?

Log in

 

Dmitry Kuz'min / Дмитрий Кузьмин

About Recent Entries

Новости издательской деятельности Aug. 25th, 2016 @ 10:55 pm
Книжная серия журнала «Воздух»

  • Сергей Соловьёв. Любовь. Черновики




Серия «Поколение»

  • Нина Ставрогина. Линия обрыва

  • Вадим Банников. Я с самого начала тут

 


Серия «Дальним ветром»

  • Кришьянис Зельгис. Я такими глупостями больше не занимаюсь / Пер. с латышского Александра Заполя



В магазины Москвы поступит завтра-послезавтра. По территории России уже можно заказать почтой с соответствующей страницы (срок исполнения заказов — около месяца). Кроме того, книги этой (и предыдущей) порции можно будет приобрести завтра, 26 августа, на вечере в честь книги Сергея Жадана в Зверевском центре современного искусства (начало в 19 часов).

Цзи Лэнко Aug. 14th, 2016 @ 01:59 am
ЮНОМУ ПОЭТУ

Брось свою страну, как только сможешь,
пока не ступил на карьерную лестницу, не обручился
с выгодным ипотечным кредитом.
Не обращай внимания на местных старцев.
В душе им стыдно, что они остаются здесь.

Брось свою страну, но не стоит
отрясать её пыль со своих подошв.
Наоборот, уезжая, прибереги улыбку
для всего, чему тебя научит отъезд.

Выучи, что значит «милости просим»
для монетки в твоём кошельке, для мощно упёртых ног,
когда тачку толкаешь в гору или речь за хорошее дело.
Когда милость пройдёт (а она пройдёт),
выучи, как уехать опять, теперь уже за моря.

Двигайся всегда своим путём, а по прибытии
спи со всеми, кто захочет тебя. Как знать,
чем они могут тебя одарить поутру.
А ты однажды, вдруг или после целой зимней ночи,
узнаешь, что за дар у тебя есть для них.
На прощанье целуй только в губы.

Будут и времена великого одиночества.
Не убежать от них, так что сядь и обозревай
пустыню без грома и молнии.

В каждом городе осваивай здешний выговор
и прибавляй к своему, уже не слишком чистому,
словно примешивая секретный элемент к букету духов.
Слушая тебя, вся таверна будет гадать, откуда ты родом.
Пей до дна их изумление. Смотри, не предай его.

Оставив бармену хорошие чаевые,
забирайся в свою узкую комнату и пиши, что хочешь.
Твои цветы украсят какому-то буйволу потный лоб.
Твоя политика будет пахнуть духами.
А если писать о старой своей стране, напиши,
как твоя любовь среди ночи с места рядом с тобой
встаёт и подходит к окну посмотреть на рожки луны.


Перевод с английского
Оригинал

Олег Коцарев Aug. 10th, 2016 @ 12:40 pm
ШИПОВЕННЫЙ КОРИДОР

святая простота,
святая инквизиция —
вера во всеохватность твоей формы жизни,
она-то и учинит над тобой
невероятную шутку:
ни с того ни с сего ты опомнишься
в ночном коридоре шиповника,
тут маленький фонарик со свечкою
лопочет
на горах миниатюрных,
а там, за стеною кустов,
белая фигура идёт,
и плывут ею пятна света,
как осенние листья рекою,
как осенние листья барским прудом
(коли в нём —
альтернативна история! —
утопили не господские стулья с роялями,
а мужичков с кочерыжками, мечами, крестами),
ты же право имеешь
только глядеть
котом удивлённым,
котом удоволенным,
котом, осиянными звезда́ми.


Перевод с украинского

Моно Aug. 10th, 2016 @ 12:04 am


Мы посоветовались (с коллегами в фейсбуке), и я решил (при некотором участии родных и близких), а издательство согласилось, что на обложке монографии про моностих должен быть монохорд. Он же — та самая trompette marine, которой посвящён самый известный в мире (но не в России!) моностих Аполлинера.

Итак:
На лицевой стороне переплёта: Играющий на монохорде. Гравюра из книги Филиппо Бонанни «Гармонический кабинет, полный музыкальных инструментов» (1722).
На оборотной стороне переплёта: Схема устройства монохорда из трактата Жана-Батиста Прена (1742).

Собственно книга анонсирована выходом в текущем году.

Оливер Бендорф Jul. 30th, 2016 @ 09:52 am
РАЗЛОМАТЬ ЭТО ВСЁ НА КУСКИ, ЧТОБЫ ИХ ПЕРЕСЧИТЫВАТЬ

                        Стоит иметь в виду, что идентификация всегда неоднозначна.

                                                                        Джудит Батлер


Назови меня вёрткой рыбкой, улётом, пригоршней света,
галантерейной мелочью, разносчиком молока, серебряным выдохом,
своей сучкой, своим маленьким братиком, бархатным тином,
крабовой хижиной, орегонской сосной, васильком-сорняком. Назови
меня полетунчиком — то ли птичкой, то ли лёгким самолётом,
розовым шипом, заряжённым стволом, горсткой ореховой скорлупы.
Взбитым белком и наждачкой, венцом Гавриила, вручную
скрученным морем, булыжником, мерзавчиком, своим испанским
краснокирпичным царством. Назови меня ужасом и Орионом,
паникой и Пиноккио. Солонцом для зверей, падучей звездой,
ураганом, персиком в августе. Назови меня бунтарём и монашком,
вкусовым трипом, Тарзаном и рядовым, кнутом и точкой отсчёта.
Назови меня Эйфелевой башней, аррондисманом, гарсоном,
назови меня сигаретой, брошенной возле натёкшей лужицы
бензиновой. Набери меня и назови, и скажи, что Париж
наконец в огне, что гарлемским королевам наконец перепали
их операции и стиральные машины. Назови меня целым,
назови меня сэром. Назови меня завтрашним неотвратимым рассветом.


Перевод с английского
Оригинал (ключ к финалу — в главе «Гендер в огне» из книги Джудит Батлер «Тела, которые значат», откуда и взят эпиграф)

Оливер Бендорф Jul. 30th, 2016 @ 03:06 am
ЛЮБОВЬ И ПОГРЕБОК

Любовь подошла к погребку и говорит: послушай,
Мы оба вызваны к жизни холодным воздухом ночи.
Мы могли бы c тобой пересечься в точке росы. Я тебя
Буду звать всякими забавными именами. В ответ погребок
Сказал: я связан с одной морозильной поверхностью.
Холодная морозная поверхность в контакте со мной.
Любовь разметала весь погребок по молекулам,
До капли. По всей улице дребезги от погребка
Расплёсканы как попало. Одни прыснули напрямик
В гранильню, сойдут за камни. Другие влепило
В округлый передок разгорячённой машины.
И персонал музыкального магазина в полном составе
Злился: кто же захочет за такие смешные деньги
Выковыривать погребок, кусок за куском, из лоханки
С хитами блюграсса? Любовь, кто ж ещё. Расслабился,
Весь в куски, погребок в джинсовом кармане любви.
Среди хора шепотков говорит он: любовь, я отправлю тебя
Натурально прямиком в небеса. Я достану тебя изо всякого
Их уголка.


Перевод с английского
Оригинал (весь на сленговых намёках)

О некотором этическом измерении текущего момента Jul. 25th, 2016 @ 03:27 pm
Я давно хотел сказать две вещи принципиального свойства — просто для того, чтобы не повторяться каждый раз по каждому конкретному поводу (а поводы всё время подкидывают разные лица из числа «социально близких», так что они оказываются в поле моего зрения за счёт общих друзей и знакомых).

1. Будучи подростком, я видел советский фильм для подростков, про войну, по сценарию Максуда Ибрагимбекова, который (сценарий) назывался «За всё хорошее — смерть», а как назывался фильм, я за давностью забыл, и лень гуглить. Там подростки условно 1960-70-х годов где-то, кажется, в Крыму попали в заброшенный фашистский бункер, и как-то их завалило, что ли. И они там пытались выжить, съесть (или не съесть) просроченные немецкие консервы и всякое такое, но выбраться не могли. А ещё там была какая-то типа рукоятка, на которой было написано: Der Tod — и познаний в немецком у этих подростков хватало ровно настолько, чтобы понять, что имеется в виду. И вот уже при последнем издыхании один из них вдруг подумал, что это же не кто-нибудь написал, а немцы-фашисты, а что немцу-фашисту Der Tod — то нам наоборот. И рванул за эту рукоятку из последних сил. И стена обвалилась, и они едва живые выползли наружу.

Это я к чему? Всякие в жизни бывают сложные расклады, но невозможно разбираться в сложных раскладах, не приняв в качестве базы каких-то достаточно простых постулатов. Иначе просто не на что опереться. Сперва надо знать, что параллельные прямые не пересекаются, — а уж потом оговариваться, что вот, однако, Риман и Лобачевский внесли определённые коррективы. И простой постулат сегодняшней России такой: за всё хорошее — смерть. Иначе говоря: если по телевизору что-то сказали, то это ложь. Если любой государственный человек предлагает любое дело (даже празднование юбилея Мандельштама), то это — злое дело. Если происходит суд, то это неправедный суд, и любой его приговор по умолчанию несправедлив и неправосуден. До тех пор, по крайней мере, пока кто-либо, не имеющий к сегодняшней России никакого отношения, не докажет обратное. То есть никакого бремени доказательства по поводу всех этих раскладов больше нет — как нет презумпции невиновности для кадровых офицеров СС.

2. Как следствие первого. Можно служить этой власти под разными предлогами, и один из них заключается в том, что ценой малого участия в общем (всё равно неизбежном) зле делается что-то хорошее и небессмысленное. Например, ценой публичного выступления в поддержку военной агрессии в Украине — проводится празднование юбилея Мандельштама. Ценой участия в собянинской госкампании по пусканию пыли в глаза (на городские поликлиники у них больше денег нету, а на мраморные клумбы — есть) — гармонизируется общественное пространство столицы.

Эта логика мне понятна, и я готов её принять, но при одном условии: если все действующие согласно с нею уже сейчас, с самого начала, знают, понимают и с готовностью принимают, что порядочные люди всё равно будут плевать им вслед, а после падения режима, когда бы оно ни произошло, они будут изгнаны отовсюду с позором и облиты помоями, и имена их будут покрыты ровным толстым слоем презрения и омерзения. Вот если кто сознательно идёт на такую жертву — ну, ок, у человека есть право распорядиться своей жизнью таким способом. Но никакое лепетание на тему «мы хотели, как лучше, мы спасали культуру-науку-клумбу у подъезда, мы всё это время были белыми и пушистыми внутри, оставьте нам наш честно заслуженный пряник», никакие попытки оправдаться — приниматься не будут и не должны.

Я не утверждаю, что так будет (даже в послевоенной Германии этот подход не прокатил, увы). Я только говорю, что в моём этическом представлении — только так правильно, и в той минимальной степени, в какой от меня это будет зависеть, я буду этого добиваться.

Поезд ушёл Jul. 21st, 2016 @ 10:46 pm
То ощущение, когда ты отправил в печать книгу, над которой работал 25 лет, а потом видишь новый источник и автоматически думаешь: а вот это можно на трёхсотую страницу в сносочку.

ГОТОВО — 32 и другие новости издательской деятельности Jul. 14th, 2016 @ 10:30 am


Содержание номера и заказ

Проект «Поэзия без границ»

  • Сергей Жадан. Всё зависит только от нас: Избранные стихотворения

Перевод с украинского Полины Барсковой, Игоря Белова, Станислава Бельского, Марии Галиной, Дмитрия Кузьмина, Игоря Сида, Бориса Херсонского, Алексея Цветкова, Андрея Щетникова



  • Гали-Дана Зингер. Взмах и взмах: Баллады и стихотворения



В книжную лавку «Порядок слов в Электротеатре» и в «Фаланстер» на Тверской всё должно поступить в ближайшие дни. По территории России всё можно заказать почтой с соответствующей страницы (срок исполнения заказов — около месяца). Московская презентация в конце августа.

Интервью Константина Богомолова Jul. 5th, 2016 @ 01:41 pm
Там есть много занятного, со многим можно спорить, но строго по линии нашего цеха сказана одна простая и важная вещь, объясняющая, отчего актёрское чтение поэзии в России не существует как факт, ему надо было бы учить с нуля (терминологически там «ритм» вместо «метра», но для внешней аудитории неважно).

«Ни один русский артист, которого я встречал, девяносто лет ему или двадцать, не знает, что такое межстроковая пауза, и не умеет работать со стиховой драматургией в этом отношении. <…> Они не чувствуют межстроковой паузы, а она действительно важна, потому что без нее нет стихотворения. Стихотворение может быть с такими строчками, с такими, но строчка организует стихотворение, не ритм, не рифма ― строчка. И проза от поэзии отличается именно строчкой, а они все думают, что ритмом. Как объяснить, что ритм ― это просто скелет? Мы не видим у человека скелет. Если ты обнажаешь скелет, ты мертвый, ты сгнил! Ритм ― скелет, вокруг него мясо, я не должен видеть этот скелет».

«праздник поэтеческий» Jul. 4th, 2016 @ 12:32 am
Пришло письмо с таким обратным адресом. Содержание письма следующее:

2 июля 2016 года в Мучкапском районе состоялся IV Фестиваль поэзии "Пастернак и Мучкап", в рамках которого на Мучкапском железнодорожном вокзале прошла торжественная церемония открытия музея Б.Л. Пастернака. После выступлений главы района А.А.Хоружего, директора Тамбовского областного краеведческого музея А.Н. Челикина и доцента ТГТУ им. Державина В.В. Колчанова, все присутствующие смогли посетить музейную комнату, узнав новые исторические моменты, связанные с Мучкапом. А также, на привокзальной площади для все желающие были накрыты столы с чаем на травах из самовара и мучкапским лимонадом. Затем по программе фестиваля в районном Доме культуры прошло конкурсное чтение произведений Б.Пастернака и авторской поэзии, где свои творческие возможности продемонстрировали: Н.Немтинов, Л.П. Мальцева, С.М. Мурашко, В.И. Репин, Д.В. Набережнев, Е.Н. Мельников и др. В заключении праздничного мероприятия заместитель главы администрации Тамбовской области С.А. Чеботарев поздравил всех участников фестиваля поэзии "Пастернак и Мучкап" и наградил их дипломами.

Предшествует письму обращение «Здравствуйте Лазарь Соломонович!» (Я даже понимаю, кто этот Лазарь Соломонович, но всё равно чота ржу.)

Эдгарс Сондорс Jun. 24th, 2016 @ 09:22 pm
* * *

Домскому собору чинят крышу
может даже ставят новую
В башню проведут лифт
или всё-таки придётся лезть пешком
После службы священники
лобызают иностранных послов
Их шофёры ждут на площади
покуривают
рады-радёшеньки
моде на
виниловые диски
фирмы Мелодия
На дискотеках-то играл оркестр
и вот-вот будет пенсия
а пока для меня нереальны
даже вата проспиртованная и катетер
Не сказать словами, как хочу я
посидеть в подводной лодке с Бродским
Диализ тем временем
путешествует по миру
разглядывает фламинго и манго
не меня

Жду зарплаты
Точно так же ждут
послы, шоферы
кровельщики
Но не Бродский
Бродский умер


Перевод с латышского

О любви к отглагольным существительным Jun. 21st, 2016 @ 09:59 pm
«Ощущение Ленина, что пребывание в Женеве напоминает ему лежание в гробу, усугубилось в тот момент, когда к проблеме затекших конечностей прибавилось грубое обращение служащих похоронного бюро» — я, то есть, и так знаю, что автор этой фразы совершенно свободен от каких-либо литературных способностей, но, право же, очень мило с его стороны продемонстрировать свою языковую глухоту и стилистическую беспомощность именно в первой фразе очередной публикации.

Сергей Жадан Jun. 10th, 2016 @ 12:09 am
* * *

Третий день сквозь жирную муть.
Третий день без отдыха путь.
Я дрожал от холода, спал на песке,
вино и чеснок берёг в рюкзаке.
А под тряпьё в потайной карман
упрятал афганский дурман.

Я тридцать дней таился во мгле,
ел траву, спал на земле,
собирая, как непосильную дань,
по крохам дорогущую дрянь,
которая тенью пропащих душ
лежит на хребте Гиндукуш.

А смерть наблюдает мои следы,
смерть доводит меня до воды
и, пока я из русла мёрзлого пью,
держит флягу мою.


Я всё унёс, что смог унести,
талибские обошёл посты,
пробрался в город, загнал телефон,
перешёл таджикский кордон,
и встал предо мной, по плану точь-в-точь,
Ростов на пятую ночь.

Там погранцам не снится покой,
солнце в траве, туман над рекой,
долгий день, разноцветный базар.
Лишь бы домой довезти товар
и скинуть, выгорит ли — хз,
цыганам с ХТЗ.

Но смерть проверяет, кто там идёт.
Смерть поддерживает меня и ведёт.
Подымает голову в рассветный час
с моего плеча.


…Тихое утро, тёмный вагон.
То был последний мой перегон.
Вся дорога сюда вела.
Кровавый след собака взяла,
и тяжело, как сом в глубине,
пуля сидит во мне.

Дыши, пока дышать повезло.
Пока ты дышишь, тебе тепло.
Легко себя ощутить живым,
когда вдохнешь раскалённый дым,
а выдохнешь сладкую тоску
и щёлкнешь по бычку.

Кровь, подтекая, щекочет смешно.
Никто не ждал меня всё равно.
Замок на границе ещё прочней.
И всё неусыпней, что делать с ней,
моя душа как чужое шмотьё
караулит тело моё.


Перевод с украинского
Перевод Елены Фанайловой
Перевод Анны Аркатовой (мало отношения имеющий к оригиналу)
Оригинал

Многозначность May. 21st, 2016 @ 03:10 pm
Случайно выяснил, что брахиколон — это не только стихотворение с односложными строчками, но и укорочение толстой кишки.
Top of Page Powered by LiveJournal.com