивать, тот день и другой.
Этим и заняты мёртвые.


Перевод с английского
Оригинал (в ранней редакции, с другим ритмическим решением)

Джи Лионг Ко Sep. 3rd, 2016 @ 11:19 pm
В ДРУГОМ ЕГО ДОМЕ

              В этом доме не нужно ждать приговора истории,
              И любая страница готова принять версию всякой другой.

                                          Эйлин Ни Хилянань*. «В другом её доме»


В другом моём доме тоже книги от пола до потолка,
не только по ценным бумагам, «семь навыков»**, рассказы о призраках,
но ещё и стихи — Артур Яп, Сирил Вонг, Элфиан Саат
и тот, кто покинул нас, чтобы написать «Безымянные дни»***.

Отец возвращается с электростанции. Отдохнув
(и так я понимаю, что всё не на самом деле), он опять,
по седьмому разу читает нам джеяретнамовское «Обещание Авраама»****
ровным голосом, и его не прервёт с перепугу молодой диспетчер.

Наконец он закрывает книгу, и мой покойный дед, яростно
заворочавшись, бросает пару слов, так что ясно: он вдумчиво слушал.
И любимый мой, зная свою очередь, вскакивает с дивана, чтобы
заняться посудой, ведь посуда, любит он говорить, не помоет себя сама.

Умягчённый и просветлённый чувством, которое сходу не назовёшь,
я подхожу к нему со спины и обнимаю за пояс.
Его мышцы дёргаются, как стрелка на приборной панели моторки,
пока руки прижимают костяное китайское блюдо к жёсткому льну полотенца.

В окна вливается свет, словно огромное пустое море.
В этом другом доме ещё будет время заполнить его, но сейчас
колокольчик серебристо звенит, и вот — ночные внезапные гости,
в двери входит сестра с двумя дочерьми.


Перевод с английского
Оригинал и миниэссе о нём британской поэтессы Кэрол Руменс

* Эйлин Ни Хилянань (Eiléan Ní Chuilleanáin) – ирландская поэтесса.
** «Семь навыков высокоэффективных людей» — мировой бестселлер бизнес-консультанта Стивена Кови.
*** Артур Яп, Сирил Вонг, Элфиан Саат и автор книги стихов «Безымянные дни», эмигрировавший в Австралию Буй Ким Ченг — современные сингапурские поэты.
**** «Обещание Авраама» — роман сингапурского писателя Филиппа Джеяретнама о непонимании между отцом и сыном.

Об азарте Sep. 3rd, 2016 @ 03:24 pm
В эпоху
              обострённого
                                        религиозно-нравственного самосознания миллионов —
Не дерзай ловить покемонов.
Товарищ!
                        Если
                                  охотничьего азарта
                                                                      сдержать не в силах —
Сосредоточься на педофилах!

* * * Aug. 29th, 2016 @ 02:52 pm
              Ивану Ахметьеву

этим летом
двое моих былых возлюбленных
сыграли по свадьбе
но пригласил меня
только один

Новости издательской деятельности Aug. 25th, 2016 @ 10:55 pm
Книжная серия журнала «Воздух»

  • Сергей Соловьёв. Любовь. Черновики




Серия «Поколение»

  • Нина Ставрогина. Линия обрыва

  • Вадим Банников. Я с самого начала тут

 


Серия «Дальним ветром»

  • Кришьянис Зельгис. Я такими глупостями больше не занимаюсь / Пер. с латышского Александра Заполя



В магазины Москвы поступит завтра-послезавтра. По территории России уже можно заказать почтой с соответствующей страницы (срок исполнения заказов — около месяца). Кроме того, книги этой (и предыдущей) порции можно будет приобрести завтра, 26 августа, на вечере в честь книги Сергея Жадана в Зверевском центре современного искусства (начало в 19 часов).

Джи Лионг Ко Aug. 14th, 2016 @ 01:59 am
ЮНОМУ ПОЭТУ

Брось свою страну, как только сможешь,
пока не ступил на карьерную лестницу, не обручился
с выгодным ипотечным кредитом.
Не обращай внимания на местных старцев.
В душе им стыдно, что они остаются здесь.

Брось свою страну, но не стоит
отрясать её пыль со своих подошв.
Наоборот, уезжая, прибереги улыбку
для всего, чему тебя научит отъезд.

Выучи, что значит «милости просим»
для монетки в твоём кошельке, для мощно упёртых ног,
когда тачку толкаешь в гору или речь за хорошее дело.
Когда милость пройдёт (а она пройдёт),
выучи, как уехать опять, теперь уже за моря.

Двигайся всегда своим путём, а по прибытии
спи со всеми, кто захочет тебя. Как знать,
чем они могут тебя одарить поутру.
А ты однажды, вдруг или после целой зимней ночи,
узнаешь, что за дар у тебя есть для них.
На прощанье целуй только в губы.

Будут и времена великого одиночества.
Не убежать от них, так что сядь и обозревай
пустыню без грома и молнии.

В каждом городе осваивай здешний выговор
и прибавляй к своему, уже не слишком чистому,
словно примешивая секретный элемент к букету духов.
Слушая тебя, вся таверна будет гадать, откуда ты родом.
Пей до дна их изумление. Смотри, не предай его.

Оставив бармену хорошие чаевые,
забирайся в свою узкую комнату и пиши, что хочешь.
Твои цветы украсят какому-то буйволу потный лоб.
Твоя политика будет пахнуть духами.
А если писать о старой своей стране, напиши,
как твоя любовь среди ночи с места рядом с тобой
встаёт и подходит к окну посмотреть на рожки луны.


Перевод с английского
Оригинал

Олег Коцарев Aug. 10th, 2016 @ 12:40 pm
ШИПОВЕННЫЙ КОРИДОР

святая простота,
святая инквизиция —
вера во всеохватность твоей формы жизни,
она-то и учинит над тобой
невероятную шутку:
ни с того ни с сего ты опомнишься
в ночном коридоре шиповника,
тут маленький фонарик со свечкою
лопочет
на горах миниатюрных,
а там, за стеною кустов,
белая фигура идёт,
и плывут ею пятна света,
как осенние листья рекою,
как осенние листья барским прудом
(коли в нём —
альтернативна история! —
утопили не господские стулья с роялями,
а мужичков с кочерыжками, мечами, крестами),
ты же право имеешь
только глядеть
котом удивлённым,
котом удоволенным,
котом, осиянными звезда́ми.


Перевод с украинского

Моно Aug. 10th, 2016 @ 12:04 am


Мы посоветовались (с коллегами в фейсбуке), и я решил (при некотором участии родных и близких), а издательство согласилось, что на обложке монографии про моностих должен быть монохорд. Он же — та самая trompette marine, которой посвящён самый известный в мире (но не в России!) моностих Аполлинера.

Итак:
На лицевой стороне переплёта: Играющий на монохорде. Гравюра из книги Филиппо Бонанни «Гармонический кабинет, полный музыкальных инструментов» (1722).
На оборотной стороне переплёта: Схема устройства монохорда из трактата Жана-Батиста Прена (1742).

Собственно книга анонсирована выходом в текущем году.

Оливер Бендорф Jul. 30th, 2016 @ 09:52 am
РАЗЛОМАТЬ ЭТО ВСЁ НА КУСКИ, ЧТОБЫ ИХ ПЕРЕСЧИТЫВАТЬ

                        Стоит иметь в виду, что идентификация всегда неоднозначна.

                                                                        Джудит Батлер


Назови меня вёрткой рыбкой, улётом, пригоршней света,
галантерейной мелочью, разносчиком молока, серебряным выдохом,
своей сучкой, своим маленьким братиком, бархатным тином,
крабовой хижиной, орегонской сосной, васильком-сорняком. Назови
меня полетунчиком — то ли птичкой, то ли лёгким самолётом,
розовым шипом, заряжённым стволом, горсткой ореховой скорлупы.
Взбитым белком и наждачкой, венцом Гавриила, вручную
скрученным морем, булыжником, мерзавчиком, своим испанским
краснокирпичным царством. Назови меня ужасом и Орионом,
паникой и Пиноккио. Солонцом для зверей, падучей звездой,
ураганом, персиком в августе. Назови меня бунтарём и монашком,
вкусовым трипом, Тарзаном и рядовым, кнутом и точкой отсчёта.
Назови меня Эйфелевой башней, аррондисманом, гарсоном,
назови меня сигаретой, брошенной возле натёкшей лужицы
бензиновой. Набери меня и назови, и скажи, что Париж
наконец в огне, что гарлемским королевам наконец перепали
их операции и стиральные машины. Назови меня целым,
назови меня сэром. Назови меня завтрашним неотвратимым рассветом.


Перевод с английского
Оригинал (ключ к финалу — в главе «Гендер в огне» из книги Джудит Батлер «Тела, которые значат», откуда и взят эпиграф)

Оливер Бендорф Jul. 30th, 2016 @ 03:06 am
ЛЮБОВЬ И ПОГРЕБОК

Любовь подошла к погребку и говорит: послушай,
Мы оба вызваны к жизни холодным воздухом ночи.
Мы могли бы c тобой пересечься в точке росы. Я тебя
Буду звать всякими забавными именами. В ответ погребок
Сказал: я связан с одной морозильной поверхностью.
Холодная морозная поверхность в контакте со мной.
Любовь разметала весь погребок по молекулам,
До капли. По всей улице дребезги от погребка
Расплёсканы как попало. Одни прыснули напрямик
В гранильню, сойдут за камни. Другие влепило
В округлый передок разгорячённой машины.
И персонал музыкального магазина в полном составе
Злился: кто же захочет за такие смешные деньги
Выковыривать погребок, кусок за куском, из лоханки
С хитами блюграсса? Любовь, кто ж ещё. Расслабился,
Весь в куски, погребок в джинсовом кармане любви.
Среди хора шепотков говорит он: любовь, я отправлю тебя
Натурально прямиком в небеса. Я достану тебя изо всякого
Их уголка.


Перевод с английского
Оригинал (весь на сленговых намёках)
Top of Page Powered by LiveJournal.com